Проханов, Иван Степанович

Иван Степанович Проханов
Иван Степанович Проханов
1-й председатель Всесоюзного совета евангельских христиан
1911 — 1931 (с 1931 года — почётный председатель)
Церковь евангельские христиане
Преемник Я. И. Жидков
Вице-президент Всемирного баптистского альянса
1911 — 1928

Образование высшее техническое, богословское
Рождение 17 (29) апреля 1869
Владикавказ, Российская империя
Смерть 6 октября 1935(1935-10-06)
Берлин, Германия
Похоронен в Берлине на кладбище общины Святой Троицы (нем.)
Отец Степан Антонович Проханов
Мать Агриппина Савельевна
Супруга Анна Ивановна (дев. Казакова)
Дети Ярослав, Всеволод
Принятие священного сана рукоположен 1 апреля 1924 года в Праге (последователями Яна Гуса)[a].
Commons-logo.svg Иван Степанович Проханов на Викискладе
(аудио)
Голос Ивана Проханова
Проповедь о цели жизни
Помощь по воспроизведению

Ива́н Степа́нович Проха́нов (17 (29) апреля 1869[2] — 6 октября 1935[2]) — российский, советский и эмигрантский религиозный деятель, инженер, поэт, проповедник, богослов, политик. Брат молоканского богослова Александра Проханова, отец ботаника Ярослава Проханова, двоюродный дед писателя Александра Проханова.

Иван Проханов мечтал о «революции Святого Духа», которая преобразит не только религиозную, но и политическую, и экономическую жизнь России и всего мира. Для объединения христиан он инициировал создание межконфессионального Русского евангельского союза. Затем из аморфного движения пашковцев выстроил самостоятельную конфессию — Всероссийский союз евангельских христиан, разработал ей догматическое богословие, организовал «христианский комсомол», написал более 1000 духовных псалмов и создал оригинальную церковно-музыкальную традицию.

Он издавал евангельские журналы, писал книги по богословию и религиозной юриспруденции, учреждал христианские политические партии и открывал школы подготовки церковных служителей. После прихода к власти большевиков Проханов стал идеологом и вдохновителем создания христианских коммун. Личное вмешательство Иосифа Сталина помешало ему реализовать проект советского Города Солнца — Евангельска.

Находясь с 1928 года в эмиграции, он организовал евангельских христиан-эмигрантов в ещё один конфессиональный союз.


Биография

Происхождение

Отец — Степан Антонович Проханов
Дом, где родился Иван Проханов во Владикавказе

Иван Проханов родился 17 апреля 1869 года во Владикавказе[2]. Родители Проханова были молоканами, крестьянами из деревень Копены и Сластуха Аткарского уезда Саратовской губернии. В 1862 году отец, Степан Антонович Проханов, в 20-летнем возрасте вместе с женой, матерью и тёщей перебрался во Владикавказ, спасаясь от религиозных преследований. Впоследствии, когда у Прохановых появились сыновья, бабушки рассказывали им о том, как их подвергали преследованиям за веру, как арестовывали и сажали в тюрьму[3].

Во Владикавказе Степан Антонович добился материального достатка, приобрел четыре мельницы и землю, стал членом городского совета[4]. В 1875 году он присоединился к группе баптистов, позднее стал пресвитером местной церкви. Переписывался с Василием Пашковым[5]. В 1894 году Степан Антонович вместе с другими баптистами был выслан в Закавказье по обвинению в распространении вредной религиозной пропаганды. Его сын Иван в это время жил в христианской коммуне «Вертоград» в Крыму[6]. В 1899 году Иван посетил отца по месту ссылки — в армянской деревне Гирюсы[7].

По окончании cсылки Степан Антонович вернулся во Владикавказ. Он умер в 1910 году. Жена пережила его на 22 года и скончалась в возрасте 90 лет 5 августа 1932 года в Москве[8].

Юность

Иван Проханов в юности

В юности Иван вошёл в кружок гимназистов, увлекшихся трудами философов-пессимистов Шопенгауэра и Гартмана. Под их влиянием он даже задумывался о самоубийстве, однако итогом духовных поисков стало укоренение в христианской вере. В ноябре 1886 года Иван начал посещать ту же общину баптистов, что и отец, а 17 января 1887 года присоединился к общине[9][b].

В 1887 году Иван окончил гимназию, в 1888—1893 годах учился на инженера в Технологическом институте Санкт-Петербурга[2], одновременно активно участвуя в деятельности пашковцев. Так, в 1889 году он вместе с братом Александром начал нелегально издавать свой первый евангельский журнал «Беседа»[10].

По окончании института Иван получил работу помощника директора сахарного завода в Черниговской губернии, в имении Николая Неплюева — основателя Крестовоздвиженского православного трудового братства. Однако из-за разницы в религиозных взглядах с Неплюевым, Иван Проханов вскоре вынужденно оставил эту работу[11] и переехал в Колпино — работать помощником главного инженера Ижорского адмиралтейского завода[11].

Государственная политика преследования протестантов в России побудила Проханова оставить профессиональную деятельность[12]. В 1894 году он, вместе с евангельским деятелем Германом Фастом, вдовой поэта Некрасова и другими верующими организовал в Крыму христианскую коммуну «Вертоград», где прожил около года[2].

Учеба за границей

Под угрозой ареста за религиозную деятельность в 1895 году Проханов нелегально выехал за границу. Здесь на протяжении примерно двух лет он получал богословское образование в баптистском колледже в Бристоле (Англия), а затем конгрегационалистском колледже в Лондоне. Кроме того, он провёл по полгода в Берлинском и Парижском университетах, где также изучал богословие[2]. За время пребывания за рубежом Иван Проханов наладил контакты в среде европейских протестантов[13].

В 1898 году Проханова пригласили оказать помощь в качестве переводчика большой группе духоборов на острове Кипр. В России духоборы подверглись жестоким преследованиям за пацифистские убеждения, в результате чего значительная их часть организованно эмигрировала в Канаду[14]. В пути большая группа духоборов заболела некоей болезнью, похожей на дизентерию, и была высажена на Кипре. Проханов несколько недель руководил их лагерем, затем заболел сам, а после выздоровления решил вернуться в Россию. Вопреки опасениям за последствия нелегального выезда из России, при возвращении Проханов не был наказан, хотя в первое время над ним установили официальный надзор полиции[13].

Служение в России

Иван Проханов в молодости

С момента своего возвращения в Россию в конце 1898 года до 1921 года Проханов работал инженером на полной ставке, занимаясь христианским служением в свободное время[15]. По возвращении Проханов некоторое время жил во Владикавказе, потом нашёл работу по специальности — помощника управляющего железной дорогой Рига — Орёл и перебрался в Ригу. Затем он работал в Рижском политехническом институте, однако в 1901 году по требованию МВД был отчислен с работы как один из лидеров «штундистов»[16]. Проханов переехал в Петербург, где устроился в электротехническую компанию Вестингауза. Здесь он, несмотря на цензуру, сумел издать сборник богослужебных псалмов «Гусли» (автором некоторых из этих псалмов был сам Проханов)[17].

31 августа 1901 года он женился на Анне Ивановне Казаковой, дочери христианина из Тифлиса[18]. Она родила ему двух сыновей.

Руководство завода Вестингауз отправило Проханова в заграничную командировку в Америку, где он провёл около двух лет. По возвращении в Петербург он активно включился в движение евангельских христиан (пашковцев)[19]. В течение нескольких лет Иван Проханов возглавил движение.

В 1916 году судебный орган Петрограда[20] обвинил Проханова в создании революционной организации, под которой подразумевался ВСЕХ. Началось судебное преследование, приостановившееся из-за перегруженности правоохранительных органов после убийства Григория Распутина[20].

После революций, в годы Гражданской войны, умерла жена Проханова, а в 1926 году трагически погиб младший сын Всеволод, однако Иван Степанович не оставил руководство ВСЕХ. Дважды он подвергался арестам и по нескольку месяцев содержался в концлагере и тюрьме — в 1921 и 1923 годах[21][22].

В 1923 году в составе делегации из России Проханов принял участие во Всемирном конгрессе баптистов в Стокгольме[23]. В 1924 году он совершил поездки в Чехословакию, Германию, Данциг (в то время — вольный город), Финляндию. В Праге он был рукоположен в священники[24].

С мая 1925 года по ноябрь 1926 года Иван Проханов пребывал в США и Канаде, где искал возможности поставить для верующих СССР духовную литературу. По предположению историка Вильгельма Кале, заграничным поездкам Проханова способствовало стремление Советской власти к устранению последствий Гражданской войны и международного бойкота, смягчению негативного отношения к СССР и расширению зарубежных связей[24]. В 1927 году Иван Проханов совершил серию поездок по Южной России, Кавказу и Сибири, в том числе в поисках места для строительства Евангельска[25].

Эмигрантский период

Проханов на пути из СССР в США

В мае 1928 года Проханов легально выехал из СССР прежде всего для участия во Всемирном конгрессе баптистов в Торонто[26], а также в поисках зарубежных источников финансирования[27]. Он намеревался возвратиться в СССР «не более, чем через год»[28], однако он так и не вернулся. Существует версия, что он не получил разрешения на обратный въезд[2], но сам Иван Проханов утверждал, что решение остаться в эмиграции было принято им самостоятельно. Во время его пребывания в Германии было опубликовано постановление ВЦИК и СНК РСФСР «О религиозных объединениях» от 8 апреля 1929 г. В автобиографической книге «В котле России» Проханов вспоминал, что получил из СССР письма с рассказами о страданиях верующих и просьбами о помощи. «Я понял, что это была воля Божья остаться за границей, чтобы попытаться организовать постоянную помощь страждущим во время этих гонений», — писал он[28].

Ещё два года Проханов оставался председателем Всероссийского союза евангельских христиан (ВСЕХ), в 1931 году председателем Союза был избран его соратник Я. И. Жидков, а Проханов стал «почётным председателем» (и продолжал оставаться в этой формальной должности до конца жизни). По мнению историка Вильгельма Кале, титул «почётного председателя» свидетельствовал, что советские верующие не осуждают его за эмиграцию. Сохранявшиеся связи с Союзом евангельских христиан, забота о верующих в СССР, побуждали Проханова воздерживаться в эмиграции от антисоветских выступлений и положительно отзываться о Советской власти. Как отмечал Кале, тем самым Иван Проханов принес больше пользы, чем если бы продолжал оставаться в СССР номинальным главой разогнанного Союза[29]. Так, в отличие от ликвидированного в 1930-е годы Федеративного союза баптистов СССР, ВСЕХ продолжил своё формальное существование и в 1944 году на его базе был создан Всесоюзный совет евангельских христиан-баптистов)[30].

В эмиграции И. С. Проханов продолжил литературно-публицистическую деятельность, а также занялся организацией Всемирного союза евангельских христиан. Последние годы жизни стали для Проханова временем странствий. Остановившись в 1929 году в Германии, он совершал поездки как внутри страны, так и по другим государствам Европы (в том числе Дании, Латвии, Польше). Осенью 1931 года — весной 1932 года он пребывал в США, откуда вернулся в Берлин, затем посетил Ригу. В октябре 1932 года Проханов вновь выехал в США, откуда вернулся в Берлин летом 1933 года. В конце этого года он вновь выехал в США, также посетив и Канаду. Некоторое время он лечился в США. Летом 1935 года он вернулся в Европу. По дороге он остановился на некоторое время у Софьи Ливен. Прочтя курс лекций, он вернулся в Германию, затем, несмотря на болезнь, совершил миссионерскую поездку в Болгарию[31].

Умер 6 октября 1935 года в Берлине.

Мировоззрение и богословие

Мировоззрение

Родившись в семье молокан, Проханов идентифицировал себя с гонимым христианским меньшинством, отождествляя страдания за свою веру со страданиями Христа. «Всё то, что я слышал о страдающих за веру от моего отца, бабушек, побудило во мне желание посвятить жизнь гонимым христианам и бороться за свободу совести», — писал он[32]. В автобиографии Проханова заметна уверенность в особой миссии, предначертанной ему. «Божья цель заключалась в том, чтобы я был посредником, передатчиком его даров для нужд народа», — утверждал он[33].

Проханов не скрывал своих мессианских планов духовного (и как следствие — социально-политического) преобразования мира благодаря синергии евангельских верующих и действию Святого Духа[34]. Он полагал, что всемирная революция Духа, восстанавливающая апостольское христианство, должна начаться в России, а затем охватить и преобразовать всю планету[35]. Иван Проханов представлял Россию как «духовное кладбище или долину сухих костей» (Иез. 37:1-14) и ждал восстания — «это будет подлинное воскресение, духовное обновление и реформация»[36].

Не случайно в издаваемом Прохановым журнале «Христианин» было опубликовано пророчество британского миссионера в Китае Хадсона Тэйлора: «в России произойдёт революция, которая приведёт к великому пробуждению на западе России; это пробуждение распространится по всей земле и тогда Господь придёт»[37][38][39]. Проханов считал, что начальная часть этого пророчества сбылась в событиях первой русской революции. Особую роль в пробуждении, по его мнению, должны были сыграть евангельские христиане Петербурга[39].

Ивану Проханову, по его собственному признанию, были близки социалистические убеждения: «я полностью симпатизировал всем этим идеалам и желал, чтобы они осуществились как можно скорее», — признавался он[40]. Он не мог принять свойственного большевизму отрицания Христа и вообще религии[40]; напротив, Проханов страстно желал наполнить происходящие при нём политико-экономические преобразования в России духовным христианским содержанием[35], по его замыслу именно христианство должно было сделать социализм совершенным[41], поскольку «при всей желательности и необходимости… коренных политических и экономических реформ… истинное обновление России возможно только при условии духовного возрождения и самоусовершенствования каждой отдельной личности». Лидеры русских баптистов расходились с ним во взглядах на этот вопрос, считая, что главное в христианском служении — не преобразование общества, но спасение душ, а «всё остальное приложится»[42].

При этом христианский социализм Проханова был помещён в «модернистские и романтические рамки XIX столетия»[43].

Богословие

Совет ВСЕХ, около 1927 года. В центре — Иван Проханов, справа от него — Иван Каргель. Крайний слева — Александр Карев

После того, как Проханов возглавил движение пашковцев, их богословие не претерпело изменений по принципиальным позициям: приверженность к Библии (при, возможно, иногда слишком буквалистическом её понимании), крестоцентризм (особое внимание вопросу искупления людей Христом на кресте), акцент на необходимости рождения свыше, а также активная социально-общественная позиция[44].

Проханов придерживался арминианской концепции спасения души (и эта концепция доминировала в целом в движении евангельских христиан)[44]. Догматическое богословие для Проханова играло второстепенную роль и служило инструментом для достижения главной цели — церковного строительства и миссионерства[45].

Самоидентификация по отношению к баптизму

Много споров вызывает вопрос об идентификации Прохановым движения евангельских христиан и себя лично по отношению к баптизму. Крещённый в баптистской общине, после переезда в Петербург Проханов влился в движение пашковцев (позднее при его активном участии эволюционировавшем в движение евангельских христиан). Он не принимал личного участия во Втором Всемирном конгрессе баптистов в Торонто в 1911 году, однако прислал туда своей реферат «Обзор России», в котором определил евангельских христиан как «искренних баптистов»[46]. На этом конгрессе Проханов заочно был избран одним из шести вице-президентов Всемирного союза баптистов[47].

До середины 1920-х годов Проханов пытался объединить всероссийские союзы евангельских христиан и баптистов. Несмотря на встречное движение со стороны лидеров баптистов, это объединение при жизни Проханова так и не состоялось (остатки союзов были объединены в единую конфессию евангельских христиан-баптистов только в 1944 году). Неудачи привели к тому, что с середины 1920-х годов Проханов дистанцировался от баптистов и пытался сформулировать новую идентификацию в русле петербургской евангелической традиции[48].

Руководство евангельским движением

Иван Степанович Проханов

До февральской революции

В 1905 году Проханов в полной мере включился в евангельскую деятельность. Он организовал и возглавил в Петербурге отдельную общину евангельских христиан, костяком которой стала верующая молодёжь, ранее отделившаяся от общины, возглавляемой Иваном Каргелем[49]. Софья Ливен так описывала разницу между этими общинами: «Брат Каргель стремился главным образом углубить верующих в познании Господа и Его Слова, а брат Проханов призывал своих членов к деятельному участию в общинной жизни: он организовал союз молодёжи, хор и прочее»[50].

В том же 1905 году вместе с меннонитом Петром Фризеном и баптистом Николаем Одинцовым Проханов создал первую в России евангельскую политическую партию «Союз свободы, истины и мира». Её концепция была близка к кадетской, её главным лейтмотивом являлась альтернатива неприемлемому для евангельских протестантов пути насильственного свержения власти (события происходили во время революции 1905—1907 годов). Партия просуществовала до 1906 года, ничем особым в истории не отметившись[51].

Создание Русского евангельского союза

В 1906 году Проханов занялся организацией Русского евангельского союза (РЕС) — межденоминационной организации, которая объединяла бы христиан не на уровне конфессий или поместных церквей, а на уровне отдельных верующих[52]. Членство в союзе не предполагало оставление христианами своих деноминаций (православные оставались бы православными, баптисты — баптистами и т. д.). На этом принципе был построен Всемирный евангелический альянс, с представителями которого Проханов познакомился во время своей учёбы в Европе. Собственно Русский евангельский союз создавался как российский аналог, или как национальное отделение альянса[53].

Русский евангельский союз рассматривался Прохановым в качестве «духовного двигателя» для преобразования России и всего мира[54]. Однако этого не произошло: хотя РЕС был даже официально зарегистрирован в 1909 году, он остался на периферии общественного внимания. В организацию вошли порядка ста христиан разных сословий (от рабочих до аристократов) и разных исповеданий. Союз проигнорировала Русская православная церковь, а среди лидеров русских баптистов созданная Прохановым структура вызвала противоречивые отклики, в том числе и негативные. Например, известный миссионер Андрей Мазаев писал в журнале «Баптист»: «Это уже совершенно непонятно, и всякий ум отказывается понимать этот ужасный союз… в одно и то же время состоять членом церкви баптистов или православных и в то же время быть членом евангельского союза. — Может ли из одного источника истекать вода соленая и сладкая? Может ли один раб служить двум господам?»[55]

Организация молодёжного движения

Иван Проханов (во втором ряду, в центре) с другими верующими-узниками в день освобождения из тюремного заключения за проведение Шестого съезда Союза христианской молодёжи в 1921 году. Справа от него Л. Шендеровский, хлопотавший на свободе об их освобождении

Одновременно с созданием Русского евангельского союза Проханов занялся организацией Союза христианской молодёжи, объединяющего юношеские кружки при евангельских церквях. После подготовительной работы в апреле 1908 года в Москве собрался Первый съезд представителей юношеских кружков, а в 1909 году в Петербурге — Второй съезд, который принял Устав «Евангельского союза христианской молодёжи». Председателем Союза был избран Проханов, секретарём — Яков Жидков[56].

В 1920-х годах, после окончания Гражданской войны, движение (которое тогда называли «Христомолом») обрело значительный размах и вызвало беспокойство властей. «Мы должны повести решительную борьбу с сектантством за нашу молодёжь, за детей», — призывал пропагандист Александр Клибанов[57]. В 1926 году, в период ужесточения политики государства в отношении религии, молодёжное движение было запрещено, а в годы сталинских репрессий — окончательно раздавлено[58].

Создание ВСЕХ

К 1911 году Иван Проханов объединил общины евангельских христиан в Петербурге, Севастополе, Симферополе, Ялте, Екатеринославе, Конотопе, Киеве, Одессе, Александровске, Харькове, Николаеве, Самаре[59].

Второй съезд евангельских христиан (25.12.1910 — 4.01.1911) учредил Всероссийский союз евангельских христиан (ВСЕХ), утвердил представленные Прохановым устав Союза и официальное вероучение (с которым заранее ознакомились в поместных общинах)[60]. Вероучение, в числе прочего, утвердило необходимость исключительно сознательного крещения, а крещение младенцев отвергло, как недействительное. Таким образом было устранено ранее допустимое в среде евангельских христиан разномыслие по вопросу, принципиальному для баптистов. Это позволило в 1911 году на Всемирном конгрессе баптистов принять ВСЕХ в члены Всемирного баптистского альянса, а самому Ивану Проханову — стать вице-президентом Всемирного баптистского альянса[61].

В то же время Проханов не оставил надежд на создание объединённого фронта евангельских вероисповеданий и продолжил попытки объединения евангельских христиан с русскими баптистами, с дальнейшей перспективой присоединения других близких евангельских течений[62][59].

Тем временем в России после так называемого «дарования религиозных свобод» в 1905—1906 годах нарастала новая волна государственного преследования протестантов[63]. В результате деятельность обоих союзов (евангельских христиан и баптистов) оказалась наполовину парализованной, например, не разрешалось проведение съездов[64]. Несмотря на преследования, численность евангельских христиан к 1917 году достигла 150 тыс. человек[65].

Религиозные и политические организации, созданные либо лично Прохановым, либо при его активном участии[66][67][68]
Время создания Прекращение деятельности Название Комментарий
1 1905 1906 Союз свободы, истины и мира Первая христианская евангельская политическая партия в России. Организована совместно с меннонитом Петром Фризеном и баптистом Николаем Одинцовым.
2 1907 1912 Русский евангельский союз Межконфессиональная христианская организация, созданная Прохановым совместно с другими христианами по типу Всемирного евангелического альянса. Проект оказался нежизнеспособен.
3 1909 1920-е Союз христианской молодёжи Централизованная организация, объединявшая кружки молодёжи при церквях евангельских христиан.
4 1911 1944 Всероссийский союз евангельских христиан Конфессиональный союз евангельских христиан, выстроенный Прохановым. В 1944 году на его основе был создан ВСЕХБ.
5 1917 1917 Партия «Воскресение» Христианско-демократическая партия. Организована по личной инициативе Проханова.
6 1935 Всемирный союз евангельских христиан Конфессиональный союз евангельских христиан в эмиграции, создатель — лично Проханов.

Между революцией и эмиграцией

Проханов поддержал февральскую революцию и уже в марте 1917 года создал христианско-демократическую партию «Воскресение». Проханов и евангельские христиане предложили Временному правительству ряд инициатив в области установления в стране свободы совести[69].

Сразу после прихода к власти большевиков Проханов, в отличие от баптистов, удержался от публичных негативных высказываний в адрес новой власти[69], а впоследствии искал компромиссы с ней[70].

Благодаря падению монархии российские протестанты получили возможность расширить миссионерскую деятельность. «От города к городу, от села к селу, от деревни к деревне», — под таким девизом рассылались по стране проповедники. После революции были предприняты новые попытки объединения баптистов и евангельских христиан в одну конфессию, Проханов активно участвовал в этом процессе. Однако стороны не смогли договориться в деталях, что к середине 1920-х годов привело к охлаждению в отношениях двух Союзов[71].

Коммуны

Коллективный труд евангельских христиан (прохановцев)

Социальные и экономические условия после революций 1917 года способствовали распространению идеи трудовой общинной жизни. Этот процесс усугублялся массовой миграцией горожан в деревню из-за голода и нехватки продовольствия[72]. Богословская и теоретическая база для христианской кооперации была создана Иваном Прохановым в брошюре «Евангельское христианство и социальный вопрос» (1918 год) и в программной статье «Новая, или Евангельская жизнь» (1925 год)[73].

В 1918 году в Рязанской губернии возникли коммуны «Вифания» и «Пробуждение», в Тверской губернии — «Гефсимания», «Вифания» и «Утренняя Звезда»[72], кроме того коммуны стали возникать в Новгородской, Брянской, Енисейской и других губерниях[74]. На первых порах этот процесс поддерживался партийно-хозяйственным руководством страны, рассчитывавшим на положительный экономический эффект от использования «значительных хозяйственно-культурных элементов»[75].

Помимо земледельческих коммун в сельской местности, протестантская экономическая кооперация развивалась и в городах, чему способствовал нэп. Христианские артели и кооперативы занимались строительством, изготовлением хлеба и кондитерских изделий, пошивом одежды и обуви, организацией общественного питания и т. д[75].

Курс Советской власти по отношению к христианским коммунам и артелям поменялся в середине 1920-х, а к началу 1930-х движение было полностью свернуто[75].

«Евангельский клич»

Иван Степанович Проханов

Ещё до начала Первой мировой войны Проханов рассматривал евангельское движение как катализатор грядущей реформации Русской православной церкви[48]. После победы большевиков она стала стремительно терять влияние, одновременно фрагментируясь на несколько движений. В стране образовался духовный вакуум, который Проханов решил использовать для своей цели[76]. Летом 1922 года, вскоре после ареста патриарха Тихона, Проханов опубликовал 100-тысячным тиражом трактат «Евангельский клич» с адресованным иерархии РПЦ и обновленческой «Живой Церкви» призывом о реформации[77].

В частности, он предлагал устранить учение о посредничестве между Богом и человеком кого-либо, кроме Иисуса Христа (святых, Девы Марии), отменить использование икон, мощей и т. д., отменить церковную иерархию и деление христиан на священство и мирян и прочее[78]. Традиционные православные практики Проханов сравнивал с «пеленами», при освобождении которых РПЦ и другие православные группы обретут новый облик. При этом обновленческие реформы, по его мнению, имели неполный, половинчатый характер[79]. Призыв не ремонтировать духовный дом лишь снаружи, а возводить новое духовное здание, Проханов подкрепил обещанием поддержки Евангельской церкви[80].

Статья вызвала неоднозначную реакцию (как среди православных, так и протестантов, например, вызвав отторжение у лидеров русских баптистов[81]), однако подвигла на конкретные действия часть православного духовенства, включая совместные богослужения представителей разных исповеданий, одно из которых описал в своих мемуарах Владимир Марцинковский[82]. В частности, инициативу Проханова поддержал один из лидеров обновленчества епископ Антонин (Грановский)[83]. Выступление Проханова на съезде другой обновленческой группы «Союз древлеапостольских церквей» (возглавляемой епископом Александром Введенским) вызвало противоречивую реакцию, однако в целом благожелательное отношение к евангельскому лидеру сохранилось[84].

Добившись ограниченной поддержки обновленцев, Проханов не остановился в своих намерениях реформировать христианство. В сентябре 1922 года он опубликовал новое воззвание «Голос с Востока», адресованное уже «всем христианским церквам и вероисповеданиям в России и на всем земном шаре»[80]. В нём он напомнил об ужасах Первой мировой войны и роли, которую в ней играло духовенство исторических церквей: «Православное духовенство благословляло русскую армию, англиканское духовенство — английскую армию, лютеранское духовенство — германскую, католическое духовенство — французскую армию». Повторив основные тезисы «Евангельского клича» (необходимость отказа от церковных преданий и посреднической роли духовенства между Богом и человеком), он призвал ко «всемирной реформации» под лозунгом: «назад ко Христу, назад к Евангелию, назад к первохристианству», в результате чего должна появиться «Вселенская Первохристианская Церковь»[85].

По мнению историка-богослова Владимира Попова, действия Проханова хотя и носили слишком прямолинейный и во многом утопичный характер, однако способствовали масштабному общению протестантов-евангеликов с православными, избавлению от многих стереотипов и предубеждений, укреплению протестантизма в России[85].

Отказ от пацифизма

В 1922—1924 годах Советская власть развернула борьбу с пацифизмом среди верующих[23] (ранее пацифизм допускался, законодательство даже предусматривало возможность отказа от службы с оружием в руках по религиозным убеждениям, хотя на практике далеко не всем пацифистам удавалось получить такое разрешение). В Вероучении Ивана Проханова говорилось: «Мы признаем воинскую повинность, как оброк, но имеем общение с теми, кто иначе мыслит в этом вопросе»; а Вероучение Ивана Каргеля гласило: «Воинскую повинность мы отбываем по призыву законной власти, но молимся усердно о мире всего мира». Однако в результате кровопролитной Первой мировой войны, последовавших за ней двух революций и Гражданской войны пацифистские убеждения среди верующих заметно усилились[86].

Борьба с пацифизмом среди протестантов являлась одной из задач, стоявших перед Антирелигиозной комиссией при ЦК РКП(б) — ВКП(б)[87]. 5 апреля 1923 года Проханов был повторно заключен на четыре месяца в тюрьму за распространение воззвания «Голос с Востока», в котором имелось утверждение пацифистского характера[88][89].

За время заключения чекистам удалось заставить Проханова признать военную службу по призыву обязательной для советских евангельских христиан и стать одним из подписантов опубликованного в газете «Известия» антипацифистского воззвания. После своего освобождения, в ходе 9-го съезда евангельских христиан (проходил 1—10 сентября 1923 года), Проханов, несмотря на недовольство части верующих, добился признания воинской обязанности большинством голосов участников съезда. Действия Проханова привели к брожению среди верующих, ряд общин вышли из ВСЕХ и примкнули к баптистам[88].

Евангельск

Иван Проханов со спутниками после посадки саженцев на месте строительства Евангельска

В 1926 году Проханову удалось получить разрешение на основание христианского города-коммуны Евангельск (другое название — город Солнца). В августе-сентябре 1927 года Иван Проханов с группой единомышленников совершил экспедицию в Сибирь. На Алтае, в месте где Бия и Катунь, сливаясь, образуют реку Обь, они выбрали площадку под строительство Евангельска. Проханов совершил здесь символическую посадку саженцев кедра и американского клёна, а также провёл богослужение[90].

Из-за приближения холодов начало строительства было перенесено на следующий год. Однако за это время произошло ужесточение государственной политики в отношении протестантов. На заседании Политбюро ЦК ВКП(б) 17 мая 1928 года выступил И. В. Сталин с сообщением о «вопиющем факте» разрешения переселенческого отдела Наркомзема РСФСР на организацию в Сибири «религиозного города». После недолгого разбирательства реализация проекта была заморожена, а Проханов вскоре покинул страну[90].

В эмиграции

Проханов проповедует среди духоборов Канады

Ещё до своей эмиграции во время заграничных поездок Проханов организовал из евангельских христиан-эмигрантов заграничные отделы ВСЕХ в Латвии, Эстонии, Польше, Германии и США. Оказавшись в эмиграции, Иван Проханов приступил к созданию на их основе Всемирного союза евангельских христиан, посвятив этому последние годы жизни[91].

В опубликованном после смерти Проханова «Общем завещании» содержалось указание после создания Всемирного союза евангельских христиан поставить председателем и заместителем сотрудников миссии «Свет на Востоке» Якова Крекера и Вальтера Жака[92] вследствие того, что в годы эмиграции Проханов не нашёл сотрудников, способных нести это служение[93]. Тем не менее Союз был создан в 1937 году, уже после смерти Проханова[93].

Поэтическо-музыкальная деятельность

Проханов является автором богослужебных псалмов, имеющих вероучительный характер[94]. Он написал и издал 1233 стихотворения духовного содержания, ещё 210 остались неизданными[95][96].

Иван Проханов рассматривал духовные песнопения как важную часть церковного богослужения и как один из главных компонентов формирования конфессиональной идентичности[94]. При создании псалмов он уделял большое внимание и содержанию текста, и мелодии[97]. C одной стороны, Проханов стремился к использованию лучших образцов иностранной церковной музыки, с другой — к созданию оригинального стиля, сочетающего радость евангельской вести и русскую национальную музыкальную традицию[98]. К музыкальному оформлению он привлекал евангельских композиторов Альберта Кеше, Николая Казакова, Григория Драненко, Каролиса Инкиса[99]. Для обеспечения высокого уровня псалмов при ВСЕХ была создана специальная комиссия, куда вошли люди с высшим музыкально-теоретическим образованием[97]. Творческий труд Ивана Проханова способствовал появлению нового направления русской музыки[94].

Его работа увенчалась изданием в 1927 году трёхтомного «десятисборника» (то есть в итоговый сборник вошли гимны из 10 предыдущих песенников, выпущенных с 1902 года)[94].

Публицистика и издательская деятельность

Обложка журнала Христианин апрель 1906.jpg
Братский листок.jpg
Обложка журнала Молодой Виноградник за июль 1909 г.jpg
Газета Утренняя Звезда 1910-41.png
Евангельская вера,1932.jpg
Журнал «Христианин» Журнал «Братский листок» Журнал «Молодой виноградник» Газета «Утренняя Звезда» Журнал «Евангельская вера»

Важным направлением деятельности для Проханова было издание духовной литературы. В разные годы он редактировал и издавал христианские журналы «Беседа» (вместе с братом Александром), «Сеятель», «Христианин», «Братский листок», «Молодой виноградник», «Детский друг», а также газету «Утренняя Звезда». Многие материалы в них он написал сам. Уже в эмиграции он издавал журнал «Евангельская вера»[96].

Проханов стал главным редактором издательства «Радуга», снабжавшего евангельские общины России духовной литературой. Само издательство располагалось на Украине, благодаря Проханову был открыт магазин в Санкт-Петербурге, что способствовало успеху миссии[100].

В эмиграции он написал и издал автобиографическое произведение «В котле России», где изложил свой взгляд на историю и перспективы движения евангельских христиан в России и СССР[101].

В 1926 году ему удалось получить разрешение, найти средства и издать в СССР 175 тысяч экземпляров Библий, Новых Заветов, песенных сборников и другой духовной литературы[96].

Книги и брошюры Ивана Проханова
Номер Время создания Время выхода Название Цель
1 1909 1920-е Изложение евангельской веры, или Вероучение евангельских христиан (Вероучение Проханова)[102] Догматическое учение евангельских христиан
2 1911 1911 Закон и вера: Руководство к устройству религиозных собраний, легализации и управлению всеми гражданскими делами общин, отделившихся от православия[103] Правовая помощь верующим и церквям
3 1918 1918 Евангельское христианство и социальный вопрос[104] Теоретическая база христианской экономической кооперации и создания коммун
4 1969 Краткое учение о проповеди. Опыт Евангельской гомилетики[105] Подготовка проповедников
5 1933 1933 (на английском языке) In the cauldron of Russia (В котле России)[106] Автобиография. Обзор евангельской истории России

Образовательная деятельность

Выпускное собрание Ленинградских библейских курсов, 1928 год. В центре — Иван Проханов

Иван Проханов уделял большое внимание вопросу подготовки проповедников и миссионеров. При первой же возможности (как только позволяла внутриполитическая ситуация в стране), Проханов и его соратники принимались за создание проповеднической школы. С 1905 года при Санкт-Петербургской общине периодически действовали шестинедельные курсы проповедников, куда допускали не только евангельских христиан, но и баптистов. Постоянным преподавателем курсов был богослов Иван Каргель, для преподавания также привлекались Павел Николаи, Александр Максимовский, Владимир Оффенберг, сам Иван Проханов и др[107].

В 1913 году Проханову и его соратникам удалось добиться открытия в Петербурге двухгодичных курсов проповедников. Эти курсы фактически стали первой протестантской богословской школой в России с обучением на русском языке. Однако в 1914 году — с началом Первой мировой войны и очередным ужесточением политики государства в отношении протестантов — эти курсы были закрыты[64]. Вновь они открылись уже в 1922 году. До 1925 года курсы были краткосрочными и нерегулярными, а с 1925 года — стали годичными и регулярными. Они продолжали действовать до 1929 года, когда были ликвидированы в ходе сталинских репрессий в отношении евангельских христиан и баптистов, за 4 года подготовив около 400 проповедников[91].

Семья

Молоканин Проханов Александр Степанович.jpg
Василий Степанович Проханов.png
Анна Ивановна Проханова.png
И. С. Проханов с сыновьями.png
Брат Александр с женой Брат Василий с женой (1930-е годы) Жена — Анна Ивановна Проханов с сыновьями Ярославом и Всеволодом

Братья

Вместе с Прохановым росли два брата, Александр и Василий. Иван был старшим. В отличие от отца и Ивана, младшие братья остались молоканами по вере[108].

Александр после Дерптского университета[109] обучался медицине в Париже, там же посещал Протестантский богословский факультет[110]. Вернувшись на Кавказ, работал врачом, основал «Общество образованных молокан» (пытавшееся примирить религиозную веру с дарвинизмом), издавал молоканский журнал «Духовный христианин»[2] (основными темами которого были апологетическая полемика с баптизмом и жёсткая богословская критика Библии), написал несколько богословских трудов. Кроме того, Александр Степанович учредил во Владикавказе «Прохановское Кредитное Товарищество», кредитовавшее малый бизнес молокан, евангельских христиан и баптистов. Прибыль направлялась на благотворительные цели[111]. Умер в 1912 году от сыпного тифа, которым заразился в больнице, исполняя свой врачебный долг[111]. Современный писатель-публицист А. А. Проханов является его внуком[2][112].

Василий, также получив хорошее образование, занимался коммерцией, поддерживал «Прохановское Кредитное Товарищество». После революции 1917 года, лишившись состояния[113], эмигрировал в Европу, где окончил 4-летний богословский курс свободного Евангельского братства в Германии. Перед Второй мировой войной переехал в США, где предпринимал попытки сблизить русских эмигрантов — молокан и евангельских христиан: «я стремлюсь теперь применить остаток своей жизни для продолжения дела моих братьев, и моего с ними общего идеала жизни»[114].

Жена и сыновья

Проханов с матерью и сыном Ярославом

С будущей женой Анной Ивановной Проханов познакомился в начале 1901 года в Тифлисе. В том же году они поженились. По его воспоминаниям, она была доброй христианкой, «имела ангельский характер, была очень красивой, богатой и хорошо образованной. Она могла говорить по-английски, по-французски и по-немецки. И ко всему этому она была очень талантливой музыкантшей»[115].

У них родилось двое сыновей: Ярослав и Всеволод. Выбор имён объяснялся интересом отца к русской истории[116]. Иван Проханов стремился дать им хорошее образование: сыновья посещали гимназию немецкой реформатской церкви в Петербурге, которую отец считал одной из лучших в городе. Там они изучали немецкий язык, а английский и французский — учили частным образом. Кроме того, для обучения их английскому Проханов пригласил из Лондона христианскую гувернантку, которая стала жить вместе с ним[117][116].

По воспоминаниям Проханова, в мае 1919 года, когда Петроград пребывал в состоянии красного террора и военного коммунизма, его жена и сыновья выехали в Тифлис, где жили родители жены, а условия были лучше. Сам Проханов остался в Петербурге, чтобы продолжать служение во ВСЕХ. Из-за болезни старшего сына Ярослава и перекрытия дороги военными поездка семьи затянулась и 30 июля 1919 года жена Проханова скончалась во Владикавказе от азиатской холеры, так и не доехав до Тифлиса[118]. Сыновья некоторое время жили с семьёй брата отца Василия, затем — с родителями жены. Как сообщает Проханов в своей автобиографии, в 1921 году его сыновья вернулись в Петроград и включились в христианское служение. В 1926 году младший сын Всеволод трагически погиб[119] в результате неосторожного обращения с оружием[120].

Старший сын Ярослав стал ботаником. В 1938 году, после эмиграции и смерти отца, он был арестован по обвинениям по статьям 58-10 и 58-11[121]. В 1939 году уголовное дело в отношении Ярослава было прекращено за отсутствием состава преступления[121].

Смерть

Комната, где жил Иван Проханов в последнее время. Фото сделано после его смерти

По воспоминаниям соратников Проханов обладал удовлетворительным здоровьем. Он отличался энергичностью, крепкими нервами, силой воли и исключительной трудоспособностью. Иногда от переутомления у него возникали временные проблемы с работой сердца. В 1929 году выяснилось, что Проханов страдает лёгкой формой сахарного диабета. В 1934 году в Нью-Йорке он неделю провёл в клинике, лечась от него. Когда в июне 1935 года он вернулся из Америки в Европу, его соратники обратили внимание, что Иван Степанович ослаб и постарел за последнее время[122].

В сентябре 1935 года он по просьбе болгарского проповедника Митко Матеева совершил двухнедельную поездку в Болгарию. Здесь Проханов выступал в различных городах с проповедями, участвовал в собраниях евангельских общин Софии и Пловдива, присутствовал на Первом болгарском съезде евангельских христиан, на котором был учреждён их национальный Союз[123]. Незадолго до этой поездки у Ивана Степановича разболелась нога. Врач констатировал, что нарыв на ноге связан с диабетом. Перед поездкой опухоль спала. Однако в Болгарии нога вновь воспалилась, появился второй нарыв. По возвращению в Германию Проханов по настоянию врача лег в клинику, — сначала в частную, затем при дальнейшем ухудшении — в евангельскую больницу имени Мартина Лютера (нем.). Врачи обсуждали вопрос об ампутации ноги, но из-за диабета, осложнившегося воспалением лёгких, не решились проводить[124].

В больнице его регулярно навещали члены Берлинской общины евангельских христиан и другие соратники. 4 октября он попрощался с посетившими его единоверцами и попросил исполнить ему гимн «За евангельскую веру!» После этого он практически не выходил из состояния забытья и тихо скончался утром 6 октября[125][126].

Захоронение

Похороны Ивана Проханова. Прощальное слово произносит пастор Вальтер Жак

Похороны были отложены на 5 дней в надежде на приезд верующих из Москвы, однако через несколько дней от руководителей Всесоюзного совета евангельских христиан пришли телеграммы с соболезнованиями и сообщение, что приехать они не смогут[127]. В траурных мероприятиях принимали участие личные друзья, члены берлинской общины евангельских христиан, представители миссионерского союза «Свет на Востоке», представители Всемирного евангелического альянса. Представителей русских баптистов (в том числе находящихся в эмиграции) не было, некоторые наблюдатели сочли это проявлением чувства соперничества в отношении Проханова[128].

Погребение состоялось 11 октября[129] на старинном протестантском кладбище общины Святой Троицы (нем.) в Кройцберге (одном из центральных районов Берлина)[130]. В 1945 году при штурме Берлина это кладбище пострадало от уличных боёв, в надгробие Ивана Проханова попала пуля[130]. В послевоенное время среди верующих неоднократно обсуждался вопрос о перезахоронении Проханова на Родине, однако эти планы не были реализованы[131]. В 2010-х годах, по неподтверждённым данным из соцсетей, по участку кладбища, где находилась могила, был проложен автобан.

Свой личный архив и имущество Проханов завещал вернуть в Советский Союз, однако во время Второй мировой войны они были утрачены[128].

Оценки

Проповедь Ивана Проханова (в центре), 1924 год

По мнению историка Вильгельма Кале, большое значение личности Ивана Проханова в истории российского протестантизма бесспорно, но его роль до сих пор не до конца понята и оценена[132]. Его ставят в один ряд с такими «отцами» русско-украинского евангельского протестантизма, как Василий Пашков, Модест Корф, Гренвилл Редсток, Никита Воронин, Иван Рябошапка[132].

Однако споры не утихают. Некоторые сторонники строго баптистского понимания протестантизма считают, что Проханов нанёс ущерб единству евангельского движения. Некоторые указывают на его стремление ладить со всеми неоднократно менявшимися в России властями и тем самым обвиняют в оппортунизме, не принимая во внимание его достижений в созидании Церкви[132]. Ещё один распространённый упрёк — в умении Проханова представить себя публично в выгодном свете[132]. Он потерял многих друзей (особенно среди христиан Запада) из-за того, что его просьбы о материальной помощи для евангельского движения в России, для Союза евангельских христиан, звучали «слишком пронзительно и слишком беззащитно»[132]. В то же время для большого количества верующих Иван Проханов является духовным авторитетом и они вспоминают о нём с благодарностью[132].

Память

Деятельности Проханова посвящено значительное количество книг и статей, авторами которых являются как евангельские христиане, так и исследователи, не являющиеся христианами-протестантами. В связи с его юбилеями в некоторых евангельских церквях и объединениях церквей проводятся памятные мероприятия[133]. В 2009 году христианским центром «Логос» изданы труды Проханова в двух томах[133][134].

Одну из легенд о Проханове пересказал историк Вильгельм Кале, услышавший её от посетившего СССР путешественника. Якобы в 1924 году тяжело больной вождь большевистской революции В. И. Ленин незадолго до смерти просил позвать к нему Проханова, чтобы вместе помолиться. Кале услышал этот рассказ за несколько лет до выхода своей книги о Проханове (1978 год), однако предположил, что это старая легенда[135].

Комментарии

  1. Вопреки частому утверждению, что ординацию совершали представители чешских братьев, цитируемый в статье акт рукоположения говорит о «представителях Братского союза Хельчицкого, который является ветвью Всемирного союза баптистов, и пресвитерах Чешско-братской евангелической церкви»[1].
  2. Присоединение некрещённых к баптистским общинам происходит через водное крещение.

Примечания

  1. Попов, 1990a, с. 56.
  2. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Агеева, 2015.
  3. Проханов, 1992, Исторический период в моей жизни.
  4. Проханов, 1992, Посещение заседания городского совета.
  5. Пузынин, 2010, с. 245.
  6. Проханов, 1992, Обстоятельства приостанавливают наше общение.
  7. Проханов, 1992, Возобновление труда и женитьба.
  8. Кале, 1978, с. 27.
  9. Проханов, 1992, Приготовление к будущему служению.
  10. Проханов, 1992, Первое периодическое издание.
  11. 1 2 Проханов, 1992, Священники бьют тревогу из-за двух студентов.
  12. Кале, 1978, с. 13.
  13. 1 2 Кале, 1978, с. 14.
  14. Клибанов, 1965, с. 113.
  15. Пузынин, 2010, с. 244—245.
  16. Савинский, 1999, с. 241.
  17. История, 1989, с. 127, 282.
  18. Кале, 1978, с. 15.
  19. Проханов, 1992, 1901—1903 гг. Начало практического труда.
  20. 1 2 Проханов, 1992, Обвинения за организацию союза.
  21. Проханов, 1992, Мое первое тюремное заключение и работа среди молодежи.
  22. Проханов, 1992, Второе тюремное заключение. 1922-1923 годы.
  23. 1 2 Кале, 1978, с. 19.
  24. 1 2 Кале, 1978, с. 20.
  25. Кале, 1978, с. 19—23.
  26. Кале, 1978, с. 5.
  27. Митрохин, 1997, с. 377.
  28. 1 2 Проханов, 1992, Великое гонение. Начало 1929 года.
  29. Кале, 1978, с. 21—22.
  30. Савинский, 2001, с. 133—135, 156—163.
  31. Кале, 1978, с. 22—23.
  32. Проханов, 1992, Служение тем, которые в узах.
  33. Проханов, 1992, Сон о труде со Христом.
  34. Пузынин, 2010, с. 249, 260.
  35. 1 2 Пузынин, 2010, с. 281.
  36. Проханов, 1992, Источник нового оптимизма.
  37. Пророчество, 1906, с. 69.
  38. Потапова, 2014, с. 249—250.
  39. 1 2 Пузынин, 2010, с. 259—260.
  40. 1 2 Проханов, 1992, Несовместимость социалистических идей с учением Христа.
  41. Пузынин, 2010, с. 239.
  42. Савинский, 1999, с. 280.
  43. Пузынин, 2010, с. 240.
  44. 1 2 Пузынин, 2010, с. 261.
  45. Митрохин, 1997, с. 374—378.
  46. Кале, 1978, с. 58.
  47. Пузынин, 2010, с. 278.
  48. 1 2 Пузынин, 2010, с. 279.
  49. Савинский, 1999, с. 281.
  50. Ливен, 1967.
  51. Митрохин, 1997, с. 255.
  52. Савинский, 1999, с. 283—284.
  53. Пузынин, 2010, с. 249.
  54. Пузынин, 2010, с. 269.
  55. Мазаев, 1909, с. 14—15.
  56. Савинский, 1999, с. 286—287.
  57. Клибанов2, 1928, с. 68.
  58. Крапивин, 2003, с. 104—108.
  59. 1 2 Савинский, 1999, с. 287—288.
  60. Савинский, 1999, с. 293.
  61. Кале, 1978, с. 132.
  62. Пузынин, 2010, с. 278—279.
  63. Савинский, 1999, с. 302—311.
  64. 1 2 Савинский, 1999, с. 311.
  65. Пузынин, 2010, с. 283.
  66. Митрохин, 1997, с. 252, 255, 259, 260.
  67. Савинский, 1999, с. 283—284, 286—287, 291—295.
  68. Савинский, 2001, с. 104—105.
  69. 1 2 Потапова, 2015, с. 122.
  70. Потапова, 2015, с. 128—129.
  71. Митрохин, 1997, с. 372.
  72. 1 2 Никольская, 2009, с. 70.
  73. Попов, 1990b, с. 49—50.
  74. Попов, 1990b, с. 49.
  75. 1 2 3 Попов, 1990b, с. 50.
  76. Пузынин, 2010, с. 282—284.
  77. Попов, 2016, с. 81—85.
  78. Проханов, 2009, с. 90—94.
  79. Попов, 2016, с. 81—82.
  80. 1 2 Попов, 2016, с. 84.
  81. Попов, 2016, с. 87.
  82. Марцинковский, 1929, с. 281—292.
  83. Попов, 2016, с. 84—85.
  84. Попов, 2016, с. 86.
  85. 1 2 Попов, 2016, с. 88.
  86. Иванов, 2014, с. 64.
  87. Митрохин, 1997, с. 367—368.
  88. 1 2 Митрохин, 1997, с. 368.
  89. Никольская, 2009, с. 84.
  90. 1 2 Попов, 2010.
  91. 1 2 Савинский, 2001, с. 108.
  92. Проханов, 1935, с. 61—62.
  93. 1 2 Кале, 1978, с. 23—24.
  94. 1 2 3 4 Гончаренко, 2016, с. 260.
  95. Митрохин, 1997, с. 373.
  96. 1 2 3 Солнце, 1938, с. 22—25.
  97. 1 2 Гончаренко, 2016, с. 263.
  98. Гончаренко, 2016, с. 265.
  99. Гончаренко, 2016, с. 263—264.
  100. Кале, 1978, с. 489—491.
  101. Проханов, 1992, предисловие.
  102. Проханов-вероучение.
  103. Проханов-закон, 1912.
  104. Проханов-брошюра, 1918.
  105. Проханов-проповедь, 1969.
  106. Prokhanoff, 1933.
  107. Савинский, 1999, с. 296—297.
  108. Солнце2, 1938, с. 26—28.
  109. Клибанов, 1965, с. 191.
  110. Проханов, 1992, Встречи с иностранными христианскими друзьями.
  111. 1 2 Солнце, 1938, с. 24.
  112. Шведовский.
  113. Солнце2, 1938, с. 26.
  114. Солнце, 1938, с. 28.
  115. Проханов, 1992, Возобновление моей деятельности в С.-Петербурге.
  116. 1 2 Кале, 1978, с. 18.
  117. Проханов, 1992, Моя семейная жизнь.
  118. Проханов, 1992, Известия наконец приходят.
  119. Проханов, 1992, Возобновление работы в Библейской школе.
  120. Всеволод, 1927, с. 59—60.
  121. 1 2 Память, 1997.
  122. Шендеровский, 1986, с. 154.
  123. Шендеровский, 1986, с. 150—151.
  124. Шендеровский, 1986, с. 154—155.
  125. Шендеровский, 1986, с. 156—158.
  126. Кифер, 1935, с. 48.
  127. Похороны, 1935, с. 50.
  128. 1 2 Кале, 1978, с. 23.
  129. Шендеровский, 1986, с. 159.
  130. 1 2 Кале, 1978, с. 9.
  131. Кале, 1978, с. 24.
  132. 1 2 3 4 5 6 Кале, 1978, с. 25.
  133. 1 2 Дело, 2009.
  134. Впервые, 2009.
  135. Кале, 1978, с. 588, 590.

Литература