Перфильев, Афанасий Петрович

Афанасий Петрович Перфильев
Дата рождения 1731(1731)
Место рождения Яицкий городок
Дата смерти 10 (21) января 1775(1775-01-21)
Место смерти Москва
Подданство Flag of Russia.svg Российская империя
Род деятельности один из предводителей Крестьянской войны 1773—1775, пугачёвский полковник

Афана́сий Петро́вич Перфи́льев (1731 — 10 [21] января 1775) — яицкий казак, один из главных сподвижников Емельяна Пугачёва, в августе 1774 года получивший от него звание «генерал-аншефа». Участник восстания 1772 года, Перфильев находился в Петербурге с прошением о прощении участникам выступления, когда в землях Яицкого войска началось новое восстание под руководством Пугачёва. Военная коллегия поручила Перфильеву убедить ближайших сторонников самозванца выдать его властям, но прибыв на Яик, Перфильев перешёл на сторону восставших, проделал с главной армией восставших весь путь от Оренбурга до полного поражения на Нижней Волге. После пленения и следствия, вместе с Пугачёвым был приговорён к четвертованию.


Биография

Яицкий казак Афанасий Перфильев начал службу в 17-летнем возрасте. Был одним из участников восстания яицких казаков 1772 года. После поражения, нанесённого казакам 4 июня 1772 г. карательной экспедицией генерала Ф. Ю. Фреймана, посланной из Оренбурга, укрывался в удалённых степных хуторах[1].

В августе 1773 года, в составе делегации группой яицких казаков, Перфильев отправился в Санкт-Петербург подать прошение императрице Екатерине II о прощении мятежным казакам — как уже наказанным и сосланным на каторгу и поселение в Сибирь, так и тем, кто ещё укрывался в степи (подобно Зарубину-Чике и Андрею Овчинникову). Делегаты подали на имя императрицы челобитную, которую по её поручению рассматривали генерал-адъютант граф А. Г. Орлов и члены Военной коллегии. В начале ноября Орлов объявил казачьей делегации, что её просьбы могут быть удовлетворены, но лишь после того, как будет выполнено тайное поручение: Перфильев и еще один делегат, П. А. Герасимов, возвратившись на Яик, должны отговорить казаков от сообщничества с Пугачёвым, арестовать Пугачёва и выдать его. Перфильев с товарищами дали на то своё согласие — «объявили себя готовыми усердно служить всемилостивейшей государыне и обещались, сколько сил будет, сие повеление исполнить в точности»[1].

Отправившись из Петербурга 12 ноября 1773, Перфильев и Герасимов 14 декабря приехали в Яицкий городок, явились там к коменданту местного гарнизона подполковнику Симонову и рассказали ему о порученном им деле. Симонов отправил Герасимова уговаривать казаков в нижне-яицкие форпосты (там он вскоре встретился с пугачёвским атаманом М. П. Толкачевым и вступил в его отряд). Перфильева же Симонов послал в стан Пугачёва под осаждённым Оренбургом, где тот и должен был исподволь приступить к выполнению порученного ему в Петербурге дела. В конце декабря Перфильев прибыл в Бердскую слободу и заявил Пугачёву о готовности служить в его войске. Истинную цель своего приезда он скрыл, выдав тайну лишь своему близкому другу, атаману А. А. Овчинникову, — который и велел ему чистосердечно признаться во всем Пугачёву. Явившись к Пугачёву во второй раз, Перфильев поведал ему, что прислан сюда с поручением организовать заговор, но теперь искренне раскаивается и обязуется служить ему верно. Пугачёв поверил ему и определил в своё войско сотником[1].

В середине января 1774 Перфильев был послан из-под осаждённого Оренбурга с донесениями в Яицкий городок к Пугачёву, руководившему там осадой городовой крепости Михайло-Архангельского собора. В боях на подступах к ней ему довелось присутствовать на казачьем Войсковом Круге, состоявшемся 1 февраля. Следуя рекомендации Пугачёва, повстанцы выбрали войсковым атаманом Н. А. Каргина, а войсковыми старшинами Перфильева и И. А. Фофанова. Вместе с атаманами Овчинниковым и Толкачевым, они с того времени и управляли делами войска, руководили осадой «ретраншамента»[1].

Перфильеву, как человеку опытному, не раз бывавшему по войсковым поручениям в Петербурге, доверили ведение переговоров с командованием осажденной крепости. Однажды он вступил в «переговорку» с капитаном А. П. Крыловым. Последний стал увещевать Перфильева, чтобы тот одумался, перестал служить самозванцу Пугачёву, а старался бы «исполнить то высочайшее повеление, с коим он отправлен из Петербурга от всемилостивейшей Государыни». Тогда Перфильев заявил в ответ:

«Меня нечего увещевать и учить, а послушайте лутче моего совета. Я знаю, с чем я послан от государыни! Да, мне там сказали, будто бы батюшка наш — донской казак Пугачёв. Но… ето неправда! И я, приехав к нему, нашёл, что он — подлинной Государь. Так не могу я злодейства предпринять против законного нашего Государя. Да что вы стоите? Вить ежели не здадитесь, так после вам худо будет. А лутче признайте свою вину и принесите покорность, батюшка вас простит и пожалует. Ты-де здесь капитан, а у него, может быть, генерал будешь. Пожалуй, не сумневайтесь, право, он — подлинный государь![2]»

Вскоре Пугачёв пожаловал Перфильева званием «генерал-аншефа». После поражения 25 августа 1774 года в битве у Солениковой ватаги под Чёрным Яром, Перфильев отступил вместе с Пугачёвым на Узени. Здесь, отказавшись примкнуть к заговору против Пугачёва, Перфильев тайно покинул лагерь — и в одиночку скрывался в степях между Волгой и Яиком, покуда 12 сентября 1774 не был схвачен и доставлен в Яицкий городок. В тот же день Перфильев был допрошен представителем секретной следственной комиссии С. И. Мавриным[1].

В ноябре 1774 года его отконвоировали в Москву, где производилось генеральное следствие над Пугачёвым и его сподвижниками, а месяц спустя начался судебный процесс над ними. По приговору от 9 января 1775 г., Перфильев вместе с Пугачёвым, Зарубиным-Чикой, Шигаевым, Подуровым и Торновым был осуждён на смертную казнь. Генерал-прокурор Сената князь А. А. Вяземский, присутствовавший при казни в роли представителя верховной власти, писал, что Перфильев «во время эксекуции глубоким молчанием доказывал злость свою, однако, увидя казнь Пугачева, смутился и оторопел»[3]. Мерой наказания Перфильеву было назначено четвертование: как и Пугачёву, ему сначала отрубили голову, а только затем руки и ноги. Перед казнью Перфильев, приверженец старой веры, отказался исповедоваться у священника-никонианина — как свидетельствовали распорядители казни: «…по раскольнической[4] своей закоснелости он не восхотел исповедоваться и принять божественного причастия»[1].

Примечания

  1. 1 2 3 4 5 6 Овчинников Р. В. Сподвижники Пугачева свидетельствуют // Вопросы истории. — 1973. — № 8.
  2. Поскольку этот эпизод передан словами Перфильева, можно предположить, что он (как и многие другие) искренне верил, будто восстанием предводительствует истинный император Пётр Третий.
  3. Следствие и суд над Е. И. Пугачевым // Вопросы истории. — 1966. — № 9. — С. 147—148.
  4. То есть старообрядческой.

Литература

  • Андрущенко А. И. Крестьянская война 1773—1775 гг. на Яике, в Приуралье, на Урале и в Сибири. — М.: Наука, 1969. — 360 с. — 3000 экз.
  • Дубровин Н. Ф. Пугачёв и его сообщники. Эпизод из истории царствования Императрицы Екатерины II. Том II. — СПб.: тип. Н. И. Скороходова, 1884. — 424 с.
  • Дубровин Н. Ф. Пугачёв и его сообщники. Эпизод из истории царствования Императрицы Екатерины II. Том III. — СПб.: тип. Н. И. Скороходова, 1884. — 416 с.
  • Крестьянская война в России 1773—1775 годах. Восстание Пугачёва. Том II / отв.ред. Мавродин В. В.. — Л.: Изд-во Ленинградского ун-та, 1966. — 512 с. — 2000 экз.
  • Крестьянская война в России 1773—1775 годах. Восстание Пугачёва. Том III / отв.ред. Мавродин В. В.. — Л.: Изд-во Ленинградского ун-та, 1970. — 488 с. — 1500 экз.
  • Трефилов Е. Н. Пугачёв. — М.: Молодая гвардия, 2015. — 399 с. — (Жизнь замечательных людей). — 3000 экз. — ISBN 978-5-235-03796-0.

Ссылки