Питекантроп

 Питекантроп
Java Man.jpg
Научная классификация
Международное научное название

Homo erectus erectus (Dubois, 1892)

Синонимы
  • Pithecanthropus erectus Dubois, 1894
  • Anthropopithecus javenensis
  • Hylobates giga Krause, 1895
  • Hylobates giganteus Bumüller, 1899

Питека́нтроп (от др.-греч. πίθηκος — обезьяна и ἄνθρωπος — человек), или обезьяночеловек, или «яванский человек» (лат. Homo erectus erectus) — ископаемый подвид людей, некогда рассматриваемый как промежуточное звено эволюции между австралопитеками и неандертальцами. Оценённый интервал существования между 1 млн и 700 тыс. лет назад. В настоящее время питекантропа рассматривают как локальный вариант Homo erectus (наряду с гейдельбергским человеком в Европе и синантропом в Китае), характерный преимущественно для Юго-Восточной Азии и не породивший непосредственных предков современного человека. Не исключено, что прямым потомком яванского человека является человек флоресский.

История открытия и классификация

Термин питекантроп (Pithecantropus) впервые предложен был в 1866 году Эрнстом Геккелем, как обозначение гипотетического промежуточного звена между обезьяной и человеком[1].

В 1890 году в деревне Кедунг-Брубус в долине реки Мадиун (южный край холмов Кенденг) была найдена правая передняя часть нижней челюсти Кедунг-Брубус 1 (Питекантроп A, Kedung Brubus 1) — первая находка останков архантропа в мире, но определена она была лишь в 1924 году[2].

Открытие питекантропа связано с изысканиями нидерландского анатома Эжена Дюбуа. Этот учёный был сторонником дарвинизма, включая идею о происхождении человека от обезьяноподобных предков. При этом он придерживался мнения, что наиболее логичным местом для поиска следов этих предков будут тропики, а конкретнее — Голландская Ост-Индия. Выбор этого региона для поисков был связан как с необходимостью финансирования со стороны нидерландского правительства, так и с убеждением, что высшие обезьяны Восточной Азии (в частности, гиббоны), а также ряд ископаемых приматов этого региона (включая сивапитеков) наиболее близки по своей анатомии к человеку[3][4].

Первоначально Дюбуа вёл поиски предка современного человека на острове Суматра, однако они оказались безрезультатными, и в 1890 году он перебрался на остров Ява, в августе 1891 года начав раскопки на берегах реки Соло у деревни Триниль[5]. К этому времени у Дюбуа, завербовавшегося на военную службу в качестве врача, чтобы оплатить пребывание в Ост-Индии, диагностировали малярию, он был освобождён от службы и мог распоряжаться собой, как хотел. Первой важной находкой учёного стал в сентябре окаменевший моляр. Рельеф жевательной поверхности, величина коронки и корней указывали на то, что этот зуб принадлежал или древнему человеку, или крупной человекообразной обезьяне. Дюбуа пришёл к выводу, что моляр, меньший по размерам, чем у современного человека, но с необычно длинными и широко расставленными корнями, принадлежал обезьяне — вероятно, шимпанзе, и в последующем докладе сообщал о нём как о зубе вида Anthropopithecus troglodytes. В октябре неподалёку от места находки моляра, рабочие Дюбуа извлекли из земли черепную крышку с узким и покатым лбом, мощными надглазничными валиками, следами сагиттального гребня и широкой уплощённой затылочной частью. Дюбуа пришёл к выводу, что черепная крышка, как и зуб, принадлежит шимпанзе, однако отметил необычайно большие размеры черепа, соответствовавшие объёму мозга примерно в 800—850 см³ (у известных человекообразных обезьян объём мозга не превышал 610 см³, у современного человека от 930)[6].

В августе 1892 года группа Дюбуа нашла на мысе Триниль глубоко минерализовавшуюся бедренную кость со следами зубов крокодила на головке. Находка была сделана неподалёку от прежних и в том же слое, что и они (по оценке Дюбуа, позже подтверждённой Л. Ж. К. ван Эсом, нижнечетвертичные отложения[7]) и была окрашена в такой же шоколадно-коричневый цвет. Следы коррозии на кости отсутствовали, но бросалось в глаза патологическое разрастание костной ткани. По длине кости (45,5 см) рост её обладателя определялся примерно в 170 см. Хотя первоначально Дюбуа принял кость за человеческую, при ближайшем рассмотрении становились очевидны её отличия. Сама кость была более прямой, чем у современного человека или известного к тому времени неандертальца, подколенная ямка выпуклая, а не вогнутая, у сустава нижний отдел кости расширялся резко, а не постепенно[6].

Несмотря на несколько отличную от привычной форму, кость свидетельствовала о том, что её обладатель передвигался на двух ногах. На это же указывал и развитый узел прикрепления мускулов, характерный для прямохождения. Исходя из того, что бедренная кость принадлежала тому же существу, что найденные ранее моляр и черепная коробка, Дюбуа сделал вывод об открытии нового примата — прямоходящего и обладающего объёмом головного мозга, достигающим 2/3 от объёма мозга современного человека[6]. Изучая свои находки, Дюбуа применил новый тип анализа, в дальнейшем получивший название аллометрического. Сравнивая объём черепа с предполагаемым ростом существа, оцениваемым на основании длины бедренной кости, он пришёл к выводу, что их соотношение не соответствует пропорциям тела ни человека (в том числе больных патологиями, связанными с уменьшением размеров черепа), ни известных человекообразных обезьян[8]. Существо, занимающее промежуточное положение между человеком и обезьянами, он назвал Anthropopithecus erectus — «человекообезьяна прямоходящая»[6].

Публикация третьего квартального отчёта Дюбуа департаменту религии, науки и промышленности Нидерландов, однако, повлекла за собой резкую критику. Его обвинили в создании химеры из костей совершенно разных особей — черепа и зуба обезьяны и бедренной кости человека. Среди критиков были издатель газеты Bataviaasch Nieuwsblad Паулус Адрианус Даум и немецкий зоолог Пауль Мачи. Дюбуа, однако, эта критика не остановила. Он продолжал сравнение найденных им костей с костями шимпанзе, гиббонов и современных людей и в 1894 году свёл свои выводы в монографию, в которой уже напрямую называл описываемого примата переходной формой и дал ему новое имя — Pithecanthropus erectus[9].

Позднее в трёх метрах от черепной крышки был найден ещё один коренной зуб. Эти кости Дюбуа привёз для изучения в Европу, причём коробку с ними случайно оставил в кафе, но потом, вернувшись туда, обнаружил её на том же самом месте, где и позабыл.

После публикации монографии к критикам Дюбуа, предполагавшим, что он соединил кости разных биологических видов, присоединились французский антрополог Леонс-Пьер Мануврие (в то же время расценивший черепную коробку как самодостаточное доказательство существования обезьяночеловека) и анатом Вильгельм Краузе. Сомнения выражали большинство современных ему учёных, за исключением американского палеонтолога Отниела Марша и собственно Геккеля, чью теорию Дюбуа подтверждал своей работой[9]. В декабре 1895 года в берлинском Обществе антропологии, этнологии и доистории собралась конференция с целью заключения вывода по поводу останков, обнаруженных Дюбуа. Обилие примитивных черт, присущих черепной коробке питекантропа (низкий покатый лоб, массивный надглазничный валик и др.), обусловило скептицизм тогдашнего научного сообщества по отношению к находке как к возможному предку человека, а президент Общества Рудольф Вирхов даже заявил:

В черепе есть глубокий шов между нижним сводом и верхним краем орбит. Такой шов находят только у обезьян, а не у человека, поэтому череп должен был принадлежать обезьяне. На мой взгляд это существо было животным, гигантским гиббоном. Бедренная кость никак не связана с черепом.

Немедленно по возвращении в Европу Дюбуа начал защиту своих выводов, посещая научные конференции и симпозиумы, демонстрируя свои находки, публикуя дополнительную информацию о геологии и фауне Триниля. За период с 1895 по 1900 год он издал 19 публикаций, посвящённых питекантропу, а его европейские коллеги — 95. Со временем аргументы Дюбуа завоевали многочисленных сторонников, и статус питекантропа как «промежуточного звена» получил консенсус в научном обществе. Уже в 1899 году в новом журнале Zeitschrift für Morphologie und Anthropologie его редактор, анатом Густав Швальбе, представил эволюционное древо, связывающее человекообразных обезьян, питекантропа, неандертальца и современного человека[10]. В то же время и через несколько десятилетий совершались попытки опровергнуть выводы Дюбуа. Так, в 1923 году П. А. Минаков деминерализовал человеческий череп и подверг его деформации, пытаясь таким образом объяснить необычную форму черепной коробки из Триниля. Дюбуа, однако, указал, что ни кости питекантропа, ни сотни других костей из тех же слоёв не были ни деминерализованными, ни деформированными[11].

В 1936 году в карьере близ Моджокерто был найден детский череп Pithecanthropus V[en][12]. В этом же десятилетии были сделаны многочисленные находки в Китае, некоторое время известные как Sinanthropus pekinensis. В 1939 году Густав фон Кёнигсвальд и Франц Вейденрейх продемонстрировали морфологическое родство между известными костями питекантропа и синантропа, и они были вначале объединены в один род (Pithecanthropus), а в 1950-е годы переклассифицированы как Homo erectus[13][14]. Также в 1930-е годы в бассейне реки Соло на Яве (в том числе возле Сангирана и у расположенного недалеко оттуда посёлка Нгандонг) фон Кёнигсвальдом были раскопаны дополнительные кости гоминида, чертами сходного с питекантропом, но более молодого: возраст самых поздних костей составляет менее 0,1 млн лет. Первоначально этот гоминид был описан как Homo (Javanthropus) soloensis. Явантропов из Нгандонга при схожем с питекантропом архаичном строении черепа, указывающем на преемственность, отличает несколько больший объём мозга — в среднем около 1150 см[15]. Соответственно, многими учёными явантропы в XXI веке, подобно синантропам, рассматриваются как представители вида Человек прямоходящий[16]. Другие авторы продолжают рассматривать их как отдельный вид Homo soloensis, либо выделяют наиболее молодые фоссилии в качестве костей раннего сапиенса — Homo sapiens soloensis[17].

Внешний облик

Питекантроп обладал невысоким ростом (около 1,7 метра), прямой походкой и архаическим строением черепа: толстые стенки, низкая лобная кость, сагиттальный гребень для крепления мощных жевательных мышц, выступающие надглазничные валики, тяжёлая челюсть со скошенным подбородком. Его зубной аппарат, включавший крупные, частично накладывающиеся в прикусе клыки, имел значительное сходство с зубами современных человекообразных обезьян[5].

По объёму мозга (900—1200 см³) питекантроп занимал промежуточное положение между человеком умелым (Homo habilis) с одной стороны и неандертальским человеком и человеком разумным с другой[18]. У человека умелого объём мозга составляет 600—700 см³, у большинства взрослых современных людей — 1250—1600 см³.

Быт и образ жизни

Главным занятием питекантропов был постоянный поиск пропитания. Помимо собирательства кореньев, ягод и других растительных плодов, которых было недостаточно для поддержания их жизнедеятельности, они были вынуждены охотиться на различных животных, как мелких, так и крупных[19]. Сходные по строению с питекантропом находки, обнаруженные в 19541955 годах в Алжире, приоткрыли подробности образа жизни человекоподобных существ того времени. Поблизости с костями питекантропов были обнаружены части скелетов носорогов, слонов, гиппопотамов и жирафов. Рядом находились каменные орудия труда[20].

Опасность, подстерегавшая питекантропов на каждом шагу, вынуждала их жить большими семьями, или более-менее крупными устойчивыми объединениями, применительно к которым в советской исторической литературе утвердилось понятие «первобытное стадо»[21] или праобщина.

Исследование орудийных материалов стойбищ в Африке показало, что последние, как правило, являлись постоянными[22]. Судя по просторности известных современным учёным жилищ, в одном помещении в течение длительного времени могло сосуществовать несколько поколений большого семейства. Жизнь большими группами способствовала облегчению охоты на крупных животных, отличавшихся недюжинной силой и скоростью передвижения. Помимо охоты, питекантропы могли заниматься рыбалкой, чаще всего, ловя рыбу голыми руками.

По мнению учёных, в обществе питекантропов нередко случались стычки, зачастую приводившие к смерти тех или иных членов общины, а в голодные времена обычным явлением был каннибализм. Чтобы мирно сосуществовать даже в таком примитивном обществе, следовало прилагать немалые усилия, чтобы обуздать первобытные инстинкты. Именно с этой целью приходилось вырабатывать кое-какие общепринятые нормы поведения, что давало возможность перехода на новую ступень развития совместного существования для всех сородичей. Для контроля над выполнением таких определённых правил возникает необходимость в вожаках, которым отводилась руководящая роль[23].

В отличие от современных людей, на ранней стадии у питекантропов ещё не существовало строгих сексуальных ограничений и фактически господствовал промискуитет. Однако на поздней стадии в их стадах периодически могли возникать устойчивые семейные пары, и какой-нибудь самец, проявляя агрессию к своим соплеменникам, выбирал конкретную самку, как это художественно описано в исторической повести Джека Лондона «До Адама» (1907).

По мнению французского антрополога А. Валуа и советского учёного А. В. Немилова, в эпоху раннего палеолита из-за последствий перехода к прямохождению, вызывавших осложнения при родах, продолжительность жизни самок питекантропов была значительно ниже, чем у самцов, в силу чего число последних в первобытных человеческих коллективах превышало число первых[24][25].

Если большую часть жизни самцов занимала охота или столкновения из-за личного соперничества, самки занимались бытом, растили детей, ухаживали за ранеными и больными. Включение в повседневный рацион питекантропа мяса помогло решить проблему обеспечения организма надёжными источниками пополнения энергетического запаса, необходимого для выполнения тяжёлой физической работы. А использование в пищу различных растений являлось прекрасным способом познания их целебных свойств, что можно считать первыми шагами к врачеванию.

Наука располагает фактами проявления питекантропами коллективной заботы о больных соплеменниках. Так, на обнаруженной Дюбуа на острове Ява бедренной кости питекантропа имеются выраженные изменения костной ткани (экзостоз). Очевидно, что без поддержки сородичей этот хромой, с ограниченными возможностями самозащиты, индивид неизбежно должен был погибнуть, однако он жил, оставаясь калекой, долгие годы[26].

Даже в те далёкие первобытные времена, питекантроп начинает осознавать важность гигиенических навыков, таких как удаление из жилищ останков съеденных животных или захоронение умерших сородичей. Но на том этапе развития человечества при отсутствии абстрактного мышления всё это обходилось ещё без особых ритуалов или создания погребального культа.

Материальная культура

В отличие от австралопитеков руки питекантропов уже способны были поверхностно обрабатывать дерево, кость и камень. Трудясь над созданием примитивных орудий, питекантропам приходилось постепенно доводить до совершенства камни, расколотые природным путём или раскалывать их своими силами, делать на них сколы и отщепы.

Прямых доказательств того, изготовлял ли питекантроп орудия, нет, так как костные останки на острове Ява обнаружены в переотложеном состоянии, исключающем нахождение современных им орудий. С другой стороны, в тех же слоях и с той же фауной, что и находки питекантропа, сделаны находки архаичных орудий аналогичных ашельской культуре[27]. Кроме того, среди позднейших находок (синантроп, гейдельбергский человек, атлантроп), принадлежавших к тому же виду Homo erectus или близким видам (Homo heidelbergensis, Homo ergaster, Homo antecessor), найдены орудия той же культуры, что и яванские. Поэтому есть основания думать, что яванские орудия были сделаны питекантропами[28].

Наряду с каменными, питекантропы способны были изготовлять примитивные орудия из костей и рогов, использовать деревянные дубинки и заострённые ветки в качестве копий.

Учёные не располагают убедительными данными, позволяющими утверждать, что питекантропы способны были, подобно синантропам, самостоятельно добывать или поддерживать огонь, но пользоваться им они умели несомненно[29]. Помимо защиты от холода, хищников и приготовления пищи, овладение огнём сделало стада питекантропов менее зависимыми от климата и более мобильными[30].

Питекантроп и современные люди

В то время как советские антропологи в большинстве своем придерживались мнения, что питекантропы являлись промежуточным звеном между австралопитеками и людьми рода Homo[31], современные исследователи не склонны считать их предками современных людей. По всей видимости, они представляли собой дальнюю и изолированную популяцию Homo erectus, которая вымерла около 117000—108000 лет назад[32].

Примечания

  1. Поршнев Б. Ф. О начале человеческой истории. — М.: ФЭРИ-В, 2006. — С. 63—64.
  2. Кедунг-Брубус / Kedung Brubus
  3. Theunissen B. The Road to Trinil // Eugène Dubois and the Ape-Man from Java: The History of the First 'Missing Link' and Its Discoverer (англ.). — Kluwer Academic Publishers, 1989. — P. 32—37. — ISBN 978-94-009-2209-9.
  4. Shipman P., and Storm P. Missing Links: Eugène Dubois and the Origins of Paleoanthropology (англ.) // Evolutionary Anthropology. — 2002. — Vol. 11. — P. 109. — doi:10.1002/evan.10021.
  5. 1 2 John P. Rafferty et al. Java man (англ.). — статья из Encyclopædia Britannica Online. Дата обращения 19 мая 2020.
  6. 1 2 3 4 Антонова Л. В. Умелые и прямоходящие // Удивительная археология. — Энас-книга, 2016. — (О чем умолчали учебники). — ISBN 978-5-45706-725-7.
  7. Нестурх М. Ф. Первая ступень: древнейшие люди (питекантропы) // Происхождение человека. — Издание второе, переработанное и дополненное. — М.: Наука, 1970. — С. 284.
  8. Shipman & Storm, 2002, pp. 110—111.
  9. 1 2 Shipman & Storm, 2002, p. 111.
  10. Shipman & Storm, 2002, pp. 111—113.
  11. Нестурх, 1970, с. 285.
  12. Mojokerto
  13. Theunissen, 1989, Pithecanthropus and Sinanthropus, pp. 155—162.
  14. The Shift to Asia and Africa // A Companion to Paleoanthropology / Edited by David R. Begun. — Wiley-Blackwell, 2012. — ISBN 9781118332375.
  15. Хрисанфова Е. Н., Перевозчиков И. В. Краткий обзор ископаемых гоминид Афроевразии эпохи плейстоцена // Антропология: учебник. — 4-е издание. — М.: Издательство Московского университета-Наука, 2005. — С. 87. — ISBN 5-211-06049-0.
  16. Huffman O. F., De Vos, J., Berkhout A. W., and Aziz F. Provenience Reassessment of the 1931–1933 Ngandong Homo erectus (Java), Confirmation of the Bone-Bed Origin Reported by the Discoverers (англ.) // PaleoAnthropology. — 2010. — No. 1. — P. 3—4. — doi:10.4207/PA.2010.ART34.
  17. Zeitoun V., Détroit F., Grimaud-Hervé D., and Widianto H. Solo man in question: Convergent views to split Indonesian Homo erectus in two categories (англ.) // Quaternary International. — 2010. — Vol. 223—224. — P. 288. — doi:10.1016/j.quaint.2010.01.018.
  18. Нестурх, 1970, с. 288—289.
  19. Семёнов Ю. И. На заре человеческой истории. — М.: Мысль, 1989. — С. 55.
  20. Питекантроп // История каменного века / Учебно-образовательный портал «Все лекции».
  21. Семёнов Ю. И. На заре человеческой истории. — М.: Мысль, 1989. — С. 65.
  22. Семёнов Ю. И. На заре человеческой истории. — М.: Мысль, 1989. — С. 178.
  23. Образ жизни питекантропов по археологическим данным
  24. Семёнов Ю. И. На заре человеческой истории. — М.: Мысль, 1989. — С. 72.
  25. Люди-неандертальцы.
  26. Сорокина Т. С. История медицины. — М.: ИЦ «Академия», 2009. — С. 21.
  27. Питекантроп // Биология и медицина.
  28. Нестурх, 1970, с. 292.
  29. Йозеф Аугуста, Зденек Буриан. Жизнь древнего человека. — Прага: Артия, 1960. — Комм. к карт. 4.
  30. Семёнов Ю. И. На заре человеческой истории. — М.: Мысль, 1989. — С. 184.
  31. Алексеев В. П. Становление человечества. — М.: Политиздат, 1984. — C. 121.
  32. A fresh look at the demise of an ancient human species over 100,000 years ago, December 19, 2019

Литература

  • Алексеев В. П. Становление человечества. — М.: Политиздат, 1984. — 462 с.: ил.
  • Алексеев В. П., Першиц А. И. История первобытного общества. — 4-е изд. — М.: Высшая школа, 1990. — 352 с.
  • Аугуста Йозеф, Буриан Зденек. Жизнь древнего человека / Пер. с чеш. И. Грязнова. — Прага: Артия, 1961. — 68 с. + 52 ил.
  • Биологический энциклопедический словарь / Под ред. М. С. Гилярова. Сост. А. А. Баев, Г. Г. Винберг, Г. А. Заварзин и др. — М.: Сов. энциклопедия, 1989. — С. 470—471.
  • Борисковский П. И. Древнейшее прошлое человечества. — М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1957. — 224 с.: ил. — (Научно-популярная серия АН СССР).
  • Дробышевский С. В. Предшественники. Предки? Архантропы. Гоминиды, переходные от архантропов к палеоантропам. — Ч. III; Ч. IV. — М.: ЛКИ, 2014. — 352 с. — ISBN 978-5-382-01486-9.
  • Елинек Ян. Большой иллюстрированный атлас первобытного человека / Пер. Е. Финштейна под ред. В. П. Алексеева. — Прага: Артия, 1972. — 560 с.: ил.
  • Ефименко П. П. Первобытное общество. Очерки по истории палеолитического времени. — 3-е изд. — Киев: Изд-во АН УССР, 1953. — 664 с.: ил.
  • Ископаемые гоминиды и происхождение человека: Сб. / Ин-т этнографии им. Н. Н. Миклухо-Маклая АН СССР. — М.: Наука, 1966. — 560 с.: ил.
  • История первобытного общества: Общие вопросы. Проблемы антропосоциогенеза / Ин-т этнографии им. Н. Н. Миклухо-Маклая АН СССР. — М.: Наука, 1983. — 432 с.
  • Ларичев В. Е. Сад Эдема. — М.: Политиздат, 1980. — 400 с.: ил.
  • Робертс Эллис. Происхождение человека. Эволюция / Пер. с англ. И. В. Павловой, О. В. Сергеевой. — М.: ООО «АСТ», ОГИЗ, 2014. — 256 с.: ил. — ISBN 978-5-17-084157-8.
  • Семенов Ю. И. На заре человеческой истории. — М.: Мысль, 1989. — 318 с. — ISBN 5-244-00092-6.
  • Уайт Эдмунд, Браун Дейл М. Первые люди / Пер. с англ. И. Г. Гуровой. — М.: Мир, 1978. — 156 с.: ил. — (Возникновение человека).

Ссылки