5-я танковая армия (СССР)

5-я танковая армия
(5 ТА)
Вооружённые силы Союз Советских Социалистических Республик ВС СССР
Род войск (сил) автобронетанковыебронетанковые и механизированные
Вид формирования танковая армия
Формирование июнь 1942
Расформирование (преобразование) апрель 1943
Количество формирований 2
Боевые операции
Воронежско-Ворошиловградская стратегическая оборонительная операция,
Сталинградская битва
Среднедонская операция,
Операция «Скачок»
В составе фронтов
Брянский фронт,
Юго-Западный фронт

5-я танковая армия — оперативное войсковое объединение (танковая армия) в составе РККА ВС СССР[1].

1-е формирование

5-я танковая армия 1-го формирования сформирована 5 июня 1942 года на основании Директивы Ставки Верховного Главнокомандования 25 мая 1942 года. В неё вошли 2-й и 11-й танковые корпуса, 340-я стрелковая дивизия, 19-я отдельная танковая бригада, 66-й гвардейский миномётный полк, 611-й лёгкий артиллерийский полк РГК, отдельный батальон связи, отдельный зенитный дивизион, рота охраны штаба армии. В начале июля её усилили 7-м танковым корпусом.

В составе действующей армии: с 16 июня по 17 июля 1942 года.

Боевые действия

16 июня 1942 года армия была включена в состав Брянского фронта. Ставка ВГК испльзовала 5-ю ТА для контрудара по северному флангу и тылу 48-го тк вермахта, совершившего прорыв к Воронежу, угрожая занять переправу через Дон[a]. На усиление 5-й танковой армии Ставка ВГК дополнительно направила с Калининского фронта 7-й танковый корпус П. А. Ротмистрова[2].

Фрагмент карты «Восточного фронта: май 1942 — ноябрь 1942)» (город Воронеж выделен красным)

5 июля 5-я танковая армия получила приказ «ударом в общем направлении на Землянск [Loc 1] (30 км к северу от Воронежа) и Хохол[Loc 2](35 км к югу от Воронежа) перехватить коммуникации танковой группировки противника, прорвавшейся к реке Дон на Воронеж; действиями по тылам этой группы сорвать её переправу через Дон». Операцию предписывалось начать «не позднее 15-16 часов» в тот же день, но к тому моменту из всей армии вблизи района предстоящих действий находился только приданный Лизюкову 7-й танковый корпус Ротмистрова, да и тот не успел сосредоточиться в исходном районе вовремя[3][4][a].

КВ-1, подбитый в боях под Воронежем.

Времени для подготовки и организации контрудара было мало поэтому одновременного мощного удара всеми соединениями армии достичь не удалось[b]. Первым 6 июля вступил в бой 7-й танковый корпус[2], которому для усиления А. И. Лизюков передал 611-й легкий артиллерийский полк, две мотострелковые бригады (2-я и 12-я), а также 19-ю танковую бригаду полковника С. А. Калиховича[7][8].

7-й танковый корпус вступил в бой, не имея возможности провести разведку и полностью сосредоточиться. Кроме того, весь контрудар 5-й танковой армии строился на изначально неверном предположении о том, что наступающие немецкие танковые корпуса будут далее двигаться через Дон и Воронеж на восток. Однако такой задачи у них не было[c][d]. А 24-й немецкий танковый корпус был развёрнут на север для прикрытия основной группировки 4-й танковой армии с севера[10][e]. В то время как выдвижение передовой немецкой 9-й танковой дивизии прошло незамеченным: советская 5-я танковая армия наступала «вслепую» без разведки[11][f].

К исходу 7 июля части немецкой 9-й танковой дивизии отошли на юг на новый оборонительный рубеж по реке Сухая Верейка, уклонившись от боя с основными силами 7-го танкового корпуса: 19-й танковой и 7-й мотострелковой бригадами, переправившимися через реку Кобылья Снова на юг. В течение 7 — 9 июля немецкой 9-й танковой дивизии, к которой подошли части 11-й танковой дивизии, удалось сдержать продвижение наступающих советских частей[12]. А затем на смену танковым дивизиям подошли пехотные[13] и советское наступление окончательно было остановлено: 5-я танковая армия так и не вышла на оперативный простор, чтобы развить наступление на Землянск[14].

В то же время, непрерывные советские атаки представляли серьёзную опасность для прорыва фронта, и немецкое командование решило предпринять контрудар силами 9-й и 11-й танковых дивизий, чтобы дать возможность своим пехотным дивизиям надёжно оборудовать оборонительные позиции, и тем самым, завершить смену танковых дивизий на пехотные[15].

12 июля в 15:20 немецкая 11-я танковая дивизия силами 107 танков нанесла удар по позициям советского 11-го танкового корпуса 5-й танковой армии, имевший для последний катастрофические последствия: части 11-го танкового корпуса поспешно отошли без организации обороны, оголив правый фланг соседнего 7-го танкового корпуса, который вскоре был разгромлен с большими потерями[16].

Результат

Операция 5-й танковой армии завершилась неудачей. Армия не выполнила поставленных перед ней задач и понесла тяжёлые потери. Всё, что она смогла сделать в этой ситуации, это максимально задержать смену немецких танковых соединений на пехотные[2]. В послевоенных мемуарах многие советские военачальники (А. М. Василевский, М. И. Казаков, П. А. Ротмистров, И. Г. Лазарев и другие) часто называли виновниками неудачи друг друга и лично командарма А. И. Лизюкова, при этом не беря ответственность на себя[17]. Однако по мнению западных историков[прояснить], вина А. И. Лизюкова в провале операции сильно преувеличена: неудачу операции 5-й танковой армии предопределили ошибочные решения высшего советского командования, в том числе маршала Василевского, которые в дальнейшем уже не смогли скомпенсировать никакие героические действия отдельных советских частей и бойцов[b].

В частности, А. И. Лизюков перед самым началом операции попытался предложить использовать для контрудара 3-ю танковую армию, которая могла быть введена в бой быстрее и с очевидно меньшими проблемами при передислокации, но его телеграмма от 3 июля 1942 года 26 июня 1942 года начальнику Генштаба А. М. Василевскому «через голову» командования Брянского фронта осталась без ответа[3][источник не указан 20 дней].

Из-за больших потерь и утраты боеспособности 17 июля 1942 года армия была расформирована (Директива Ставки ВГК № 170511 от 15 июля 1942 года); её полевое управление было выведено в резерв Ставки ВГК, а соединения и части переданы Брянскому и Воронежскому фронтам.

Командный состав армии

командующие армией:

2-е формирование

5-я танковая армия 2-го формирования сформирована 3 сентября 1942 года на основании директивы Ставки ВГК от 30 августа 1942 года в резерв Ставки ВГК. В неё вошли 1-й, 22-й, 26-й танковые корпуса, 119-я стрелковая дивизия и некоторые отдельные части (44 инженерная бригада специального назначения и т. д.).

Боевые действия

22 сентября 1942 года армия была включена в состав Брянского фронта. 29 октября передана Юго-Западному фронту 2-го формирования и в его составе участвовала в Сталинградской битве (17 июля 1942 — 2 февраля 1943 года)

В этот период в состав армии входили: шесть стрелковых дивизий(14-я и 47-я гвардейские, 119-я, 124-я, 159-я и 346-я стрелковые дивизии), два танковых (1-й и 26-й) и один кавалерийский (8-й корпус), 8-я отдельная гвардейская танковая бригада, два огнемётных танковых батальона, 8-й мотоциклетный полк. Для усиления армии были приданы девять артиллерийских полков РВГК, десять истребительно-противотанковых полков, три гвардейских миномётных полка, пять зенитных артиллерийских полков и другие части.

К началу Сталинградской операции в армии насчитывалось 103 627 человек, 378 танков (КВ — 70, Т-34 — 153, Т-70 — 155), более 1500 орудий и миномётов. Для поддержки с воздуха было выделено 444 самолёта авиации фронта.

В январе — феврале 1943 года, наступая на донбасском направлении, войска армии участвовали в освобождении городов: Морозовск (5 января), Тацинский (15 января), Каменск-Шахтинский (13 февраля), Красный Сулин (14 февраля).

К исходу февраля вышли к реке Миус в районе Красного Луча, где перешли к обороне.

Командный состав армии

командующие армией:

члены Военного совета армии: генерал-майор т/в Туманян, Гай Лазаревич [август 1942 — апрель 1943 года]

начальники штаба армии:

Расформирована армия 20 апреля 1943 года, её полевое управление было реорганизовано в полевое управление 12-й армии в составе Юго-Западного фронта.

Историография

По мнению известного американского историка Дэвида Гланца, бои за Воронеж в июле 1942 года и, в частности, судьба 5-й ТА, относятся к «белым пятнам» в истории войны на Восточном фронте[18][g]. Бои за Воронеж в начале июля 1942 года Гланц называет типичным примером «неизвестных операций»[18].

Примечания

Координаты населенных пунктов
  1. Землянск:51°54′15″ с. ш. 38°43′50″ з. д.HGЯO
  2. Хохольск:51°34′51″ с. ш. 38°47′55″ з. д.HGЯO
Примечания
  1. 1 2 4 июля силы 48-го танкового корпуса вермахта вошли в Воронеж и заняли переправы через Дон. Одновременно 6-я армия Паулюса вышла к Острогожску в 50 км к югу от Воронежа. Падение Воронежа вызвало в Ставке ВГК нечто похожее на панику. Сталин ежедневно требовал отчета от Василевского, с началом немецкого наступления прикомандированого к штабу Брянского фронта. Все танковые части приданные фронту (семь танковых корпусов, около 1000 танков) были уничтожены на подступах к Воронежу[5]. Таким образом, единственной реальной силой в распоряжении Василевского, Голикова и Тимошенко была 5-я ТА Лизюкова. Поэтому она получила приказ о наступлении, несмотря на неполную готовность. Приказ о вводе армии в бой отдал Василевский[5]
  2. 1 2 Советские и следом за ними российские историки, такие как Исаев, возлагают вину за разгром 5-й ТА на погибшего ген. Лизюкова, который по их мнению был «не готов командовать крупными танковыми соединениями» [2]. Между тем у Касторного и на подступах к Воронежу были разбиты семь танковых корпусов РККА, оснащенные новыми моделями танков Т-34 и КВ-1 (1-й и 16-й тк из состава 40-й армии, 17-й тк из резерва Ставки ВГК, также 4-й и 24-й тк из состава Юго-Западного фронта[5]). При этом для непосредственного управления действиями танковых корпусов Ставка ВГК направила в штаб Брянского фронта заместителя наркома обороны и одновременно командующего бронетанковыми войсками Красной армии ген.-майора Я. Н. Федоренко[5]. По мнению немецких мемуаристов, таких как ген.-майор Фридрих фон Меллентин (нач. штаба 48-го тк вермахта), неудачные действия советских танковых сил объяснялись отсутствием должной разведки и связи, что и приводило к грубым ошибкам в использовании танковых соединений[6]
  3. Исходный план план «Блау» предполагал продвижение на Кавказ в два этапа: на первом выдвижение к Волге и далее к Астрахани, с тем чтобы отрезать поступление бакинской нефти в центральные районы СССР и только после закрепления на линии Волги начать продвижение к Кавказу и Закавказью. Однако после относительно легкого занятия Воронежа (6 июля) Гитлер внес в план кардинальные изменения. Было решено разделить ГА «Юг» на две части и отправить одну на Кавказ (Группа армий «A», ком. — Вильгельм Лист), другую — к Волге. Поскольку командующий ГА «Юг» Федор фон Бок возражал против передачи 4-й танковой армии в состав «кавказской» группы, Гитлер отстранил его от командования «по состоянию здоровья» и назначил командующим «сталинградской» группы (Группа армий «Б») Максимилиана фон Вейхса[2]. Решение Гитлера о наступлении сразу по двум направлениям многие историки считают фатальной ошибкой, приведшей к провалу плана «Блау» вообще и к сталинградской катастрофе в частности[9].
  4. Командующий группой армий «Б» Максимилиан фон Вейхс (справа), сентябрь 1942

    Удар наносили 4-я танковая армия (ком. Герман Гот), 2-я армия вермахта (ком. Ганс фон Зальмут) и 2-я венгерской армии (ком. Густав Яни). Группа армий находилась под командованием ген.-полк. Максимилиана фон Вейхса; входила в состав группы армий «Юг» (ком. — ген. фельдмаршал Федор фон Бок). В советской историографии иногда встречается название «группа Вейхса». Не следует путать с группой армий «Б» также под командованием Вейхса, образованной 9 июля 1942 в связи с кардинальным изменением целей плана «Блау» после взятия Воронежа (на илл.)

  5. До июня 1942 года 24-й корпус вермахта был не танковым, а моторизованным, в его составе не было танковых дивизий. В июне 1942 года в состав корпуса в дополнение к двум пехотным дивизиям (моторизованным) была введена 9-я танковая дивизия (имела один танковый полк 3-батальонного состава. Полк имел по штату около 200 танков, не считая командирских. Из них 65 Pz.II, 106 Pz.III, 42 Pz.IV, то есть примерно соответствовал танковому корпусу РККА, которых в 5-й армии было три), после чего корпус получил название «танкового».
  6. Это обстоятельство объясняется отсутствием в РККА эффективных средств воздушной разведки, подобных немецкому самолету-разведчику Fw 189 и общему превосходству в воздухе немецкой авиации
  7. По мнению Гланца, история войны на Восточном фронте далека от полноты, что касается трудов как советских/российских авторов, так и западных историков[19]. Причины этого явления Гланц видит как в идеологической и политической области (для советских и российских историков), так и в недостаточной осведомленности западных авторов[19]. В своей обзорной статье Гланц перечисляет десятки эпизодов, которые, по его мнению, не получили должной исторической проработки и освещения. Это, как правило, операции Красной Армии, которые не принесли запланированных результатов[19]
Сноски
  1. Радиоконтроль — Тачанка / [под общ. ред. Н. В. Огаркова]. — М. : Военное изд-во М-ва обороны СССР, 1980. — С. 667. — (Советская военная энциклопедия : [в 8 т.] ; 1976—1980, т. 7).
  2. 1 2 3 4 5 Исаев, 2005, с. 34-37.
  3. 1 2 Сдвижков, 2014, с. 8—13.
  4. ЦАМО. Ф. 331. Оп. 5041. Д. 18. Л. 13
  5. 1 2 3 4 Erickson, 2003, с. 359.
  6. Меллентин, 1999, с. 234.
  7. Сдвижков, 2014, с. 18.
  8. Сдвижков, 2014, с. 26.
  9. Митчем, 2009, с. 40.
  10. История второй мировой войны 1939—1945. М.: Воениздат, 1975. Т. 5. С. 151
  11. Сдвижков, 2014, с. 61.
  12. Сдвижков, 2014, с. 116—117.
  13. Сдвижков, 2014, с. 121.
  14. Сдвижков, 2014, с. 199.
  15. Сдвижков, 2014, с. 268.
  16. Сдвижков, 2014, с. 271—272.
  17. Сдвижков, 2014, с. 349—353.
  18. 1 2 Glantz, 2001, pp. 34-43.
  19. 1 2 3 Glantz, 2001, p. 5.

Литература

  • Исаев А. В. Когда внезапности уже не было. История ВОВ, которую мы не знали. — М.: Эксмо, Яуза, 2005. — 479 с. — ISBN 5-699-11949-3. .
  • Танковые армии // Радиоконтроль — Тачанка / [под общ. ред. Н. В. Огаркова]. — М. : Военное изд-во М-ва обороны СССР, 1980. — (Советская военная энциклопедия : [в 8 т.] ; 1976—1980, т. 7).
  • Великая Отечественная война 1941—1945 гг.: Действующая армия. — М.: Animi Fortitudo, Кучково ноле, 2005.
  • Краснознамённый Киевский. Очерки истории Краснознамённого Киевского военного округа (1919—1979). Издание второе, исправленное и дополненное. Киев, издательство политической литературы Украины, 1979.
  • Военный энциклопедический словарь. М., Военное издательство, 1984.
  • Справочник «Освобождение городов: Справочник по освобождению городов в период Великой Отечественной войны 1941—1945». М. Л. Дударенко, Ю. Г. Перечнев, В. Т. Елисеев и др. М.: Воениздат, 1985. 598 с.
  • Сэмюэл Митчем. Танковые легионы Гитлера = The Panzer Legions: A Guide to the German Army Tank Divisions of WW II and their Commanders. / Пер. с англ. П. Смирнов. — М., 2009. — 416 с. — ISBN 978-5-9955-0042-1.
  • Сдвижков И. Ю. Генерал Лизюков и его армия. — Воронеж: Центрально-Чернозёмное издательство, 2014. — С. 36-37,374-378. — 384 с. — Тираж 300 экз. — ISBN 978-5-7458-1277-4
  • Jason D. Mark. Panzerkrieg: Volume 1 — German Armoured Operations at Stalingrad Hardcover — February 19, 2018. Publisher: Leaping Horseman Books; 1st edition (February 19, 2018); ISBN-10: 0992274931; ISBN-13: 978-0992274931
  • John Erickson. Road To Stalingrad (англ.). — London: Cassell Military, 2003. — 608 p. — ISBN 9780304365418.
  • Фридрих фон Меллентин. Бронированный кулак вермахта. — Смоленск: Русич, 1999. — 527 p. — (Мир в войнах). — ISBN 5-8138-0088-3.
  • David Glantz. The Soviet-German War 1941-1945: Myths and Realities: A Survey. (англ.) // 20th Anniversary Distinguished Lecture at the Strom Thurmond Institute of Government and Public Affairs. Clemson, South Carolina. (sti.clemson.edu). — 2001. Архивировано 11 октября 2001 года.

Ссылки

  • 5-я танковая армия на сайте Танковый фронт.
  • Справочник «Освобождение городов: Справочник по освобождению городов в период Великой Отечественной войны 1941—1945» / М. Л. Дударенко, Ю. Г. Перечнев, В. Т. Елисеев и др. М.: Воениздат, 1985. 598 с.