Петров день

Петров день
Апостол Пётр XVII Псков.jpg
Апостол Пётр с ключом от рая. Фрагмент иконы
Тип народно-христианский
Иначе Петры и Павлы, Праздник солнца, Петровские гулянья
Также День святых первоверховных апостолов Петра и Павла (церк.)
Значение разговление после поста, проводы пролетья
Установлен вероятно имеет древние корни[1]
Отмечается восточными и южными славянами
Дата 29 июня (12 июля)
Празднование гулянки Петровы, водили хороводы и качались на качелях, наблюдали как «солнце играет»[2]
Традиции братчины, тёщи зятьёв угощали, умывались «петровой водицею»
Commons-logo.svg Петров день на Викискладе

Петро́в день — день святых апостолов Петра и Павла в народном календаре славян, приходящийся на 29 июня (12 июля)[3]. Это день окончания «купальских празднований» и начала летних свадеб[4], прощание с весной[5][6], первая прополка и подготовка к сенокосу[6][4]. Петров день отмечался два-три дня[7].

Праздник Петра-ключника — хранителя ключей от небесного царства[8].


Другие названия

рус. Пётр-Павел[9], Петрок, Петры и Павлы, Петров день — разговенье, Петровки[10], Праздник солнца[11], Ярилин день[12], Петры-рыболовы[13], Рыболов, Облупа[14] (тульск.), Навозница[15], Петраки[16]; белор. Пятро, Пэтроў дзень, Пятро-Павел, Пятрок, Паўлюк, Павел, Пятры[17]; полес. Петра, Петро, Петров день, Петро и Павел, Петрок, Петро-павло, Петрочек[18]; укр. Петрів день[19][20], Пе́тра[21], Петро-Павло[22], Петропавлов день, Петра і Павла[23], Петра, Свято Петра й Павла[24]; серб. Петровдан[25]; болг. Петровден, польск. Piotra i Pawła[26], чеш. Sv. Petr a Pavel[27].

Установление праздника

Согласно святителю Димитрию Ростовскому, день смерти апостола Павла либо совпадает с днём смерти апостола Петра, либо его смерть произошла ровно через год после распятия апостола Петра. О том, что казнь апостола Петра предшествовала казни апостола Павла, сообщает Блаженный Августин[28].

Этот праздник также связывают с перенесением мощей апостолов Петра и Павла, которое состоялось в Риме 29 июня 258 года, и с тем, что со временем содержание этого события было утрачено и день 29 июня стал рассматриваться как день общего мученичества святых Петра и Павла[29].

Апостолы в представлениях славян

В славянской традиции Пётр и Павел являются парными персонажами (ср. Кузьма и Демьян, Флор и Лавр), которые часто могут выступать в едином образе: Пётр-Павел, Петро-Павло, Петропавля. Болгары считали их братьями, иногда даже близнецами, у которых была сестра — святая Елена или святая Мария (Огненная). Пётр — младший брат и более добрый: он позволяет земледельцам работать в свой праздник. Павел — старший, он грозен и сурово наказывает нарушителей праздничных обычаев, посылая с неба гром и молнии, сжигающие снопы. По сербскому преданию, «разделение вер на православную и католическую произошло после ссоры апостолов: Пётр объявил себя православным (сербом), а Павел сказал, что он католик (шокац)». В представлении славян Пётр и Павел занимают особое место, выступая в роли хранителей ключей от рая (ср. белорусское название созвездия Лебедя — Пятрова палка, которое воспринимается также как ключ от рая). Болгары также считали святого Петра сторожем райского сада, охраняющим золотое райское дерево, вокруг которого в виде мух и пчёл летают души умерших детей[30].

В традиционном мировоззрении русского народа апостол Петр относился к числу наиболее чтимых святых угодников. В сказаниях и быличках он фигурирует под именем апостола-ключаря[31].

Среди гуцул существовало поверье, что ключи от земли святой Пётр хранит весь год и лишь весной их забирает у него святой Юрий; в Петров день ключи вновь возвращаются к Петру, и тогда наступает осень[32].

В Сербии представляли апостола Петра «разъезжающим на златорогом олене по небесному полю над колосящимися земными нивами»[8].

Традиции

Похороны Костромы. Рисунок с лубка. XIX век
В. Прушковский. Встреча утренней зари. 1876
«Свято Петра і Павла». Марка Украины, 2005

Петру и Павлу молятся об исцелении от горячки и лихорадки[33]. Перед Касперовской иконой Божией Матери молятся при расслаблении, припадках, сумасшествии[33].

В праздновании нашли отражение не столько христианские легенды об апостолах Петре и Павле, сколько древние мифы, связанные с поклонением солнцу[уточнить][34].

Вместе с праздниками Аграфены Купальницы и Ивана Купалы Петров день составляет единый праздничный цикл, знаменующий полный расцвет природных сил[35].

Лето местами отсчитывалось с Петрова дня: «Пётр лето зачинает, Илья лето кончает» (заонеж.)[36]. Петров день — «верхушка» лета, наступают жаркие дни[37]. О ненужных предметах и предложениях сохранилась ироничное выражение: «Нужен, как на Петров день варежка!»[38].

Петров день — проводы весны (пролетья) и встреча «красного лета»[39]. Существовал обычай на Петров день устраивать «гулянки Петровки», водить хороводы и качаться на качелях[9]. Иногда затевали игры с угадыванием: парни ходили среди девушек, закрыв лицо платками. Угадавшей предсказывалось в скором времени сыграть свою свадьбу. В Заонежье последний раз на «летних» святках проказили по деревне и гадали[36].

«На Петров день солнышко играет» (Тульская губерния)[39]. В южнорусских губерниях к этому дню был приурочен обычай караулить солнце, когда молодежь обоего пола веселилась, рядилась, обвешиваясь колокольчиками и бубенцами, гуляла всю ночь в канун праздника, наблюдала, как при восходе солнце «играет» (ср. «игру солнца» на Иван Купала), переливаясь разными цветами, устраивала в складчину трапезу, бесчинствовала[4]. Девушки приносили в поле смоляные или масленые лампы, солому для сиденья или лавочки: жгли костры и гуляли всю ночь[2][40]. „Собирали 12 цветов с 12 полей и под голову клали, произнося: «Двенадцать цветов с разных полей, двенадцать молодцов! Кто суженый-ряженый, мне покажися и меня погляди»“[41].

Кое-где в Белоруссии на Петра справляли свадьбы. У белорусов сохранилась поговорка: «До Петра девка хитра, а на Петры — хоть лицо ей подотри» (белор. Да Пятра дзеўка хітра, а на Пятры — хоць твар ёй падатры); до Петрова дня девушка старалась понравиться парню и выйти замуж, а если же усилия были напрасны, она должна была ждать следующей поры свадеб[42].

В некоторых местностях[где?] люди сходились на три родника умываться «петровой водицей»[43], что сопровождалось угощением сладким вином, песнями, плясками и играми[44]. В Кашине и некоторых других городах было заведено устраивать некое подобие святочного ряженья. Игрище собиралось на берегу ручья[45].

В Воронежской губернии начиналась уборка озимых хлебов, подкашивали с края, хлеб пекли из нового урожая[46].

На Всесвятской неделе, перед Петровым днём или в первое воскресенье после него были известны у восточных славян под названием похорон Костромы и Ярилы[47]. Похороны Костромы в Пензенской и Симбирской губерниях совершались таким образом: прежде всего девицы избирали из среды себя одну, которая обязана была представлять Кострому; затем подходили к ней с поклонами, клали её на доску и с песнями несли к реке; там начинали её купать, причём старшая из участвующих в обряде сгибала из лубка лукошко и била в него, как в барабан; напоследок возвращались в деревню и заканчивали день в хороводах и играх. В Муромском уезде соблюдалась иная обрядовая обстановка: Кострому представляла кукла, которую делали из соломы, наряжали в женское платье и цветы, клали в корыто и с песнями относили на берег реки или озера; собравшаяся на берегу толпа разделялась на две половины: одна защищала куклу, а другая нападала и старалась овладеть ею. Борьба оканчивалась торжеством нападающих, которые схватывали куклу, срывали с неё платье и перевязи, а солому топтали ногами и бросали в воду, между тем как побеждённые защитники предавались неутешному горю, закрывая лица свои руками и как бы оплакивая смерть Костромы[48].

Сербы три дня перед Петровым днём называли Крешеви или Кресиво и старались не посещать виноградников, не ходить в поле на выборку (уборку) конопли и не стирать, чтобы Бог не наслал града или болезней. В эти дни возжигали «живой огонь», и через дым костра прогоняли домашних животных для защиты от болезней[25].

В южнорусских губерниях было поверье, что в этот день уходят (исчезают) русалки, пребывающие на земле с Троицы[32].

Считалось, что кукушка кукует до Петрова дня, а в этот день «ячменным колосом давится» — умолкает, когда заколосится ячмень[49] или «давится сыром», «мандрыкой» (ватрушкой)[50], которые готовили к празднику. Белорусы, когда варили на праздничный стол вареники — приговаривали: «будэм давить зовзюру (кукушку)»[51]. В Белоруссии также записан апокрифический рассказ о том, что кукушка кукует до Петрова дня, так как когда апостол Пётр украл лошадь, а Христос позвал в свидетели ворону и кукушку и спросил, купил ли Пётр лошадь или украл, кукушка ответила "ку-пил, ку-пил", а ворона "крал! крал!"; поэтому Христос разрешил вороне каркать круглый год (за то что сказала правду), а кукушке куковать только до Петрова дня (за ложь)[52].

На Русском Севере известно предание, гласящее о том, что на «мирской» Петров праздник, устраивавшийся селянами за Тотьмой, на реке Ваге, выбегал из леса олень, посылавшийся «праздновавшим Петру» мирянам в дар от «апостола-праздника». Оленя, останавливавшегося перед заранее приготовленными для варки котлами, убивали, свежевали и варили в котлах, а затем съедалось всем миром. Но это продолжалось только до той поры, пока жил народ праведно и честно, соблюдая традиции предков. А когда «пошёл по людям разврат-грех, ложь опутала мир-народ сетями-тенетами», — перестал апостол Петр высылать «праздничное угощенье даже и чествовавшим его святой день людям». После этого стали колоть быка из своего стада. Шли проходили годы — и совсем перестали селяне «справлять Петровщину» всем миром, — начал каждый у себя во дворе отмечать «наособицу»[8].

Петров день был важной вехой в сельскохозяйственных работах — наряду с сенокосом крестьянин уже готовился к севу озимых: «С Петрова дня — красное лето, зелёный покос»[39]; «До Петрова взорать (вспахать пар), до Ильина заборонить, до Спаса засеять»[53].

Поговорки и приметы

  • На Петров день солнышко играет (Тульская губерния)[39].
  • С Петрова дня — красное лето, зелёный покос[39].
  • В Петровку нужно было липу драть на лыко, потому что позже уже кора пересыхает (белор. У Пятроўку трэба было ліпы драць на лыка, бо пазней ужо кара прысыхае)[54] (белорус.).
  • Худое порося и в Петровки зябнет; дворянская кровь и в Петров день мёрзнет[55].
  • Петро-Павел жару прибавил[39].

См. также

Примечания

  1. Платонов, 2007, с. 565.
  2. 1 2 Некрылова, 1991, с. 364.
  3. Агапкина, 2009, с. 24.
  4. 1 2 3 Агапкина, 2009, с. 27.
  5. Снегирёв, 1839, с. 65.
  6. 1 2 Сахаров, 1885, с. 96.
  7. Мадлевская и др., 2007, с. 747.
  8. 1 2 3 Коринфский, 1901, с. 318.
  9. 1 2 Коринфский, 1901, с. 319.
  10. Некрылова, 1991, с. 362.
  11. Любецкий, 1872, с. 345.
  12. Усов, 1997, с. 135.
  13. Коринфский, 1901, с. 316.
  14. Снегирёв, 1839, с. 66.
  15. Ермолов, 1901, с. 355.
  16. Снегирёв, 1839, с. 62.
  17. Лозка, 2002, с. 144.
  18. Толстая, 2005, с. 294.
  19. Петрів день — Українська народна пісня (proridne.com)
  20. Сапіга, 1993, с. 112.
  21. Воропай, 1958, с. 135, т. 2.
  22. Народні прикмети. Липень (страдень) (kasner.kiev.ua)
  23. Скуратівський, 1995, с. 172.
  24. Воропай, 1958, с. 136, т. 2.
  25. 1 2 Петровић, 1970, с. 187.
  26. Etnografia Lubelszczyzny
  27. Sv. Petr a Pavel // ceske-tradice.cz
  28. Слово блаженного Августина, епископа Иппонийского // Православие.ру
  29. День памяти свв. первоверховных апостолов Петра и Павла… на сайте «Православие и мир»
  30. Белова, 2009, с. 22.
  31. Зимина.
  32. 1 2 Агапкина, 2009, с. 25.
  33. 1 2 Котович, Крук, 2010, с. 202.
  34. Шангина, Некрылова, 2015, с. 133.
  35. Петров день // РЭМ
  36. 1 2 Логинов, 2003.
  37. Колесникова, 2005, с. 298.
  38. Лебедева, 2003, с. 167.
  39. 1 2 3 4 5 6 Некрылова, 1991, с. 262.
  40. Максимов, 1903, с. 478.
  41. Максимов, 1903, с. 479.
  42. Васілевіч, 1992, с. 579.
  43. Ермолов, 1901, с. 356.
  44. Платонов, 2001, с. 337.
  45. Платонов, 2007, с. 567.
  46. Пухова, Христова, 2005, с. 121.
  47. Афанасьев, 1869, с. 724.
  48. Сахаров, 1885, с. 207–208.
  49. Пашина, 2006, с. 93.
  50. Ермолов, 1901, с. 359.
  51. Гура, 1997, с. 693.
  52. Варфламеев, 2006, с. 482.
  53. Анисимова и др., 1994, с. 297.
  54. Васілевіч, 1992, с. 578.
  55. Коринфский, 1901, с. 320.

Литература

Ссылки