Реформатская схоластика

Реформатская схоластика — направление мысли, сформировавшееся в раннем реформатском (кальвинистском) богословии, для которого характерно использование схоластических методов рассуждения, ведения диспутов и преподавания. Тесно связанным с «реформатской схоластикой» понятием является «реформатская ортодоксия», рассматривающая содержательную сторону взглядов схоластов. Реформатская традиция, по современным представлениям, шире, чем просто «кальвинистская». Она не имеет формального определения и включает таких богословов, как Ульрих Цвингли, Мартин Буцер, Генрих Буллингер, Пётр Мартир Вермильи и другие[1]. Хронологические рамки деятельности реформатских схоластов устанавливают, как правило, приблизительно с 1560 по 1790 год.

Согласно долгое время существовавшим в историографии представлениям, идеология Реформации и схоластика в значительной степени противоположны. Отталкиваясь от проводимой Мартином Лютером и Жаном Кальвином критики использования философии, прежде всего трудов Аристотеля, в богословии, исследователи описывали наметившуюся в середине XVI века тенденцию к использованию схоластического способа рассуждения как отступление от первоначального реформатского богословия. В такой парадигме осмысление развития протестантизма строилось как противопоставление Кальвина и его последователей. Если первый характеризовался через «библейский гуманизм» и христологическое благочестие, то для реформатских богословов последующих поколений главными чертами называли догматизм и сосредоточенность на проблематике предопределения. В конце XX века приобрёл сторонников подход, согласно которому использование схоластического стиля не привело к искажению протестантской идеологии, и развитие протестантской схоластики понимается как элемент институционального развития, имеющий скорее педагогическую направленность. Более внимательное исследование взглядов основоположников протестантизма показало, что их критика была направлена не на схоластическую методологию ведения аргументации, а относилась к содержательной стороне средневекового богословия[2]. Переосмысленное понимание схоластики привело к перемене в восприятии ряда религиозных мыслителей Средних веков, как конфронтационной направленности (Джон Уиклиф, Ян Гус, Джироламо Савонарола), так и принадлежавших к определённым традициям (Томас Брадвардин, Григорий из Римини, Вессель Гансфорт[en]), как предшественников Реформации[3].

Особенности

Исследователи отмечают явное использование реформатскими схоластами трудов своих средневековых предшественников. Значительно влияние схоласта XIII века Фомы Аквинского на протестантских богословов итальянского происхождения Петра Вермильи и Джироламо Занчи[en]. Использование логических методов является одной из характерных особенностей реформатской схоластики, придавшей ей характер жёсткой и точной системы, рассматривающей богословские утверждения как последовательность логических посылок и выводов. Часто такой метод предполагал опору на труды Аристотеля, но иногда их заменяла ревизионистская логика[en] французского протестанта Петра Рамуса (ум. 1572). В целом, структура средневекового образования в большей степени ориентировалась на Аристотеля и, хотя Лютер и Кальвин отвергали учение этого «языческого мошенника», протестантские богословы последующих поколений, вслед за Филипом Меланхтоном продолжали изучать труды Стагирита. В Женеве аристотелизм занял центральное место в богословском образовании благодаря Теодору Беза и итальянским иммигрантам, привнесшим гуманизм падуанской школы и Пьетро Помпонацци[4].

Многие исследователи отмечают определяющую роль в богословских построениях протестантских схоластов учения о предопределении, связываемого с вопросом о божественных установлениях и провидении. Для Кальвина предопределение было связано с сотериологией и проблемой уверенности в христианской жизни, но в его «Наставлениях» оно рассматривается отдельно от понятия Бога и его провидения[5]. Как следствие, схоласты уделяли много внимания логическим следствиям, вытекавшим из принятия учения о предопределения, таким как репробации[en], то есть предопределение к проклятию, ограниченное искупление[en] и стойкость святых[en]. Схоласты упорно отстаивали эти принципы не только в спорах со своими католическими оппонентами, но и против представителей других протестантских конфессий, прежде всего арминиан[6].

Периодизация

Одну из первых попыток осмысления схоластического влияния в протестантизме предпринял французский кальвинист Ламбер Данно[en] в своих комментариях к первой книге «Сентенций» Петра Ломбардского (1580). Основываясь на более ранней работе Каспара Пейцера («Chronicon Carionis», 1562), Данно выделил три стадии развития схоластики: древнюю (vetus), среднюю (media) и новую (nova). Хотя концепция Данно предполагала постепенный упадок христианского богословия, она позволила рассмотреть старую схоластику в более благожелательном свете. Идентичность положений лютеранского Аугсбургского исповедания (1530) учению Аквината показал в 1656 году Иоганн Георг Дорше[en][7].

Согласно американскому историку христианства Ричарду Мюллеру[en], эпоха реформатской схоластики (ортодоксии) охватывает приблизительно два столетия и включает три периода[8]:

  1. Период ранней ортодоксии (ок. 1565—1640), в котором выделяют два подэтапа, до и после Дордрехтского синода 1618 года. Начало периода определяется с времени, к которому скончались большинство из крупнейших кодификаторов реформатского богословия второго поколения (Жан Кальвин, Вольфганг Мускулус[en], Пётр Мартир Вермильи и Андреас Ипериус) за единственным исключением Генриха Буллингера, прожившего до 1575 года. Таким образом, к ранним схоластам Мюллер относит богословов следующего поколения (Захария Урсин (ум. 1584, ), Каспар Олевиан (ум. 1587), Джироламо Занчи (ум. 1590), Теодор Беза (ум. 1605), Франциск Юний Старший[en] (ум. 1602) и Амандус Поланус[en] (ум. 1610)) и далее до поколения участников Дордрехтского синода (Антоний Валеус[en] (ум. 1639), Иоганн Полиандер[de] (ум. 1646), Сибранд Любберт[en] (ум. 1625), Франциск Гомар (ум. 1641), Уильям Эймс (ум. 1633), Иоганн Генрих Альстед (ум. 1638))[9];
  2. Период высокой ортодоксии (ок. 1640—1725), разделяемый также на два этапа, различаемые по степени интенсивности полемики. Граница проводится по 1685 году.
  3. Период поздней ортодоксии до 1770 года.

Примечания

  1. Selderhius H. J. Introduction // A Companion to Reformed Orthodoxy. — BRILL, 2013. — P. 2.
  2. Baschera, 2009, pp. 137—139.
  3. Muller, 2003, pp. 3—4.
  4. Wallace, 1982, pp. 56—57.
  5. Wallace, 1982, p. 58.
  6. Wallace, 1982, p. 60.
  7. Baschera, 2009, pp. 140—141.
  8. Muller, 2003, pp. 4—5.
  9. Muller, 1987, p. 14.

Литература

  • Baschera L. Aristotle and Scholasticism // A Companion to Peter Martyr Vermigli. — BRILL, 2009. — P. 133—159. — ISBN 978-90-04-17554-9.
  • Donnelly J. P. Calvinism and Scholasticism in Vermigli's Doctrine of Man and Grace. — Leiden : E. J. Brill, 1976. — 235 p. — ISBN 90 04 044482 2.
  • Muller R. A. Post-Reformation Reformed Dogmatics: The Rise and Development of Reformed Orthodoxy, ca. 1520 to ca. 1725. — Baker Book House, 1987. — Vol. I. — 365 p. — ISBN 0-8010-6214-4.
  • Muller R. A. After Calvin. Studies in the Development of a Theological Tradition. — Oxford University Press, 2003. — 275 p. — (Oxford Studies in historical Theology). — ISBN 0-19-515701-X.
  • Wallace D. D. Puritans and Predestination: Grace in English Protestant Theology, 1525-1695. — 1982. — 304 p. — ISBN 1-59244-590-X.