Подуров, Тимофей Иванович

Тимофей Иванович Подуров
Флаг Депутат Уложенной комиссии Флаг
31 июля 1767 — 10 января 1775
Монарх Екатерина II

Рождение 1723
Самара
Смерть 10 (21) января 1775
Военная служба
Годы службы 1738—1774
Принадлежность Flag of Russia.svg Российская империя
Пугачёвцы
Род войск казаки
Звание полковник
Командовал Оренбургский казачий полк армии Пугачёва
Сражения Крестьянская война 1773—1775

Тимофе́й Ива́нович Поду́ров (в некоторых документах — Паду́ров) (1723 — 10 (21) января 1775) — самарский, а впоследствии — оренбургский казак, участник Крестьянской войны 1773—1775 годов, один из ближайших сподвижников Е. И. Пугачёва. Один из девяти депутатов Уложенной комиссии 1767 года, принявших участие в восстании. Был приговорён к смертной казни вместе с Пугачёвым и другими главными участниками восстания, вопрос о применении смертной казни к депутату Подурову потребовал личного вмешательства Екатерины II и специального заседания суда.

Биография

До восстания

Тимофей Иванович Подуров (в документах XVIII века встречается написание фамилии, как Падуров, в таком виде она присутствует у А. С. Пушкина в «Истории Пугачёва» и архивных выписках) родился в 1723 году[1] в Самаре в зажиточной казачьей семье, имевшей родственные связи с богатыми самарскими купцами Халевиными. Получил хорошее для своего времени образование, в казачью службу был записан в юном возрасте в 1738 году. К 1747 году, когда, как многие самарские казаки, Подуров были переведён в Оренбургское казачье войско, он был на хорошем счету у командования, считался бывалым казаком. В Оренбургском войске Подуров проходил службу как в крепостях пограничных линий по рекам Яик, Самаре и Сакмаре, так и в гарнизоне Оренбурга. К 1760 году Тимофей Подуров имел младшее офицерское звание хорунжего, воспитывал четырёх сыновей: Фёдора, Бориса, Никиту и Степана. В 1765 году был произведен в сотники, а в 1767 году был выбран в депутаты Уложенной комиссии, законодательного собрания по выработке нового Уложения, от Оренбургского казачьего войска, участвовал в заседаниях комиссии в Москве и Петербурге[2][3].

Перебежчик и пугачёвский полковник

Начавшееся 17 (28) сентября 1773 года Пугачёвское восстание круто переменило жизнь и судьбу Тимофея Подурова. 24 сентября он возглавил отряд из 150 казаков, включенный в состав корпуса бригадира Х. Х. Билова, отправленного из Оренбурга против Пугачёва. Корпус занял оборону в Татищевой крепости, которая 27 сентября была атакована повстанческим отрядом. Отправленный в ходе штурма на вылазку, Тимофей Подуров со своим отрядом в полном составе перешёл на сторону пугачёвцев. Перебежчики помогли овладеть крепостью и тотчас же были зачислены в повстанческое войско. Пугачёв произвел Подурова в полковники 1-го Оренбургского конного полка. Полк Подурова, насчитывавший до 800 казаков и калмыков, был одним из крупнейших в главной армии Пугачёва, в течение полугода ведшей осаду Оренбурга[2].

К числу боевых достижений Подурова следует отнести сражение 13 января 1774 года. В тот день повстанческие полки, возглавляемые М. Г. Шигаевым, Т. И. Подуровым, Хлопушей и Д. С. Лысовым, нанесли сокрушительный удар по отряду Оренбургского гарнизона в полевом сражении у Бердской слободы, вынудили оный к беспорядочному бегству, после чего их противник уже не отваживался не только на наступательные действия, но и крупные вылазки из осажденного Оренбурга[4].

Деятельность Подурова в повстанческом лагере была многосторонней. Например, 4 ноября 1773 года он послал в Оренбург два письма, одно из которых было адресовано атаману Оренбургского казачьего войска В. И. Могутову, а другое — старшине яицких казаков М. М. Бородину; автор призывал их покориться власти «императора Петра Третьего» и уговорить губернатора И. А. Рейнсдорпа сдать город. Впоследствии с архивных оригиналов этих писем Пушкин снял копии, оказавшиеся в его собрании документальных заготовок к «Истории Пугачёва». Перу Подурова, по мнению Пушкина, принадлежало и ругательное послание, подброшенное к стенам Оренбурга 23 февраля 1774 года и адресованное Рейнсдорпу. Текст этого колоритно-язвительного документа воспроизведен в одном из примечаний к четвёртой главе «Истории Пугачёва»[2][5].

Пленение и суд

Весной 1774 года войско Пугачёва потерпело поражение от корпуса генерала П. М. Голицына в битве у Татищевой крепости и в сражении под Сакмарским городком. Ряд видных сподвижников Пугачёва попал в плен. Подуров был схвачен 1 апреля вблизи Каргалинской слободы. День спустя его доставили в штаб Голицына, где на допросе он дал показания о ближайших намерениях Пугачёва и месте вероятного его укрывательства. С 4 апреля Подуров содержался в Оренбурге. В начале мая туда прибыла секретная следственная комиссия и одним из первых допросила его. Полковник Подуров дал подробные показания, заявив в заключение, что после побега «императора Петра Третьего», считает его не подлинным Государем, но самозванцем и обманщиком Пугачёвым. Производивший дознание следователь, гвардии капитан-поручик С. И. Маврин, охарактеризовал Подурова следующим образом: «Сей плут — не дурак, но погрешил много, а теперь чистосердечно раскаиваетца. А как притом он депутат, то Ея Величеству доложить, кажется, должно, ибо таковыя, по узаконению, изъяты от всех бед и скорбий»[2].

В ноябре 1774 года Подуров был отконвоирован в Москву, где производилось генеральное следствие. Руководитель следствия генерал П. С. Потёмкин отнёс Подурова к «1-му сорту» обвиняемых, заслуживающих осуждения к смертной казни, так как «он был виновником многаго развращения легкомысленного народа, которыя, по уму и достоинству депутатскому, к нему имели почтение» и «старался склонить верных яицких казаков к злодею, и писал многия письма». По приговору от 9 (20) января 1775 года, Подуров вместе с Пугачёвым, Перфильевым, Зарубиным-Чикой, Шигаевым и Торновым был осужден на смертную казнь. Повешен 10 января на Болотной площади в Москве[6][7][2].

Вопрос о депутатской неприкосновенности

Подуров был одним из девяти депутатов Уложенной комиссии, поддержавших восстание Пугачёва[8]. В черновике и беловом тексте «Замечаний о бунте» А. С. Пушкин осудил «противузаконность» казни Подурова, сославшись на именной указ Екатерины II от 14 декабря 1766 года, который ввёл в действие «обряд выбора» депутатов Уложенной комиссии, провозглашавший освобождение депутатов от телесного наказания, пыток и смертной казни. На это законоположение и ссылался Пушкин, предположивший, что Подуров, возможно, не знал об указе, а потому и не воспользовался им во время суда. По твёрдому убеждению Пушкина, Подуров «не мог ни в каком случае быть казнен смертию». Пушкин не исключал и того, что сама императрица не подумала об этом законе, или судьи упустили его из виду. «Казнь сего злодея противу закона. Вот один из тысячи примеров, доказывающих необходимость адвокатов», — писал Пушкин в комментариях к своей «Истории Пугачёва»[2].

Пушкин, не получивший доступа к материалам судебного процесса, не знал, что Екатерина II лично занялась решением судьбы Подурова, передав через генерал-прокурора Сената А. А. Вяземского указание на заключительный абзац 25-й статьи «Обряда выбора», дававший право определять, кто из депутатов Уложенной комиссии мог быть наделён личной неприкосновенностью и кто мог быть её лишён. На специальном заседании суда 31 декабря 1774 (11 января 1775) года, судьи, исходя из этих указаний, рассмотрели вопрос о Подурове, а также о другом депутате-пугачёвце Горском, и приняли специальное определение, что в связи с тем, что объявленные льготы могли быть отнесены на тех депутатов, «кои действительно при сем деле трудились, и коих имена в подписке тоя или другой части проекта найдутся», а подписей Подурова и Горского не нашлось ни под одной из частей к проекту Уложения. Исходя из этого, Подуров и Горский не имели прав на депутатские привилегии, а потому «оного Подурова по ево злодеяниям из депутатов исключа, в сентенции депутатом не именовать»[2].

Примечания

  1. Тимофей Подуров на сайте «ХРОНОС — всемирная история в интернете». Проверено 9 августа 2016.
  2. 1 2 3 4 5 6 7 Овчинников Р. В. Из комментариев к «Замечаниям о бунте» // Исследования по источниковедению истории России дооктябрьского периода : сборник статей. — М.: ИРИ РАН, 1993. — С. 24—39.
  3. Кулбахтин Н. М, Кулбахтин И. Н. Наказ выбранному от состоящих в Оренбурге старшин и казаков депутату Тимофею Иванову сыну Падурову // Наказы народов Башкортостана в Уложенную комиссию 1767-1768 гг.. — Уфа: Китап, 2005.
  4. Овчинников Р. В. О победе отрядов Е. И. Пугачёва под Оренбургом // Исторический архив. — 1960. — № 1.
  5. А. С. Пушкин. История Пугачевского бунта. — СПб., 1834. — С. 36—37.
  6. Сентенция, 1775 года января 10. О наказании смертною казнию изменника, бунтовщика и самозванца Пугачёва и его сообщников // Полное собрание законов Российской империи. — СПб., 1830. — Т. XX. — С. 1—12. — 1045 с.
  7. Овчинников Р. В. Следствие и суд над Е. И. Пугачёвым // Вопросы истории. — 1966. — № 7.
  8. Эврика-71. — М.: Молодая гвардия, 1971. — С. 134. — (Научно-популярный альманах Эврика).

Библиография