1-й граф Нортумберленд Генри Перси


Генри Перси
англ. Henry Percy
Henry Percy Earl of Northumberland.jpg
Герб Перси из Алника
Герб Перси из Алника
4-й барон Перси из Алника
1368 — 1405
Предшественник Генри, 3-й барон Перси
Преемник Владение конфисковано
1377 — 1405
Предшественник Новообразование
Преемник Владение конфисковано
декабрь 1376 — 1381
Предшественник Эдмунд Мортимер, 3-й граф Марч
 — 1403
Преемник Джон Фицалан, 1-й барон Арундел
1399 — 1405
Предшественник Уильям Ле Скруп
Преемник Джон I Стенли

Рождение 10 ноября 1341(1341-11-10)
Замок Скарборо, Йоркшир, королевство Англия
Смерть 19 февраля 1408(1408-02-19) (66 лет)
Брамем-Мур, Йоркшир, королевство Англия
Род дом Перси
Отец Генри, 3-й барон Перси
Мать Мария Ланкастерская
Супруга Маргарет Невилл[d][1] и Мод де Люси, 5-я баронесса Люси
Дети Генри Перси «Горячая Шпора»[1], Ральф де Перси[d][2], Томас де Перси[d][2] и Маргарет Перси[d][3]
Награды
орден Подвязки
Звание адмирал
Логотип Викисклада Медиафайлы на Викискладе

Генри Перси (англ. Henry Percy; 10 ноября 134119 февраля 1408) — английский аристократ и военачальник, 4-й барон Перси из Алника с 1368 года, 1-й граф Нортумберленд с 1377 года, лорд острова Мэн с 1399 года, маршал Англии в 1376—1403 годах, рыцарь ордена Подвязки с 1366 года, сын Генри, 3-го барона Перси и Марии Ланкастерской, дочери Генри Кривая Шея, 3-го графа Ланкастера. В 1405 году из-за восстания против короля все его владения были конфискованы.

Происхождение

Генри происходил из аристократического рода Перси. Его родоначальником был Жоселин де Лувен, младший сын графа Лувена и герцога Нижней Лотарингии Готфрида (Жоффруа) I Бородатого, происходившего из Лувенского дома, восходившего по женской линии к Каролингам. Жоселин перебрался в Англию после брака своей сестры, Аделизы Лувенской, с королём Генрихом I Боклерком, где женился на Агнес де Перси[4]. Она происходила из англонормандского рода Перси, родоначальник которого Уильям I де Перси после нормандского завоевания обосновался в Англии, получив владения в Йоркшире, Линкольншире, Эссексе и Хэмпшире, а позже посредством брака унаследовавший также земли в Кембриджшире. Центром этих владений был замок Топклиф[en][5]. После угасания первого рода Перси их владения, составлявшие феодальную баронию Топклиф, унаследовали потомки Агнес и Жоселина, принявшие родовое прозвание матери[6].

Изначально основные владения Перси располагались в Йоркшире. Однако потомки Жоселина, в первую очередь, Генри Перси, который в 1299 году получил титул 1-го барона Перси, и его сын Генри Перси, 2-й барон Перси, значительно расширили владения в Северной Англии, воспользовавшись теми возможностями, которые предоставили им англо-шотландские войны, обеспечив себе ведущие роли в англо-шотландском Пограничье. Важным шагом для семьи стала покупка в 1309 году замка и поместья Алник в Нортумберленде, впервые получив территориальную базу для реализации своих амбиций в Северной Англии. В дальнейшем Перси получили ещё ряд владений в Нортумберленде, превратившись в крупнейших феодалов в графстве и стали выполнять различные военные и дипломатические поручения в регионе[7][8][9].

Генри Перси, 3-й барон Перси, сын 2-го барона, принимал участие в некоторых сражениях Столетней войны во Франции, но, в отличие от отца и деда, из-за изменившейся ситуации на англо-шотландской границе практически не воевал с шотландцами. Первым браком он женился на Марии Ланкастерской (1320/1321 — 1 сентября 1362), дочери Генри, 3-го графа Ланкастера, породнившись, таким образом, с английской королевской династией Плантагенетов[К 1]. В этом браке родилось двое сыновей Генри и Томас. По мнению историка С. Игнатьева, именно происхождение по женской линии от Плантагенетов в дальнейшем отразилось на амбициях и характере политических поступков представителей рода Перси. Как одна из «лишённых наследства» семей[К 2] Перси были заинтересованы в продолжении войны с Шотландией, чтобы вернуть утраченные земли. Однако они подчинились желанию короля установить мир с северным соседом[6][11][8][12].

Основные поместья рода располагались Йоркшире. Южные владения Перси располагались в графстве Дарем, а северная часть ограничивалась рекой Туид и Чевиотскими холмами. Кроме того, у Перси были земли в англо-шотландском Пограничье и Лоуленде[К 3], в результате чего у них была возможность для политического маневрирования между английским и шотландским королевскими дворами. За горами на юге и юго-западе от владений Перси располагалось графство Ланкастер. Поскольку графы Ланкастер большую часть времени проводили при английском дворе, Перси были фактически единственной военной и политической силой в Северной Англии. И традиционно именно представители этого рода назначались на должность хранителя Шотландских марок, который занимался охраной английских владений от набегов шотландцев. Кроме того, земли, которые они смогли округлить благодаря выгодной брачной политике, имели выгодное географическое положение и давали им возможность контролировать транзитную торговлю. В итоге Перси считались первой по значимости семьёй в Северной Англии. Как и другие лорды Пограничья, они были в достаточной степени автономны и могли проводить свою политику в регионе без оглядки на короля, руководствуясь только собственной выгодой. Подобно другим знатным родам Перси держали свой двор[12].

Ранние годы

Генри родился 10 ноября 1341 года в замке Скарборо. «Хроника» Алникского аббатства сообщает, что он большую часть юности он провёл либо при королевском дворе, либо проживая в доме своего дяди по матери — Генри Гросмонта, герцога Ланкастера. Также «Хроника» сообщает, что при жизни отца Генри боялись, но и уважали, поскольку он «был хорошо образован и хорошо наблюдал, и мудро, зрело и красноречиво отвечал на предложенное». Также известно, что Перси был достаточно близок к зятю Гросмонта — Джону Гонту, унаследовашему владения и титулы тестя[9][13].

В ранний период своей карьеры Перси часто упоминается в официальных документах в качестве члена различных комиссий. Чаще всего он был членом комиссии мировых судей. Так в период между 1368 и 1376 годами он входил в них около 12 раз, 10 в Йоркшире, и 2 в Нортумберленде. Историк К. Тоусон предполагает, что подобное свидетельствует о глубоких корнях семьи Перси в Йоркшире. Также Генри часто вызывался для решения разных местных споров, в том числе, и при жизни отца[9].

12 июля 1358 года он женился на Маргарет Невилл — дочери Ральфа де Невилла, 2-го барона Невилла из Рэби, также имевшего владения в Северной Англии[13]. Для Маргарет это был второй брак, её первым мужем был Уильям де Рос, 3-й барон де Рос из Хелмсли; этот брак был бездетным[14].

Ещё при жизни отца Генри начал принимать участие в делах англо-шотландского Пограничья. Несмотря на молодость, он в 1362 году был назначен хранителем Шотландских марок и уполномочен вести переговоры с шотландским правительством. 29 января 1366 года он стал рыцарем ордена Подвязки. А в феврале 1367 года ему был поручен надзор за всеми замками и укреплениями на шотландской границе. Также он занимал посты констебля Берика и хранителя замка Джедборо[en]. В этом же году 4 сентября Генри вместе с отцом в качестве хранителей Восточной марки подписали договор об охране марок, согласованный с графом Уориком и епископами Сент-Эндрюса и Глазго. К. Тоусон полагает, что таким образом отец Генри желал плавно обеспечить сыну наследование должности; в дальнейшем он сам сделает подобное для своего сына Генри Хотспура, добиваясь его назначения хранителем Шотландских марок после того как тому исполнился 21 год[9][13].

Занимая должности хранителя Шотландских марок и пограничных замков, Перси периодически конфликтовал с Уильямом, графом Дугласом[К 4]. Так 13 февраля 1371 года и 29 августа 1374 года назначались комиссии для расследования споров между Перси и Дугласом. Известен также спор между семьями зимой 1372—1373 годов. В итоге Перси и Дуглас, хотя у них и оставались разногласия, подписали перемирие, которое стремились соблюдать[9].

Ранняя военная карьера Перси связана с домом Ланкастеров. По мнению Тоусона, она не отличалась большим блеском, хотя он и проявил себя как компетентный военный. Несмотря на тесные связи с герцогом Ланкастером, Генри, судя по всему, не участвовал в военных кампаниях на континенте постоянно; как и его предки, он больше сосредоточился на делах Северной Англии. Связано это было не только с возросшими земельными богатствами семьи в регионе, но и тем, что король видел в нём главную опору в борьбе против шотландцев. Поэтому большую часть своей энергии он сосредоточил на Пограничье. Когда же Перси призывали для участия в походах во Францию, он делал это с большой свитой из своих вассалов[9].

В августе 1359 года Генри, которому исполнилось 17 лет, входил в состав свиты Генри Гросмонта в кампании во Франции, которая завершилась заключением мира в Бретиньи. Позже Перси находился в составе свиты Джона Гонта, сына короля Эдуарда III и зятя Гросмонта, получившего 13 ноября 1362 года титул герцога Ланкастера. Точно неизвестно, когда Генри стал участвовать в военных действиях под командованием Гонта. Историк С. Армитаж-Смит сообщает, что он не только участвовал 3 апреля 1367 года в битве при Нахере, но и командовал одним из флангов армии герцога Ланкастера. Однако в более позднем исправленном издании одного из источников, цитируемых исследователем, утверждается, что в битве участвовал не Генри, а его младший брат Томас. «Анонимная хроника» и «Хроника Фруассара» в отчёте о битве ни одного Перси не упоминают, а Герольд Чандоса хотя и упоминает Перси, но не уточняет, кто из братьев там участвовал. Однако тот же Герольд Чандоса указывает, что Томас Перси был одним из высших офицером Эдуарда Чёрного принца (старшего брата Гонта) в Аквитании. На основании этого К. Тоусон считает, что вероятнее в битве при Нахере участвовал именно Томас Перси. Также «The Complete Peerage[en]» указывает, что Генри Перси участвовал в неудачной морской экспедиции графа Пембрука в Ла-Рошель в 1372 году. Однако Тоусон указывает, что данное известие противоречит «Хронике Фруассара», который указывает, что в Ла-Рошели был не Генри, а Томас Перси; кроме того, Фруассар собщает, что Перси не приплыл туда в составе экспедиции Пембрука, а прибыл по суше в составе вспомогательного отряда. Также известно, что всего через 2 дня после поражения флота у Ла-Рошели, 25 июня, Джон Гонт передал свой титул графа Ричмонда в обмен на несколько поместий, и среди свидетелей был Генри Перси[9].

Барон Перси

В 1368 году умер его отец, после чего Генри унаследовал баронский титул и вступил во владение наследственными владениями. В последующие годы он демонстрировал, что следует той же политике расширения семейных владений, что и его предки. В 1373 году Перси выкупил у короны право опеки над владениями покойного Дэвида Стратбоги, титулярного графа Атолла, вместе с опекой над двумя его наследницами с правом на заключения брак. В дальнейшем он женил на них двух своих младших сыновей. В этот же период Генри начал переговоры, которые после смерти в 1381 году Гилберта де Умфравиля, титулярного графа Ангуса принесли ему значительную долю наследства Умфравилей, включая замок и баронию Прадо, что значительно увеличило его богатство и влияние в Нортумберленде[13].

К. Тоусон считает, что, скорее всего, Перси регулярно стал участвовать в походах на континент с 1369 года. В этот период выход его военным амбициям предоставила возобновившаяся во Франции Столетняя война. В августе 1369 году Перси присоединился к Джону Гонт для участия в его кампании на континенте, причём свита в составе 12 рыцарей, 47 оруженосцев и 100 лучников, которую он привёл с собой, стал одним из самых многочисленных среди всех баронов. 5 октября 1369 года он получил оплату за себя, 60 латников, 100 лучников и 40 шотландцев для службы во Франции. Однако участие Перси в походе было недолгим, из-за болезни он вернулся в Англию. В 1372 году Генри присоединился к недолгой неудачной экспедиции Эдуарда III, а в 1373 году принял участие в великом шевоше Гонта из Кале в Бордо, причём больше него людей привели только Эдвард, барон Диспенсер, сам Гонт и Жан, герцог Бретонский. Хронист Алникского аббатства восхвалял своего покровителя, указывая, что тот «вёл себя доблестно, разоряя страну, убивая сопротивляющихся, сжигая города и поселения, и, кроме всего прочего, хорошо управляя своей армией, он вернулся в своё графство с высочайшими почестями и благородной славой». В Бордо Перси оставался минимум до 4 апреля, когда засвидетельствовал там хартию[9][13].

Великое шевоше Джона Гонта, в конечном итоге, обернулось грандиозной неудачей: французская армия Карла V избегала генеральных сражений, а английская армия по пути в Бордо понесла серьёзные потери. Кроме того, постоянные неудачи Англии на континенте вызывали серьёзные недовольство внутри страны, поскольку военные кампании стоили дорого и истощали ресурсы страны. В итоге при посредничестве папа римски Григорий XI начал предпринимать усилия по заключению мира между воюющими королевствами, пытаясь склонить английское правительство к ведению мирных переговоров[16].

Хотя, как и его предки, Перси был достаточно значимой фигурой в английской политике, первоначально он не занимал в ней центральные позиции. Но в последние годы правления Эдуарда III его роль увеличилась. Помимо участия в военных кампаниях во Франции, Генри начал играть важную роль в Шотландских марках — и в качестве военного, и в качестве дипломата. В этот же период Перси, судя по всему, имел определённое влияние на тех дипломатов, которые вели переговоры с Францией, хотя сам в них не участвовал. О его репутации было известно даже при папском дворе: в октябре 1373 года папа Григорий XI писал «прелатам и знати», среди которой был и Генри, призывая их доверять папским нунциям и использовать своё влияние на короля, чтобы склонить его к заключению англо-французского мирного соглашения. В 1374 году папа дважды призывал Перси использовать своё влияние на Джона Гонта, чтобы помочь папским нунциям, а также благодарил за помощь, которую тот оказал Гильому[fr], епископу Карпантры, судя по всему, во время миссии 1373 года[К 5][16].

Маршал Англии

Под давлением папы римского 27 июня 1375 года было заключено перемирие между Англией и Францией. Эдуард III в это время был болен и фактически отстранился от управления королевством, а его наследник, Эдуард Чёрный принц умирал, а следующий по старшинству живой сын, Джон Гонт, вызывал недоверие в английском обществе. На этом фоне в атмосфере взаимных обвинений, недоверия, напряженности и откровенной враждебности в апреле 1376 года был созван парламент, получивший название «Хорошего». В нём принял участие и Генри Перси. Избранный спикером сэр Питер де ла Мар[en], рыцарь от Херефордшира и стюард Эдмунда Мортимера, 3-го графа Марча, развернул серию нападок на придворную партию, обвиняя королевских чиновников в быстром ухудшении состояния королевства. По его требованию король согласился создать комитет для «коммуникации» между лордами и палатой общин. В его состав вошли 4 епископа, 4 графа и 4 барона. Одним из баронов, вошедших в него, оказался Перси. Хотя Генри был сравнительно молод и неопытен, но он был близок к Гонту и парламентские общины доверяли ему работать в качестве посредника между ними и лордами. Также Перси был включён в состав другого совета, который должен был « преступления, совершенные ранее» против интересов короля и королевства. Также он участвовал в судебном преследовании лондонского торговца Ричарда Лайонса — одной из целей обвинений королевских чиновников наряду с бароном Уильямом Латимером. 1 и 23 июля 1376 года ему было поручено расследовать обвинение в том, что торговец вымогал плату сверх выплат, которые были предоставлены «прелатами, магнатами и торговцами королевства» в Нортумберленде и Йоркшире. Позже, 20 апреля 1377 года Перси в качестве хранителя Шотландских марок подтвердил, что Уильям Элис, помощник Лайонса, удовлетворил требования тех, кого тот обидел, после чего был помилован[16].

После роспуска «Хорошего парламента» Перси продолжил приобретать более широкую известность. В декабре 1376 года он был назначен маршалом Англии, сменив графа Марча. Единственный хронист того времени, который высказался о причине замены — Томас Уолсингем, который обвинил Джона Гонта в том, что тот уволил Марча с должности. С учётом того, что Уолсингем крайне негативно оценивал деятельность герцога Ланкастера в этот период, историк К. Тоусон сомневается, что Гонт специально отправил графа за границу, чтобы тот подал в отставку со своей должности. Он не исключает, что Марч из-за опасности своей миссии сам отказался от поста маршала, чем воспользовался герцог, назначив на его место Перси[13][16].

В начале 1377 года Перси сам оказался в центре конфликта, который, вероятно, был спровоцирован Гонтом. В январе был созван новый парламент, вошедший в историю под названием «Плохого». На нём было предложено упразднить должность мэра Лондона, заменив её на капитана, что давало возможность маршалу Англии производить в городе аресты и, таким образом, распространить юрисдикцию своего офиса на столицу. Эти действия вызвали ярость лондонцев, воспринявших это как покушение на свои свободы. Причины, по которым Перси пошёл на подобное, неясны. Раньше он мало интересовался лондонскими делами, но он должен был понимать, что данное действие вызовет негодование горожан. К. Тоусон считает, что маршал просто выполнял просьбу своего друга и покровителя, которому он был обязан получением должности. Герцог был заинтересован в том, чтобы заменить мэра на королевского чиновника, увеличив влияние короны на столицу и уменьшив ту степень, в которой город мог действовать независимо и вопреки воле короля[16].

Действия Перси наложились на другой конфликт, связанный с теологом Джоном Уиклифом, которому покровительствовал Гонт[К 6]. Он открыто проповедовал против мирских пожалований церкви. 2 февраля епископ Лондона Уильям Куртнене обвинил того в ереси и потребовал, чтобы Уиклиф предстал перед судом архиепископа Кентерберийского Саймона Садбери и другими епископами, ответив на обвинения. Джон Гонт усмотрел в этом попытку унизить себя, поскольку разделял взгляды Уиклифа на церковь, поэтому решил публично отстаивать теолога, дискредитировав епископов, выступавших против него. Для этого он назначил четырёх докторов теологии для защиты Уиклифа[13][16][18].

Суд был назначен на 19 февраля в соборе Святого Павла. На него прибыли сам Джон Гонт, Генри Перси, нёсший маршальский жезл, а также их вооружённые вассалы, которые окружили Уиклифа. Сам маршал «злоупотребил доверенной ему властью», силой прокладывая тому дорогу через толпы лондонцев. В результате возник острый конфликт: епископ Куртене, возмущённый присутствием герцога и маршала, осудил Перси за то, как тот обращался с паствой, на что герцог ответил, что маршал будет себя вести так, как приличествует маршалу, нравится это епископу или нет. Куртене и собравшиеся лондонцы были возмущены подобным, восприняв подобное поведение Гонта как угрозу ревниво охраняемым привилегиям Лондона, что дополнительно накалило обстановку. Далее Гонт и Перси вступили в перепалку с епископом, которая переросла в ссору. Несмотря на провокационное поведение герцога, епископ вёл себя достойно и отстаивал процессуальные нормы церкви против попыток запугивания. Разъярённый Гонт пригрозил Куртене смещением с поста, предупредив, что тому не следует полагаться на семейные связи. В результате среди лондонцев, возмущённых обращением Гонта с епископом, начались волнения, позже переросшие в бунт; в итоге герцогу и маршалу пришлось бежать из церкви, прихватив с собой Уиклифа[19][18][20].

Ситуацию усугубил Перси, который, узурпировав полномочия магистрата, приказал схватить одного из лондонцев, посадив его под стражу в своей лондонской резиденции. Подогреваемые распространившимся слухом о том, что Гонт намерен заменить новоизбранного мэра маршалом Перси, на следующий день бунтующие лондонцы освободили заключённого, разграбив дом маршала. Далее они отправились к Савойскому дворцу, по пути убив человека, выступавшего за герцога, а в Чипсайде[en] перевернули герб Гонта, как делалось с предателями. От разграбления дворец спас прибывший епископ Куртене, призвавший горожан воздержаться от подобного. Сам герцог во дворце в это время отсутствовал, обедая в доме своего старого друга, богатого фламандского торговца, сэра Джона д’Ипра. Предупреждённый своими людьми о бунте, Джон вместе с Перси сбежали через задние ворота, забрали лодку, на которой доплыли до Кенсингтонского дворца, где находилась принцесса Джоан, мать будущего короля Ричарда II, которую уговорили выступить посредником. Она послала троих своих рыцарей, которые смогли уговорить лондонцев разойтись[18][20].

На следующий день лондонцы отправили делегатов к королю, прося его простить за учинённые беспорядки, настаивая при этом, что виноватым в них был Джон Гонт. Эдуард III пообещал, что привилегии Лондона будут сохранены, а в ознаменование своего грядущего золотого юбилея он объявит о всеобщем помиловании. Единственным человеком, не попавшим под королевское прощение, был Уильям Уайкхемский, на чём, очевидно, настоял Гонт. В результате мэр и его братья должны были коленопреклонённо просить прощения у герцога Ланкастера, согласившись на его требование установить в Чипсайде мраморный столб с его гербом. На следующий день парламент был распущен, после чего политическая жизнь в Англии стала успокаиваться[18].

После завершения работы парламента Гонт и Перси твёрдо контролировали ситуацию. В дополнение к церемониальным обязанностям маршалу было необходимо выполнять также определённые судебные обязанности — участвовать в работе Рыцарского суда, сидя на скамье рядом с констеблем. На его заседаниях рассматривались дела, связанные со спорами об оружии, пленных и выкупах, а также преступлениях, совершённых в заморских кампаниях или против носителей королевской охранной грамоты. Но основными функциями маршала были военные: он не только отвечал за поддержание порядка армии в полевых условиях, но и мог быть призван обеспечить готовность к обороне короля. В качестве маршала он 8 мая 1377 года был назначен капитаном Кале, чтобы обследовать и укрепить оборону как города, так и пограничных укреплений[13][16].

К. Тоусон считает, что события, связанные с лондонским бунтом 1377 года, привели к тому, что в дальнейшем же желал слепо следовать политическому руководству другому. В последующие годы он отказался рисковать своим положением ради интересов Джона Гонта или кого-то ещё[16].

Возросшее влияние Перси было отмечено в день Святого Георгия 1377 года, когда вместе с наследником престола и сыном Гонта в рыцари были посвящены его трое сыновей[13].

Должность маршала Генри занимал до крестьянского восстания 1381 года, когда у него произошёл конфликт с Джоном Гонтом. По словам Перси, он был не в состоянии должным образом управлять своими делами и одновременно выполнять обязанности такой тяжёлой должности. К. Тоусон полагает, что решению уйти в оставку способствовала и негативная реакция на его действия в качестве маршала[16]. Также не исключено, что он хотел избежать длительных споров с Маргарет Бразертон по поводу наследственных притязаний её семьи на эту должность[К 7][13].

Граф Нортумберленд

Охрана границы

21 июня 1377 года умер Эдуард III, которому наследовал малолетний сын Чёрного принца — Ричард II[22]. На коронации Ричарда II Генри исполнял церемониальные обязательства маршала. За день до неё он вместе с Гонтом, который в качестве герцога Ланкастера выполнял церемониальные обязанности стюарда королевства, сопровождали короля из Тауэра в Вестминстер, где тот провёл ночь. По словам Уолсингема, благодаря этому шествию и последующим после коронацию событиям Гонт и Перси вернули себе поддержку народа[16].

В день коронации 16 июля 1377 года было назначено 4 новых графов. Одним из них стал Генри Перси, который получил титул графа Нортумберленда. Историк Р. Ломас отмечает, что графский титул «стал лишь формальным признанием власти и положения семьи Перси в Пограничье». Таким образом корона признавала власть и влияние Генри в Северной Англии[13][12][16].

В дальнейшем придворная карьера, судя по всему, мало интересовала Перси; как и другие северо-английские бароны, он нечасто посещал Лондон[К 8][13][12].

Генри продолжал участвовать в различных комиссиях, а также выполнять обязанности хранителя Шотландских марок. Хотя между Англией и Шотландией действовало перемирие, это не мешало новому графу проводить военные действия на границе. В ответ на нападение графа Данбара на Роксборо[en] он вторгся в Шотландию и разорил владения графа. В декабре 1378 года был потерян замок Берик, когда один из слуг его капитана Роберта Бойнтона, разозлённый на господина, помог группе шотландцев проникнуть в замок через подземный ход. Узнав об этом, граф вместе со старшим сыном Генри, позже известным под прозвищем «Хотспур» (Горячая Шпора), поспешил к Берику, потребовав возвратить замок, указав, что он был захвачен в нарушение перемирия. Шотландцы ответили, что они не обращают внимание ни на короля Шотландии, ни на него (Перси), ни на кого другого, поэтому замок не отдадут. В ответ Генри менее чем за 2 часа замок отбил, освободил захваченных пленников, а всех шотландцев, кроме одного, убил[13][16].

Конфликт с Джоном Гонтом

В 1378 годов до Северной Англии добрался новый виток эпидемии «чёрной смерти» — так называемой «четвёртой эпидемии чумы», появившейся в Южной Англии в 1374 году. Она свирепствовала около года. Уолсингем указывает, что эта вспышка болезни была самой страшной. Также в Северной Англии в этот период случилось серьёзное наводнение. Ослаблением противника решили воспользоваться шотландцы, совершившие ряд набегов. Но в это время в английском правительстве, где ведущую роль играл Джон Гонт, возобладало желание сохранять любыми способами перемирие с Шотландией, не обращая внимание на провокации и случайные рейды. Когда летом 1380 года шотландцы в вторглись в Камберленд, разграбив Пенрит и угрожая Карлайлу, графу Нортумберленду было приказано не реагировать. Ему и Ральфу, барону Грейстоку, было велено заставить всех мирян Нортумберленда и Дарема, имеющих там земли с ежегодным доходом не менее 100 фунтов, остаться в них, а также следить за тем, чтобы все замки и крепости в пределах трех-четырех лиг от границы были укреплены, отремонтированы, укомплектованы людьми и провизией. Когда же он лично прибыл в королевский совет, несмотря на внешне дружественный приём, ему было велено обращаться со своей жалобой в ближайший разъездной суд[13][16].

Вскоре стало ясно, что меры, применявшиеся до этого в Пограничье, включающие либо комиссии из местных землевладельцев, назначаемые на несколько месяцев, либо назначение кого-то из северных магнатов для сбора армии (чем летом 1380 года занимался сам граф Нортумберленд) были недостаточны, чтобы поддерживать власть правительства, особенно если оно желало сохранить перемирие. В итоге Джон Гонт был 6 сентября 1380 года назначен королевским лейтенантом в шотландских походах, ответственным за защиту Северной Англии и правом заключать от имени короля перемирие. 2 мая 1381 года его полномочия были продлены. Результатом этого стал конфликт между бывшими друзьями, который привёл к открытой вражде, начавшейся во время крестьянского восстания 1381 года[13][23].

Причины такого поведения графа Нортумберленда, по мнению современных историков, кроются не только в его желании проявить осторожность во время восстания и дистанцироваться от непопулярной фигуры герцога Ланкастера. Вероятно, что основанием могли послужить потенциальное территориальное соперничество. Перси был ведущим магнатом в Северной Англии и мог сам претендовать на роль королевского лейтенанта. Джон Гонт в качестве герцога Ланкастера, несмотря на своё богатство, не обладал серьёзной территориальной властью в Шотландских марках: его единственное владение там, барония Эмблтон[en] не обладало большими размерами и практически не приносило дохода, хотя построенный в 1310-е годы замок Данстанборо был самым крупным и укреплённым оборонительным сооружением в Нортумберленде. Кроме того, Генрих Болингброк (будущий король Генрих IV), сын и наследник Гонта, женился на одной из наследниц владений Богунов, которые претендовали в том числе на баронию Аннандейл и замок Лохмабен[en]. В результате Перси могли опасаться претензий Ланкастеров на территории, которые входили в сферу его влияния[13][12][23].

В результате назначения Гонта лейтенантом североанглийские магнаты оказались у него в подчинении. Кроме того, герцог начал продвигать на севере своих людей, что сильно усложнило жизнь Перси. Судя по всему, граф Нортумберленд был достаточно гордым человеком, ревностно охранявшим своё законное положение крупнейшего магната в Пограничье; теперь же он оказался отодвинут на второй план. При этом даже после назначения Гонта лейтенантом он остался хранителем Шотландских марок. Так в период с 7 декабря 1377 года до 16 декабря 1381 года Перси был главным хранителем Восточной Шотландской марки (за исключением периода с 7 декабря 1379 года по 10 марта 1380 года, когда хранителями служили не магнаты, а простые дворяне)[23].

В момент начала восстания герцог Ланкастер находился на границе, ведя переговоры с шотландским правительством. Томас Уолсингем и Генри Найтонский сообщают, что известия о беспорядках достигли до Гонта 18 июня. Но судя по всему, о всей серьёзности восстания он не знал до 20—21 июня. К тому моменту он успел перебраться из Берика, где он проводил переговоры, в Бамборо. Мятежники были враждебно настроены по отношению к самому Гонту[К 9]. Гонт попытался получить гостепреимство во владениях графа, но его отказались пускать в замок Алник. Точно неизвестно, где и когда это произошло. Генри Найтонский утверждает, что встреча герцога с посланниками Перси произошла рядом с воротами замка. При этом Перси утверждал, что он действовал в интересах самого Гонта. В сообщении герцогу был высказан совет оставаться в Бамборо и ждать там известий с юга. Находившиеся в свите Гонта епископ Херефорда[en] и граф Стаффорд согласились с этим советом. Д. Бин предположил, что возможно граф Нортумберленд отправил не только письмо, но и устное сообщение, поскольку, согласно «Хронике» Генри Найтонского и «Анонимной хронике» граф выразил сомнения относительно намерений короля в отношении герцога. К. Тоусон указывает, что в тех обстоятельствах, когда о происходящем в Лондоне ничего неизвестно, совет, который дал Перси, был вполне благоразумным. При этом двое его посланников, судя по всему, сообщили что-то такое, что испугало Гонта. В подтверждение своего тезиса историк указывает, что позже Гонт был особенно разгневан на этих посланников и добивался их тюремного заключения. По мнению историка, Гонт посчитал отказ своего бывшего союзника поддержать его личным оскорблением, в результате чего в дальнейшем отказывался выслушивать его объяснения. В любом случае, Гонт решил искать убежище в Шотландии[13][23].

По словам Уолсингема, Гонт подозревал, что верность ему Перси была не бесспорной. Гонт, который был английскими принцем, королевским лейтенантом и самым богатым магнатом королевства, воспринял отказ Перси пустить его в Алник как унижение. Вернувшись в Англию, он отказался от защиты, которую король приказал ему предоставить в Нортумберленде. Конфликт продолжился на серии советов, которые король проводил в в августе-ноябре. На первом же, который состоялся в Рединге 4 августа, Гонт обвинил Нортумберленда «не только непослушании, но и неверности и неблагодарности» по отношению к нему во время восстания. 15 августа во время пира в Вестминстере произошла новая ссора. В итоге Ричард II, надеясь примирить герцога и графа, вызвал обоих на совет Беркемстеде[en], состоявшийся 9 октября. Там он от имени Перси попытался извиниться перед дядей, попросив, чтобы тот сдержал свой гнев. Однако граф Нортумберленд не желал никому позволять говорить за себя и в ответ на обвинения Гонта обрушил на короля словесные оскорбления. Фруассар даже утверждает, что Гонт бросил Перси перчатку. Выходка Перси и его отказ подчиниться приказу короля молчать привели к тому, что он был временно арестован «за оскорбление величества». Его освободили только после того как графы Уорик и Саффолк поручились за него и гарантировали, что он явится на заседание парламента, где ответит на выдвинутые против него обвинения[13][23].

Для участия в заседании парламента ноябре 1381 года Перси и Гонт прибыли в Лондон в сопровождении многочисленных вассалов. В итоге Ричард II был вынужден издать судебный запрет, запрещавший являться в парламент вооружёнными. На самом заседании Гонт выдвинул свои обвинения, Перси же король велел в этот день молчать. На следующий день Перси отвечал на обвинения, предъявив полученые им в июне 4 письма, запечатанные малой печатью[en]. Их содержание неизвестно, но, судя по всему, они содержали инструкции, которые, по мнению Перси, оправдывали его действия. На следующий день Гонт выдвинул новые обвинения, но граф Нортумберленд, как сообщает «Анонимная хроника», хорошо защищался. 9 ноября Перси принёс публичные извинения королю и Гонту за своё поведение в Беркемстеде, после чего рассмотрение закончилось[13][23].

Концентрация на делах Северной Англии

После конфликта с Гонтом 1381 года, граф Нортумберленд в основном сосредоточился на делах в Северной Англии — как своих, так и проблемах королевства. К. Тоусон считает, что именно данный факт позволил Перси во время политического кризиса в Англии 1386—1388 годов сохранить нейтралитет. За исключением 1383 года, когда он проводил много времени при королевском дворе, граф по большей части находился в Северной Англии[26].

Причин, по которым Нортумберленд сконцентрировался на северо-английских проблема, по мнению Тоусона, несколько. Одной из причин мог быть конфликт с Гонтом: хотя ему и удалось избежать суровых последствий за оскорбление короля, Перси не был готов проводить при дворе больше времени, чем было необходимо. Ко всему прочему, судя по всему, к нему после конфликта с Гонтом при дворе относились менее благосклонно. В частности, он в 1381—1383 годах был отсранён от должности судьи по петициям, которую занимал с 1376 по ноябрь 1380 года. Если его отсутствие среди судей во время парламента 1381 года могло быть обусловлено разбором обвинений против него, нохотя он присутствовал в Вестминстере на заседаниях парламента февраля-марта 1383 года, там граф тоже не был включён в состав судей по петициям. Однако уже на парламенте, созванном в ноябре 1383 года, Перси вновь занял судейскую должность, сохраняя её и на последующих парламентах[26].

Другой причиной могло стать значительное увеличение территориальной власти Нортумберленда в Северной Англии. Не позже 15 декабря 1381 года он женился на Мод де Люси (умерла в 1398), вдове Гилберта де Умфравиля, титулярного графа Ангуса. При этом Перси не нужно было жениться, чтобы получить владения Умфравилей: в период 1376—1379 годов он получил половину владений Гилберта. Причины этого неясны. Тоусон считает, что бездетный граф Ангус мог расстаться с частью своих земель, чтобы получить дополнительную пожизненную ренту. Но при этом помимо своей вдовьей доли в поместьях Умфравилей Мод, единственная дочь Томаса де Люси, 2-го барона Люси из Кокермута, владела большим наследством баронского рода Люси[en], включавшим баронство с центром в замке Кокермут[en], а также поместье Лэнгли[en] в Нортумберленде. В итоге граф Нортумберленд добился крупнейшего присоединения в истории своей семьи. Кроме того, при жизни жены Генри был крупнейшим землевладельцем в Камберленде[13][26].

Несмотря на принесённые извинения, отношения между бывшими союзниками продолжали оставаться напряжёнными. Одним из результатов этого стало назначение 16 сентября 1381 года единоличным хранителем Восточной Шотландской марки Джона Невилла, барона Невилла из Рэби. Для графа Нортумберленда же была создана должность хранителя Средней Шотландской марки, состоящей в основном из земель Перси. 14 марта 1382 года барон Невилл был назначен совместным хранителем и Востночной, и Западной марки. 26 июня того же года, когда Гонт вновь был назначен королевским лейтенантом, Генри вновь пришлось ограничиться должостью хранителя Средней марки, а также земель баронств Алник и Уоркорт. 25 июля 1383 года назначения были повторены[13][27].

В апреле 1384 года после закончившегося перемирия с Шотландией Гонт предпринял неудачный поход в Шотландию. Вернувшись в Англию, он заключил с графом Нортумберлендом соглашение, по которому фактически была признана реальная территориальная власть Перси по обе стороны Пеннинских гор. Самому ему с 1 мая по 11 июня была фактически передана власть защитника Северной Англии. К этому времени власть Перси уже достаточно прочно укоренилась в Камберленде, поскольку наследство Люси уже находилось в процессе передачи его семье. Но при этом его власть в Шотландских марках не была полностью надёжной. Так в июле ему пришлось разделить её с Джоном Невиллом и Томасом Клиффордом, бароном де Клиффордом[13].

В ноябре-декабре 1384 года Генри посетил парламент. Во время его отсутствия шотландцы подкупили оставленного графом заместителя и овладели городом. Узнав об этом, Гонт первым обвинил Перси в халатности. В результате 14 декабря было вынесено решение, по которому в случае, если граф не сможет вернуть город, то всё его имущество перейдёт в распоряжение короля. Генри решил действовать незамедлительно. Чтобы избежать длительной осады, он заплатил шотланцам выкуп, после чего они ушли. В итоге 17 февраля 1385 года он получил королевское помилование. Когда в том же году в августе королевская армия предприняла поход в Шотландию, граф Нортумберленд возглавил арьергард[13].

Положение во время самостоятельного правления Ричарда II

Низложение Ричарда II

Однако позже отношения Генри с королём Ричардом испортились. Одним из поводов послужило создание рядом с его владениями в 1397 году графства Уэстморленд, графом которого стал Ральф де Невилл. А когда в 1399 году король приказал Генри явиться ко двору, заподозрив его в измене, тот бежал в Шотландию и поддержал Генри, графа Дерби, который захватил английский трон и сам короновался под именем Генриха IV.

Советник Генриха IV

Во время коронации Генри Перси получил титул короля острова Мэн и ряд высоких административных должностей в Чешире, Уэльсе и в областях на границе с Шотландией, где 14 сентября 1402 года Генри разгромил шотландскую армию в битве при Хомилдон-Хилле.

Восстание Перси

Но вскоре отношения с Генрихом IV также испортились. В 1403 году Генри Перси вместе с сыном Генри Хотспуром и братом Томасом Перси, графом Вустером присоединился к восстанию баронов и архиепископа Йоркского Ричарда ле Скрупа, недовольных усилением королевской власти. Целью восставших было возведение на королевский престол Эдмунда Мортимера, 5-го графа Марча. Однако восстание оказалось неудачным и 21 июля 1403 года в битве при Шрусбери королевская армия разбила восставших, при этом погиб сын Генри, Генри Хотспур. Поскольку сам Генри в битве не участвовал, то ему удалось избежать обвинения в измене, однако его лишили должности лорда-маршала.

В 1405 году Генри принял участие в восстании Оуайна Глиндура. После того, как армия восставших 29 мая 1405 года оказалась разбита в битве при Шиптон-Муре, Генри бежал в Шотландию, откуда перебрался во Францию. Все его владения были конфискованы.

Последние годы

В 1408 году Генри вторгся в Англию с шотландской армией, однако 29 февраля погиб в битве при Брамем-Муре.

Наследство

Герб

В культуре

Генри Перси является одним из персонажей исторических хроник Уильяма Шекспира «Король Ричард II» и «Король Генрих IV» (части 1 и 2).

Брак и дети

1-я жена: с 12 июля 1358 года (Брансепет, Дарем, Англия) Маргарет де Невилл (12 февраля 1341 — 11/13 мая 1372), дочь Ральфа де Невилла, 2-го барона Невилла из Рэби, вдова Уильяма де Роса, 3-го барона Роса из Хелмси[13][28]. Дети:

2-я жена: до 3 октября 1383 Мод (Матильда) де Люси (ум. 18 декабря 1398), 5-я баронесса Люси из Кокермута с 1369 года, дочь Томас де Люси, 2-го барона Люси из Кокермута, вдова Гилберта де Умфравиля, 3-го графа Ангуса. Брак был бездетным[13][28].

Примечания

Комментарии
  1. Графы Ланкастеры были потомками Эдмунда Горбатого, второго сына короля Генриха III[10].
  2. «Лишёнными наследства» в Англии называли английских и шотландских феодалов, потерявших свои владения после воцарения в начале XIV века в Шотландии Роберта I Брюса.
  3. Лоуленд — равнинная часть Шотландии
  4. Род Дугласов был одной из самых могущественных семей в шотландском Лоуленде. Их владением было графство Дугласдейл, считавшееся вторым по статусу в Шотландии после графства Морей[15].
  5. Епископ Карпантры совместно с архиепископом Равенны, был в сентябре 1373 года отправлен папой к королям Франции и Англии, а также Джону Гонту, чтобы обеспечить заключения мира между двумя королевствами[16].
  6. Джон Уиклиф — оксфордский врач, теолог и философ, служивший капелланом Эдуарда III, известность которому принесли радикальные и противоречивые взгляды на злоупотребления и коррупцию в церкви. Он выступал против высоких налогов, взимаемых от имени папства, и считал, что священничество излишне, отрицая, что папа римский является истинным главой церкви. Также Уиклиф считал, что христиане должны жить по правилам, установленным в Евангелии, а не по правилам, установленным церковью. Кроме того, он утверждал, что высшая власть в стране должна принадлежать королю и высшей знати. Патроном Уиклифа был Джон Гонт[17].
  7. Маргарет с 1347 года безуспешно претендовала на должность маршала Англии, как дочь и наследница Томаса Бразертона, графа Норфолка, младшего брата Эдуарда II[21].
  8. Те из пэров Англии, которые были вынуждены совмещать военные и политические должности, по королевскому разрешению могли не посещать заседания парламента. Эта королевская привеления, так называемая «проксия», давала право отправлять для участия в парламенте доверенных лиц, причём их корона указывала в специальном разрешении. Северные лорды охотно пользовались данной привилегтей[12].
  9. Лидеры повстанцев, захватившие Лондон, обнародовали список «предателей короля», во главе которого стояло имя Гонта. Враждебность к герцогу проявилась и в том, что на его поместья в Восточной Англии совершались повсеместные нападения, а главная лондонская резиденция, Савойский дворец, был сожжён дотла[24][25].
  10. лат. lucies hauriant argent.
Источники
  1. 1 2 Kindred Britain
  2. 1 2 Lundy D. R. Henry de Percy, 1st Earl of Northumberland // The Peerage (англ.)
  3. Pas L. v. Genealogics (англ.) — 2003.
  4. Crouch D. Louvain, Joscelin de (d. 1180) // Oxford Dictionary of National Biography.
  5. Rhodes W. E. Percy, William de (d. 1096x9) // Oxford Dictionary of National Biography.
  6. 1 2 Percy (Louvain) (англ.). Foundation for Medieval Genealogy. Дата обращения: 22 марта 2022.
  7. Bean J. M. W. Percy, Henry, first Lord Percy (1273—1314) // Oxford Dictionary of National Biography. — Oxf.: Oxford University Press, 2004—2014.
  8. 1 2 Bean J. M. W. Percy, Henry, second Lord Percy (1301—1352) // Oxford Dictionary of National Biography.
  9. 1 2 3 4 5 6 7 8 Towson K. Henry Percy, First Earl of Northumberland. — P. 14—31.
  10. Kings 1066-1603.htm#Marydied1362 Kings of England 1154—1485 (ANJOU) (англ.). Foundation for Medieval Genealogy. Дата обращения: 22 марта 2022.
  11. Bean J. M. W. Percy, Henry, third Lord Percy (c. 1321—1368) // Oxford Dictionary of National Biography.
  12. 1 2 3 4 5 6 Игнатьев С. В. Шотландия и Англия в первой половине XV в. — С. 26—33.
  13. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 Bean J. M. W. Percy, Henry, first earl of Northumberland (1341–1408) // Oxford Dictionary of National Biography.
  14. Lords Ros (of Helmsley) (англ.). Foundation for Medieval Genealogy. Дата обращения: 23 марта 2022.
  15. Игнатьев С. В. Шотландия и Англия в первой половине XV в. — С. 33—34.
  16. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 Towson K. Henry Percy, First Earl of Northumberland. — P. 32—56.
  17. Weir A. Katherine Swynford. — P. 123—125.
  18. 1 2 3 4 Weir A. Katherine Swynford. — P. 146—149.
  19. Swanson R. N. Courtenay, William (1341/2—1396) // Oxford Dictionary of National Biography.
  20. 1 2 Hudson A, Kenny A. Wyclif [Wycliffe], John [called Doctor Evangelicus] (d. 1384) // Oxford Dictionary of National Biography.
  21. Archer R. E. Brotherton [Marshal], Margaret, suo jure duchess of Norfolk (c. 1320–1399) // Oxford Dictionary of National Biography.
  22. Джонс Д. Плантагенеты. — С. 583.
  23. 1 2 3 4 5 6 Towson K. Henry Percy, First Earl of Northumberland. — P. 57—78.
  24. Walker S. John [John of Gaunt], duke of Aquitaine and duke of Lancaster, styled king of Castile and León (1340–1399) // Oxford Dictionary of National Biography.
  25. Норвич Д. История Англии и шекспировские короли. — Астрель. — С. 86—89.
  26. 1 2 3 Towson K. Henry Percy, First Earl of Northumberland. — P. 79—98.
  27. Tuck A. Neville, John, fifth Baron Neville (c. 1330–1388) // Oxford Dictionary of National Biography.
  28. 1 2 3 4 5 NOBILITY MEDIEVAL1.htm#HenryPercydied1408B Earls of Northumberland 1377-1527 (PERCY) (англ.). Foundation for Medieval Genealogy. Дата обращения: 22 марта 2022.
  29. Walker S. Percy, Sir Henry [called Henry Hotspur] (1364–1403) // Oxford Dictionary of National Biography.

Литература

Ссылки