Убийство Ицхака Рабина

Убийство Ицхака Рабина
Обзорная информация


32°04′54″ с. ш. 34°46′51″ в. д.HGЯO
Место нападения
Дата 4 ноября 1995
Оружие полу-автоматический пистолет
Погибшие 1
Раненые 1

Ицхак Рабин (израильский политический и военный деятель) был убит 4 ноября 1995 года на площади Царей Израиля в Тель-Авиве. 4 ноября 1995 года, когда после выступления на многотысячном митинге в поддержку мирного процесса на площади Царей Израиля (сейчас — площадь Рабина) в Тель-Авиве Ицхак Рабин подходил к своей машине, в него были произведены три выстрела. Через 40 минут он скончался от ран в больнице «Ихилов». Убийца, Игаль Амир, ультраправый религиозный и политический экстремист[1][2][3], мотивировал свои действия тем, что «защищал народ Израиля от соглашений в Осло».

27 марта 1996 года суд приговорил Игаля Амира к пожизненному тюремному заключению с содержанием в одиночной камере.

Убийство Рабина произвело значительный резонанс как в Израиле, так и в мире. На его похороны прилетели главы ряда государств, включая президента США Билла Клинтона, президента Египта Хосни Мубарака и короля Иордании Хусейна.

Рабин был похоронен на горе Герцля в Иерусалиме.

Реакция в обществе

Flickr - Government Press Office (GPO) - THE FAMILY OF PM YITZHAK RABIN AT HIS FUNERAL.jpg

После убийства Ицхак Рабин стал национальным символом для израильского левого лагеря. На волне всеобщего возмущения была забыта низкая популярность его политики: опросы показали, что если бы выборы происходили сразу после убийства, преемник Рабина Шимон Перес получил бы 60 % голосов, а лидер оппозиции Биньямин Нетаньяху — 28 %, соотношение в Израиле невиданное за последние 30 лет.

Общая солидарность в осуждении убийства была омрачена двумя факторами. С одной стороны[уточнить], влиятельные левые круги в СМИ возлагали моральную ответственность за это преступление на весь национальный лагерь, и в первую очередь — религиозных сионистов (поскольку Игаль Амир идеологически принадлежал к этому лагерю). Следствием стала волна нападок на лагерь политических противников Рабина, вызвавшая позже ответную реакцию и усилившая раскол в израильском обществе[4].

Память о Рабине

Могила Ицхака Рабина и его жены Леи Рабин на горе Герцля в Иерусалиме.
Мемориал Рабину в Акко, «Врата Мира»

Законом о Дне Памяти от 1997-го года постановлено, что 12-й день месяца Хешван по еврейскому календарю станет официальным днем памяти Ицхака Рабина.[5]

К концу 2007 года имя Ицхака Рабина носили[6]: 28 школ; 8 учебных городков; 26 проспектов, улиц, дорог и мостов; 14 районов, 13 микрорайонов (из них 4 в Тель-Авиве); 12 садов, бульваров и деревьев, посаженных в честь покойного премьера; 11 площадей; 10 зданий и комплексов, в том числе театр; 7 парков; 3 общественных центра; 3 факультета (в Хайфе и Иерусалиме); 2 правительственных городка (в Хайфе и Нацерете); 2 синагоги; 2 спортивных комплекса; 2 отделения травматологии; 1 населенный пункт (Цур-Ицхак, который возводится в настоящее время рядом с поселком Цур-Игаль); 1 военная база; 1 торговый комплекс (в Кирьят-Оно); 1 больница; 1 электростанция; КПП в Эйлате на границе с Иорданией. Помимо всего этого, в Тель-Авиве построен огромный Центр изучения наследия Рабина.

7 ноября 2009 года на центральной площади Тель-Авива прошел 20-тысячный митинг по случаю 14-й годовщины убийства Ицхака Рабина. Главным событием стало видеообращение президента США Барака Обамы, в ходе которого он выразил надежду, что между израильтянами и палестинцами вскоре будет достигнут мир и отдал должное мужеству Ицхака Рабина.

Альтернативные версии

Убийство Рабина породило разнообразные слухи и толки. Игаль Амир был членом подпольной ультра-правой экстремистской организации «Эйаль» (Львы Иудеи), что породило предположения о существовании заговора.[2]

Различные источники как в Израиле, так и за рубежом указывали на несоответствия в официальной версии убийства и высказывали удивление по поводу того, что Шабак (Служба Безопасности) не смогла предотвратить случившееся, что породило многочисленные слухи о возможной причастности к убийству лиц из высшего эшелона политики и служб безопасности.

Шабак официально озвучила версию об убийце-одиночке, чьи действия невозможно было предвидеть, однако эта версия вызвала многочисленные нарекания.

Особое внимание вызвал тот факт, что ближайшим другом убийцы был агент «Шабак» Авишай Равив (англ.) знавший, судя по показаниям свидетелей, о планах Амира, но так и не преданный суду, несмотря на многочисленные требования общественных и политических кругов. В результате появились многочисленные версии заговора с целью убийства; были опубликованы статьи и изданы книги с изложением версий, отличных от официальной.

Одну из версий развивает Бари Хамиш (англ.) в своей книге «Кто действительно убил Рабина». В частности, им выдвинута версия, что Амир был агентом израильских спецслужб, которые пытались помочь Рабину на приближающихся выборах, и решили использовать покушение как фактор, влияющий на их результаты. Амир получил от спецслужб «ненастоящие» пули, но заменил их настоящими. По этой причине ему дали приблизиться к Рабину на минимальное расстояние. Амир этим воспользовался, и убийство состоялось.

По другой версии, покушение на Рабина было спланировано Шимоном Пересом, вторым человеком в «Аводе». Эта версия обвиняет сами спецслужбы в том, что они самовольно подменили холостые патроны Амира на настоящие, несмотря на изначальный план Переса. Слух о холостых патронах основан на том, что кто-то из толпы пытался успокоить всех криком о том, что патроны ненастоящие.

Тем не менее, назначенная правительством комиссия под руководством Меира Шамгара, бывшего Председателя Верховного Суда Израиля, не нашла оснований для подтверждения этих версий.

Последняя речь

Мемориал на месте убийства Рабина в Тель-Авиве. Мемориал составлен из разбитых камней и олицворяет собой «политическое потрясение, коим явилось для Израиля убийство Рабина».

Из последней речи, произнесенной Рабином во время демонстрации в поддержку мирного процесса на Площади Царей Израиля, Тель-Авив, 4 Ноября 1995 года.[5]

Мне хочется поблагодарить каждого из вас, пришедших сюда, чтобы сказать НЕТ насилию и ДА миру.

Я прослужил в армии двадцать семь лет. Я воевал до тех пор, пока не блеснула первая надежда на мир. Сегодня я верю, что есть шанс, и весьма реальный.

Я всегда верил, что большинство народа стремится к мирной жизни, и сам готов пожертвовать многим ради этого.

Но прежде всего — сам израильский народ доказал, что мир возможен. Нужно много молиться, чтоб наступил мир, однако одних молитв мало. Мир наступит, когда он станет истинным и единственным стремлением нашего народа.

Мирный процесс связан с трудностями, иногда с очень большой болью. Безболезненных путей у нашего народа не осталось, однако мирный путь лучше тропы войны.

Ицхак Рабин, 4 ноября 1995 года

Примечания

Ссылки

Источники