Памир

Памир
Location map Pamir mhn.svg
Характеристики
Площадь
  • 120 000 км²
Длина
  • 500 км
Ширина300 км
Высшая точка
Высочайшая вершинапик Конгур 
Высшая точка7719 м
Расположение
38°35′38″ с. ш. 75°18′48″ в. д.HGЯO
Страны
Азия
Red pog.png
Памир
Commons-logo.svg Аудио, фото и видео на Викискладе
Пик Исмоила Сомони (ранее — пик Коммунизма)
Ущелье реки Бартанг

Пами́р (кит. упр. 帕米尔, пиньинь: Pàmǐ'ěr, перс. پامیر‎, тадж. Помир) — горная система на юге Центральной Азии и на севере горной гряды Гималаи, преимущественно на территории Таджикистана (Горно-Бадахшанская автономная область)[к. 1][1], Китая, Афганистана и Пакистана. Памир находится на соединении отрогов других мощных горных систем Центральной Азии — Гиндукуша, Каракорума, Куньлуня и Тянь-Шаня[к. 2].

В XVIII—XX веках Памир и окружающие его области стали ареной геополитического соперничества Британской и Российской империй, что получило в истории британской геополитики название «Большая Игра»[к. 3].

В настоящее время Памир является узлом неразрешённых противоречий между рядом государств, что ведёт к геополитическому напряжению в регионе.


Происхождение названия

В 140—135 гг. до н. э. по Памиру путешествовал китаец Чжан Цянь, который первым Памир назвал «луковыми горами» (цун-лин, кит. трад. 蔥嶺, упр. 葱岭) — из-за изобилия произрастающих здесь исторически диких горных луков (анзур), при этом Памир он принял за продолжение Тянь-Шаня[2].

В литературе слово «памир» упоминается впервые в VII веке в записках китайского путешественника и переводчика времён династии Тан Сюаньцзана, который с дипломатическими целями в то время посетил страны в истоках реки Амударьи (длина 1415 км (2620 км — от истока Пянджа с рекой Вахандарья)). Сюаньцзан со слов местных жителей отмечал: «между двух снеговых хребтов тянется страна „По-ми-ло“, по другим данным „Па-ми-яй“[2], в которой царствуют стужа и ветры, снег идёт зимой и летом, почва пропитана солью и покрыта камнями». Он записал название «По-ми-ло», по другим данным «Па-ми-яй»[2], на китайском языке — разбив его на слоги, что несомненно соответствует Памиру, поскольку в китайском языке буква «р» не выговаривается[3][2].

Название Памир писали по-разному, в сочинениях IX—X веков название встречается как «Фамир» или «Бамир». Есть мнение, что арабы заимствовали это название у индийцев[2], в индийской мифологии есть гора Меру, находящаяся будто бы в центре мира. В буддийской же географии центром мира считались Гималаи и Южный Тибет. Отсюда и возникло предположение, что «Упа-Меру», то есть «страна, лежащая под Меру», и есть «(у) памер (у)» или «памир» («Фамир», «Бамир» в арабских сочинениях)[3].

Марко Поло — итальянский купец и путешественник, представивший историю своего путешествия по Азии, в частности по Памиру, в знаменитой «Книге о разнообразии мира» в XIII веке, — так и пишет это название — «Памер» или «Памиер». Многие географические названия в верховьях рек Инда и Амударьи сходны: Памир, Кашмир, Тиричмир, Аймир и так далее. Есть мнение, что в основе этих названий лежит санскритское слово «мир», означающее «озеро»[2], на Памире действительно много озёр. Доказать именно такое происхождение слова «памир» оказалось невозможным, первый слог так и остался необъяснённым[3][2].

В персидском сочинении XVI века Мирза-Гайдара упомянуто название «Памир» или «Бамир»; языковеды-иранисты предположили, что «памир» — персидское слово «Бам-иар», что означает «крыша земли». Вероятно, отсюда и пошло знаменитое определение «крыша мира», его перевод с таджикского — «Боми дунье», что означает «крыша мира». Были и другие толкования с персидского, например, «По-и-мор», то есть «подножье смерти», или «По-и-мург» — «нога птицы». Все эти названия, однако, лишены географического смысла[3][2].

В конце 50-х годов сначала узбекским географом X. К. Хасановым, затем профессором Н. Г. Малицким было высказано предположение, что в Афганистане до сих пор пишут не «Памир», а «Па-и-михр». «Михр» или «Митр»[3] — бог солнца древних иранцев, и слово «Паи-михр» должно означать «подножье солнца или бог солнца», то есть горную страну на востоке, из-за которой всходит солнце. По отношению к землям, населённым древними иранскими народами[2], Памир действительно занимает такое положение, и приведённое название хорошо это отражает. Вполне возможно, что от него слово «Памир» и произошло[3].

Орография

Высшая точка Памира — расположенный на территории Китая пик Конгур (высота 7649 м).

Другие «семитысячники» Памира:

Климат

Для Памира характерна долгая и суровая зима и короткое лето. Вершины остаются покрытыми снегом круглый год.

Климат Памира высокогорный, суровый, резко континентальный. К высокогорным районам выше 2500 м относится Центральный и Восточный Памир, климат этих районов континентальный. Колебания температуры от зимы к лету и от дня к ночи довольно значительны и увеличиваются по направлению к востоку. Нередко в зимнее утро наблюдается температура около −20 °С, а после полудня она поднимается на несколько градусов выше нуля. Памир расположен в субтропическом поясе, зимой здесь преобладают массы воздуха умеренных широт, летом — тропические. Средняя температура января на высотах около 3600 м −17,8 °С. Зима длится с октября по апрель включительно. Абсолютные минимумы температур достигают −50 °С. Лето короткое и холодное. Летние температуры не поднимаются выше 20 °С. Средняя температура июля (для тех же высот, что и в январе) 13,9 °С. Особенно неблагоприятными климатическими условиями отличается Восточный Памир. Зима здесь продолжительная и суровая. Отрицательные месячные температуры отмечаются с октября по апрель. Средняя месячная температура января опускается до −14 °С −26 °С. Абсолютный минимум исключительно низкий — −63 °С (по данным гидрометеостанции Булункуль). Лето короткое и прохладное. Средняя июльская температура воздуха не превышает 15 °С (ГМС Ирхт — расположена на берегу озеро Сарез). Абсолютный максимум колеблется в пределах от 20 °С (Метеостанция ледник Федченко) до 34 °С (ГМС Ирхт). Наибольшая продолжительность безморозного периода составляет 111 дней (ГМС Ирхт), а в ряде наиболее холодных районов (Шаймак, Каракуль, Булункуль) безморозный период вообще отсутствует. Горные районы отличаются большим разнообразием как в сроках наступления и окончания периодов с различными температурами, так и в отношении длительности этих периодов. Так, в высокогорьях период с температурой выше 5 °С составляет 90−160 дней, с температурой 10 °С — 26−44 дня, отсутствует период с температурой выше 0 °C в Каракуле и на леднике Федченко[6].

В долинах Мургаба, Оксу, в бессточных впадинах (озеро Каракуль и др.) распространены многолетние мёрзлые горные породы. Преимущественное влияние на годовой ход осадков оказывают циклонические процессы при юго-западном переносе масс. Сложность рельефа и разнообразие высот обуславливают значительную неравномерность выпадения осадков в отдельных районах. В горных районах, открытых влажным западным воздушным массам, выпадает большая часть осадков. Восточные районы, отгороженные от этих воздушных масс высокими горами, получают мало влаги[6].

Довольно высокими температурами отличается Западный Памир. Так, среднемесячная температура января в МС Дарвазе положительная и составляет 0,2 °С. Абсолютный минимум температуры воздуха достигает −34 °С (МС Тавильдара)[6].

В долинах Западного Памира сумма годовых осадков составляет 92—260 мм, на Восточном Памире — 60—119 мм. В высокогорьях и на склонах гор количество осадков увеличивается (на леднике Федченко — 1100 мм). Максимум осадков на Западном Памире — в марте-апреле, минимум — летом; на Восточном — в мае-июне и в августе. Летом на Восточном Памире возможны влияния влажных тропических масс воздуха, участвующих в муссонной циркуляции Индии.

Некоторые климатические данные по районным центрам Памира:

  • Среднегодовая температура в Калай-Хумбе — 12,3 °C. 507 мм — среднегодовая норма осадков. Самый засушливый месяц — август с осадками 1 мм. Большая часть осадков выпадает в марте, в среднем 101 мм. Самый теплый месяц года — июль со средней температурой 25,1 °C. Средняя температура в январе −1.8 °C. Это самая низкая средняя температура в течение года. Разница между количеством осадков между самым сухим и самым влажным месяцем — 100 мм. Средняя температура меняется в течение года на 26,9 °C.
  • Среднегодовая температура в Ванче — 9,9 °C. Выпадает около 341 мм осадков в год. Самый засушливый месяц — август с осадками 1 мм. Большая часть осадков выпадает в марте, в среднем 64 мм. Самый теплый месяц года — июль со средней температурой 23,0 °C. Средняя температура в январе — −4.9 °C. Это самая низкая средняя температура в течение года. Разница между количеством осадков между самым сухим и самым влажным месяцем — 63 мм. Средняя температура меняется в течение года на 27,9 °C.
  • Среднегодовая температура в Рушане — 9,2 °C. Среднегодовая норма осадков — 292 мм. Самый засушливый месяц — август с осадками 0 мм. Большая часть осадков выпадает в марте, в среднем 54 мм. Самый теплый месяц года — июль со средней температурой 22,4 °C. Средняя температура в январе — −6.1 °C. Это самая низкая средняя температура в течение года. Разница между количеством осадков между самым сухим и самым влажным месяцем — 54 мм. Средняя температура меняется в течение года на 28,5 °C.
  • Среднегодовая температура в городе Хороге — 9,3 °C. 276 мм — среднегодовая норма осадков. Самый засушливый месяц — август с осадками 0 мм. Большая часть осадков выпадает в марте, в среднем 52 мм. Самый теплый месяц года — август со средней температурой 22,6 °C. Средняя температура в январе — −6.2 °C. Это самая низкая средняя температура в течение года. Разница между количеством осадков между самым сухим и самым влажным месяцем — 52 мм. Средняя температура меняется в течение года на 28,8 °C.
  • Среднегодовая температура в Ишкашиме — 7,5 °C. 416 мм — среднегодовая норма осадков. Самый засушливый месяц — август с осадками 4 мм. Большая часть осадков выпадает в апреле, в среднем 82 мм. Самый теплый месяц года — июль со средней температурой 19,5 °C. Средняя температура в январе — −6.0 °C. Это самая низкая средняя температура в течение года. Разница между количеством осадков между самым сухим и самым влажным месяцем — 78 мм. Средняя температура меняется в течение года на 25,5 °C.
  • Среднегодовая температура в Мургабе — 0,3 °C. Выпадает около 72 мм осадков в год. Самый засушливый месяц — ноябрь с осадками 1 мм. Большая часть осадков выпадает в мае, в среднем 11 мм. Самый теплый месяц года — июль со средней температурой 13,8 °C. Средняя температура в январе — −15.5 °C. Это самая низкая средняя температура в течение года. Разница между количеством осадков между самым сухим и самым влажным месяцем — 10 мм. Средняя температура меняется в течение года на 29,3 °C.[7]

Гляциология

Фирновая область Медвежьего состоит из трёх ветвей, которые сливаются в обширном плоскодонном понижении фирновой мульды над бровкой ледопада. Главной является южная ветвь, длина которой достигала 5 км, площадь — около 12,5 км²; длина восточной ветви равнялась 4,6 км при площади около 4,7 км²; длина северной ветви — более 2 км, а площадь — около 4,4 км². Таким образом, общая площадь фирновой мульды, вместе с частью ледопада, лежащей выше фирновой линии, составляла около 22,2 км².

Сёрджи Медвежьего происходили многократно: незадолго до 1916 года, в 1937 и в 1951 годах. Однако этот ледник привлек внимание специалистов лишь в 1963 году, когда Медвежий продвинулся почти на 1,75 км вниз по своей долине (реки Хирсдара) и вышел в верховья Ванча, перегородив долину Абдукагора. Скорость продвижения ледника весной 1963 года составляла до 100 м/сутки, а в начале июля этого года сёрдж остановился. Выше конца ледника образовалось Абдукагорское ледниково-подпрудное озеро. Выдвинувшийся конец ледника быстро утратил связь с основным языком и превратился в огромный вытянутый по простиранию долины Ванча массив заморененного мёртвого льда.

Очередная подвижка Медвежьего произошла через 10 лет и продолжалась до августа 1973 года. Ледник на этот раз продвинулся дальше. В дальнейшем сёрджи Медвежьего регулярно повторялись, и уже в новом тысячелетии были отмечены систематические сёрджи различных размеров.

В результате измерений, проводившихся в марте — июле 1989 года сотрудниками Таджикской гидрометеослужбы, была получена непрерывная запись изменения скорости движения языка ледника, а также установлены их максимумы (более 50 м/сут с 13 по 17 июня). С помощью метода аэропсевдопараллаксов удалось установить, что в это же время на уровне примерно 2 км выше ледникового фронта скорость движения льда составляла 70 м/сут.

Наблюдение за состоянием ледника Медвежьего и некоторых других ледников Памира с конца 1990-х гг. велось из космоса экипажами орбитальной станции «Мир», а в настоящее время — МКС[9].

Гидрография

Озёра

5 (18 — по Григорианскому календарю) февраля 1911 года произошло землетрясение силой 9 баллов по Шкале Рихтера. Со склона горы в русло реки Мургаб сошёл гигантский оползень, под которым был погребен кишлак Усой. Мургаб остановил своё течение, а в его русле образовалась естественная плотина высотой 567 м, получившая название Усойский завал.

Воды реки Мургаб стали заполнять котловину перед завалом и к концу 1911 затопили кишлак Сарез, который и дал название образовавшемуся озеру. В 1914 ниже озера Сарез в Усойском завале появились первые родники. Часть обрушившихся горных пород тогда же перекрыла впадавшую в Мургаб небольшую реку Шадау-Дарья, что привело к образованию другого, меньшего по размеру озера Шадау. Гидрологический режим озёр за период более 100 лет стабилизировался. Сегодня длина озера Сарез около 55,8 км, глубина более 500 м, урез воды — около 3263 м над уровнем моря, объём воды — более 16 км³. Окружающие горы возвышаются над озером примерно на 2,5 км. Ниже Усойского завала 57 родников вновь образуют реку Мургаб. В 1967 на правом берегу озера обнаружен нестабильный участок крутого склона с объёмом рыхлых отложений в 1,25 км³. Существует угроза схода оползня в чашу озера. Предположительно избыток озёрных вод в виде гигантской волны перехлестнет через завал и обрушится вниз по течению Мургаба. Можно ожидать катастрофического наводнения и образования мощного селевого потока ниже плотины озера Сарез. В потенциально опасной зоне живёт около 6 млн человек, и находятся жилые и промышленные постройки.

В 2000 Казахстан, Кыргизстан, Таджикистан и Узбекистан обратились к мировому сообществу с просьбой оказать поддержку в решении проблемы Сарезского озера. Под управлением Всемирного банка реализуется Международная программа, получившая название «Сарезское озеро: проект по снижению риска».

Геологическое строение

Горы Памира отличаются сложностью и неоднородностью своего геологического строения. В их состав входят осадочные породы — известняки, песчаники, — и кристаллические, в частности, граниты. Они содержат вкрапления горного хрусталя, самоцветов.[10]

Физико-географическое районирование Памира

Существует несколько схем районирования Памира с выделением отдельных областей, имеющих индивидуальные особенности и облик. Районирование осуществляется на основе орографии, геологии, геоморфологии, гидрологии, гляциологии, климатических различий, сведений геоботаники и ряду других природных признаков.

Во второй половине XX века исследователь Памира географ и геоботаник Окмир Агаханянц на основе обширных полевых исследований и научного анализа предложил свою схему деления Памира на физико-географические области, получившую название: «Схема районирования Памира Агаханянца».

Народы, населяющие Памир

  • Области расселения памирцев — западный, южный и восточный Памир, смыкающийся на юге с Гиндукушем, — представляют собой высокогорные узкие долины с довольно суровым климатом, практически нигде не опускающиеся ниже отметки 2 000 м над уровнем моря и окружённые крутосклонными покрытыми вечными снегами хребтами, высота которых местами подбирается к 7 000 м. К северу от Гиндукушского водораздела долины принадлежат к бассейну верховий Амударьи (Верхняя Кокча, Пяндж, Памир, Вахандарья). Восточные склоны Памира принадлежат бассейну р. Яркенд, к югу от Гиндукуша начинается бассейн Инда, представленный реками Кунар (Читрал) и Гилгит. Административно вся эта территория, издавна составлявшая эклектичный, но единый ареал, оказалась поделённой между Таджикистаном, Афганистаном, Пакистаном и Китаем в результате экспансии в XIX в. Российской, Британской и Китайской империй и их сателлитов (Бухарского и Афганского эмиратов). В результате ареалы многих памирских народов оказались искусственно разделены. Этногеографическими единицами на Памире служат исторические области: Шугнан, Рушан, Ишкашим, Вахан, Мунджан, Сарыкол — в целом изначально совпадавшие со сформировавшимися в них народностями. Если в плане материальной и духовной культуры памирцы благодаря тысячелетним взаимным контактам значительно сблизились друг с другом, то изучение их языков показывает, что разные памирские народы вышли как минимум из четырёх древних восточноиранских общностей, лишь отдалённо родственных друг другу и занесённых на Памир независимо.
  • Для сравнения динамики численности и национального состава населения ГБАО по данным Всесоюзных переписей 1939—1989 годов и переписи населения Таджикистана 2010 года смотрите статью Население Горно-Бадахшанской автономной области.
  • Большую часть населения Бадахшана представляют таджики − 80 %, говорящие на языке дари. Кроме того, здесь проживают народы, говорящие на памирских языках: рушанском, шугнанском, мунджанском, ишкашимском, ваханском. Имеются небольшие группы узбеков, киргизов и пуштунов. Большая часть населения — мусульмане-сунниты — 94 %, хотя часть памирских народов исповедует исмаилизм.
  • Памирские киргизы — этнические киргизы начали заселять высокогорный Памир в несколько этапов с 1575 года. Вторая волна киргизов переселилась в Памирское высокогорье в 1920-х — 1930-х годах с целью избежать экспроприации скота после установления советской власти в Киргизии.

Языки народов Памира

Памирские языки — ареальная группа языков, входящих в восточноиранскую группу иранских языков, на которых говорят памирцы. Распространены на Западном Памире (Горный Бадахшан), разделённом между Таджикистаном, Пакистаном, Китаем (юго-запад Синьцзян-Уйгурского автономного района), Афганистаном.

Пути сообщения

Дороги, тропы и овринги

Большая часть поселений Памира связана горными тропами и оврингами. Ввиду того, что Памир — молодая горная страна, имеющая сложно-пересеченный рельеф, строительство здесь автомобильных дорог — чрезвычайно сложная инженерная задача и требует значительного финансирования. Строительство путей сообщения осложняется также высокой сейсмичностью региона, опасностью возникновения оползней, обвалов, камнепадов, снежных лавин и заносов, ледовых обвалов, наводнений и селей. Поэтому на Памире количество хорошо обустроенных автомобильных дорог невелико. Строительство новых дорог осуществляется в ограниченном масштабе.

Несколько тысячелетий назад на Памире уже существовали пути сообщения как внутренние, так и транзитные — пересекающие эту горную область и соединяющие страны и области, лежащие к северу и югу от Памира. Таких дорог было немного. Передвижение по дорогам осуществлялось пешком, верхом на ишаках, лошадях, верблюдах, иногда — на арбах. Ишак — выносливое и неприхотливое животное — и в настоящее время наиболее распространённое животное, которым пользуются как для езды верхом, так и для перевозки грузов. Для верблюдов Памир — слишком холодная страна, а для лошадей здесь не хватает корма.

На участках крутостенных каньонов или бомов — отвесных скал, опускающихся в воды озера или горной реки обычно совместно все население под руководством мастера-усто строило овринги — нависающие «балконы» из бревен, сучьев, плетеные из ветвей кустарников, которые нередко покрывались дёрном или плоскими пластинами горного сланца. Дороги, тропы и овринги постоянно поддерживались в рабочем состоянии. Через горы выискивались и обустраивались перевалы, через пропасти и реки, где это было возможно — устраивались мосты и переправы различных конструкций. На мелководьях существовали обозначенные по берегам броды. При необходимости через реки в определённых удобных местах с пологими берегами и не бурным течением переправлялись вплавь на бурдюках, сделанных из козьей шкуры и надутых воздухом. В некоторых районах делались конструкции наподобие плотов — деревянная рама из арчи с привязанными к ней рядами бурдюков.

Еле заметная горная тропа, перевал, поворот, ответвление, место брода и другие важные места на путях сообщения отмечались обо — пирамидами из сложенных вручную камней. Обо также являлись местом привала, исполнения жертвоприношения богам и духам и местом молитвы. По обычаю, каждый идущий по дороге или тропе должен был убирать с пути случайно упавшие камни, и, часть из них, подкладывать в обо. Некоторые обо на Памире имеют возраст до нескольких тысячелетий, это очень большие сооружения по размерами и сложены десятками тысяч камней.

С наступление зимы и выпадением снега весьма часто всякое сообщение между поселениями прекращалось на длительный срок, вплоть до наступления следующего лета.

Пути сообщения служили не только бытовым целям общения, внутренней и внешней торговли, но и административным целям управления, сбора налогов, формирования наборов в армию, поиска молодых женщин для пополнения гаремов.

Древние копи, шахты и горные выработки, где добывались полезные ископаемые также способствовали созданию сети троп, оврингов и дорог на Памире, посредством которых лазурит, сапфиры, рубины, моно- и полиметаллические руды, сырьё для строительных нужд, вывозились за пределы горной страны. Особой статьей вывоза были мумие, целебные и лекарственные травы, продукты сельского хозяйства: кишмиш, изюм, курага и другое. Горы поставляли в равнинные районы также продукты животноводства: козлятину, баранину, молочные субпродукты и другое. Особой популярностью пользовалась арча, которая имела разнообразное применение за пределами горной области в степных, полупустынных и пустынных районах, где ощущался острый недостаток древесины.

Особую славу Памиру принёс так называемый Бодахшанский лазурит, по качеству — лучший в мире.

Долгое время через Памир проходило ответвление Великого Шелкового пути.

Дорогами, тропами и оврингами Памира пользовались торговые караваны, посольские миссии, военные отряды, разведывательные партии, религиозные миссионеры и проповедники, дервиши и странствующие монахи.

Мерой пути на памирских тропах, оврингах и дорогах являлся чакрым — обычно расстояние, которое покрывал путник от привала до привала.

Памирцы выработали свою собственную оригинальную технику строительства дорог, троп, оврингов и мостов, которая впитала в себя опыт тысячелетий. Некоторые дороги, тропы и овринги имели свои собственные названия.

С колониальным захватом и освоением Памирской горной страны обустройством дорог здесь занялись профессиональные инженеры и строители Британской, Российской и Китайской империй, каждые — на своей подконтрольной территории.

В настоящее время строительство дорог, мостов, тоннелей и других путевых сооружений на Памире осуществляют либо национальные дорожные службы, либо иностранный капитал.

Старый Памирский тракт

См. также: Большая игра#Тайное строительство военно-стратегической дороги на Памире

Завоевав новые колонии в Центральной Азии российские власти приступили к созданию сети стратегических дорог, по которым можно было бы быстро перебрасывать и снабжать русские войска. Решено было связать горной колесной дорогой Ферганскую и Алайскую долины[11].

В 1894 русские сапёрные части под руководством начальника Ошского уезда подполковника Бронислава Громбчевского построили первую колёсную дорогу из Ферганской долины в Алайскую долину через перевал Талдык высотой 3615 метров. Позднее дорога получила название «Старый Памирский тракт».

Проектирование и строительство военно-стратегической дороги было засекречено, долгое время о её создателях ничего не было известно. По сведениям расшифрованного в 1977 дневника исследователя Памира Николая Леопольдовича Корженевского, летом 1903 на перевале Талдык он обнаружил памятный столб с именами людей, принявших участие в проектировании и прокладке дороги. Это были подполковник Бронислав Громбчевский, инженеры путей сообщения Мицкевич, Бураковский, Зараковский и подпоручик Ирмут[11]. До этого полагали, что первую колёсную дорогу через перевал построили в 1916 пленённые в Первой мировой войне австрийцы.

Животноводство

Из домашних животных на Памире в особенности замечателен як (Poephagus grunniens), дающий молочные продукты и представляющий единственное животное, пригодное для езды и перевозки тяжестей на больших высотах.

Памирская биологическая станция Чечекты

Постоянно действующей Памирской биологической станции в Чечекты (альтитуда 3860 м), в 25 км от райцентра Мургаб, на 395 км от г. Ош Киргизской ССР, предшествовала созданная до этого в 1934 году первая биологическая станция в урочище Джаушангоз (альтитуда 3600 м), просуществовавшая 3 года, которая затем осенью 1936 года была переведена в урочище Чечекты долины р. Мургаб с опорными пунктами высотой с 2860—4750 м над ур. м.

Памирская биологическая станция создавалась на базе Памирской экспедиции САГУ, возглавляемой П. А. Барановым (директор в 1937—1940 гг.)[⇨] и И. А. Райковой (директор в 1940—1942 гг.)[⇨], ими были созданы первые стационары: опытные поля в Джамантале на р. Карасу и в урочище Мадьян (альтитуда 3640 и 3660 м соответственно), где были посеяны некоторые сорта зерновых, бобовых и овощных культур; в долине р. Аличур, в урочище Башгумбез выбрали место для лугового и животноводческого стационара; на берегу озера Булункуль место для посевов. Здесь изучались возможности приспособления растений к крайне неблагоприятным для их жизни условиям холодной высокогорной пустыни к резким колебаниям температур, летним заморозкам, доходящим до —15 °C, к резко выраженной сухости почвы и воздуха, постоянным и сильным ветрам, недостатку углекислоты в атмосфере, повышенной солнечной радиации и к другим факторам внешней среды. Разрабатывались агробиологические приемы повышения продуктивности пастбищ и их мелиорации, испытывались около тысячи образцов семян зерновых, кормовых, бобовых и овощных культур[12][13][14].

С 1939 года О. В. Заленский становится сотрудником, после директором Памирской биологической станции Таджикского филиала АН СССР (1942—1951)[⇨][15][16].

С 1938 года Памирская биологическая станция вошла в систему Таджикского филиала АН СССР, а с 1951 года в состав АН Таджикской ССР.

С 1939 года Памирская биологическая станция была включена в число участниц Всесоюзной сельскохозяйственной выставки (позже переименованной в ВДНХ)[13].

В 1946 году К. В. Станюкович начинает работу старшим научным сотрудником Памирской биологической станции Таджикского филиала АН СССР (1946—1951), затем директором Памирской биологической станции АН Таджикской ССР (1951—1959)[⇨][17].

В 1959—1962 годы директором Памирской биологической станции была Кириллова Евгения Григорьевна (1911—1993) — растениевод, кандидат биологических наук, доказавшая возможность выращивания на Памире многолетнего лука, репы, турнепса и дунганского редиса; организатор внедрения этих культур в посевную практику колхозов[13][18][16].

В 1962 году директором Памирской биологической станции стал X. Ю. Юсуфбеков и развернул большую экспериментальную работу по улучшению пастбищ и сенокосов во всех районах Горно-Бадахшанской автономной области, а также Алайской долины Киргизской ССР. Под его руководством на Памирской биологической станции в 1964 году создано три лаборатории: физиологии и биохимии растений, интродукции растений, экспериментальной геоботаники. Здесь наряду с проблемами экологической физиологии и биохимии растений, начало которым положил профессор О. В. Заленский, дальнейшее развитие получили исследования по экспериментальной геоботанике, фитомелиорации, изучению почв, микроорганизмов, климатологии, а также вопросы растениеводческого освоения Восточного Памира. За все годы его руководства значительно возросла численность сотрудников и объём научно-исследовательских работ, что оказало положительное влияние на деятельность биологической станции[к. 4]. Одновременно с 1965 года был избран председателем бюро Памирской базы АН Таджикской ССР по совместительству. В 1969 году X. Ю. Юсуфбековым все биологические научные учреждения Памира (Восточно-Памирская биологическая станция в Чечекты (альтитуда 3860 м), Хорогская — Памирский ботанический сад им. А. В. Гурского (альтиту́да 2180-3600 м) и Ишкашимский опорный пункт (альтитуда 2600 м)) были объединены в Памирский биологический институт, ныне институт носит имя своего основателя и практически создателя, академика X. Ю. Юсуфбекова[⇨][12][13][14][15][16].

Выдающиеся исследователи Памира

XVIII век

  • Филипп Ефремов (1750—1811) — русский путешественник поневоле, пленник Бухарского хана, автор записок «Десятилетнее странствие и приключения в Бухарии, Хиве, Персии и Индии, и возвращение оттуда через Англию и Россию, писанные им самим», изданных без его ведома в Санкт-Петербурге в 1785 году. В 1783 выслушав лично рассказ Ефремова о необыкновенных приключениях, российская императрица Екатерина II пожаловала его в прапорщики и определила на государственную службу в Коллегию иностранных дел переводчиком восточных языков. Оставил государственную службу в чине надворного советника. Его книга выдержала 5 изданий и является ценным свидетельством очевидца о географии Азии и культуре населяющих её народов[19].

XIX век

  • Арминий Вамбери, он же Герман Бамбергер (1832—1913) — венгерский востоковед, путешественник, полиглот; член-корреспондент Венгерской академии наук. Происходил из бедной еврейской семьи. В 1861 году, взяв вымышленное имя Решид Эфенди, под видом дервиша — нищенствующего проповедника, совершил исследовательское путешествие в Центральную Азию. В 1864 году вернулся в Венгрию. Путешествие Арминия Вамбери было одним из первых европейских проникновений в неизученные области Памира. В 1864 году издал книгу о своем путешествии[20].
  • Платон Чихачёв (французское Platon Chikhachyov) (1812—1892) — русский альпинист, географ и страстный путешественник. Один из членов-учредителей Русского географического общества, почётный член Санкт-Петербургского Минералогического Общества. Младший брат географа, геолога и путешественника Пётра Александровича Чихачёва. Родился в семье действительного статского советника, отставного полковника лейб-гвардии Преображенского полка, Директора города Гатчина. С 1828 на военной службе, с 1833 — в отставке. В 1835—1837 совершил путешествие по Северной и Южной Америке — от Канады до Огненной Земли. В Андах совершил восхождение на вулкан Пичинчу (4 787 м). Путешествовал по Испании, где первым в мире поднялся на высшую точку Пиренеев, затем посетил Алжир в Северной Африке. Исследовал Центральную Азию. В 1839 — участник Хивинской военной экспедиции. Изложил план исследованию гор Памира, откуда должен был отправиться с разведывательными целями через Тибет в британские владения в Индии, а затем — вернуться в Российскую империю с обстоятельным отчётом о совершенном путешествии и картой исследованных областей. Этот замысел по неясным причинам осуществлен не был. В 1855 — на войне в Крыму, защищал Севастополь. С 1856 жил большей частью за границей. Скончался и похоронен во Франции. Издал «Гипотетическую карту Памира» и выступил с докладом о важности научного изучения этой горной страны. В статье изложил краткую историю исследования Памира. Мечтал о большой экспедиции на Памир, что было в то время очень опасным предприятием, ввиду крайне враждебного отношения к европейцам со стороны местных властей и религиозных фанатиков[21].
  • Иван Мушкетов (1850—1902) — русский путешественник и учёный, геолог и географ, профессор Петербургского технического университета, член Императорского Русского Географического Общества. Исследователь Урала, Кавказа, Центральной Азии, трассы Кругобайкальской железной дороги на берегу озера Байкал в Восточной Сибири. Из донских казаков. В 1867 окончил Новочеркасскую гимназию, затем как стипендиат Войска Донского окончил в 1873 Горный институт в Санкт-Петербурге. Ещё студентом занялся научными исследованиями в области геологии и географии. С 1874 по 1877 совершил несколько путешествий по Центральной Азии, исследовал Тянь-Шань и Памиро-Алай. Открыл несколько крупных месторождений полезных ископаемых: каменного угля, марганцевых, серебряных, медно-свинцовых руд. В 1876 искал золото на Урале. Во время подготовки строительства Средне-Азиатской железной дороги проводил географические изыскания местности. В 1880 присуждена высшая награда Русского географического общества — Золотая Константиновская медаль за исследования нагорной части Туркестанского края, северной границы Афганистана, песков Кара-Кумы и Кызыл-Кумы. Составил первую геологическую карту Туркестанского края. Дважды награждён Макариевской премией за работы «Геологическое описание Туркестана» и «Физическая геология» — базовый академический учебник для высших учебных заведений. Впервые организовал в России Службу постоянных сейсмических наблюдений, которую и возглавил. С 1882 — старший геолог Геологического комитета при правительстве России. Умер от воспаления лёгких в 1902 в Санкт-Петербурге. Сын — Дмитрий Мушкетов (1882—1938) — геолог, специалист в области региональной геологии и тектоники. С 1915 года — профессор, с 1918 года — ректор Горного института, с 1930 года — директор института Прикладной геофизики, председатель Геологического комитета в 1926—1929. Незаконно осужден и расстрелян коммунистическим режимом в 1938 в Ленинграде. В 1956 реабилитирован за отсутствием состава преступления[22].
  • Михаил Ионов (1846—1924) — русский генерал-майор, участник Туркестанских походов, наказной атаман Семиреченского казачьего войска. В 1891—1892 годах командирован с охотничьими командами (охотник — означает доброволец) Туркестанских батальонов и казаков на Алай и Памир. В походе осуществлялись географические описания и составление карт горной страны Памир. В 1893 году назначен начальником Алайского резерва и войск, расположенных «за Алаем и на Памирах». В 1899—1907 годах был губернатором Семиреченской области и — командующим в ней войсками[23].
  • Фёдор Алексеенко (1882—1904) — российский флорист-систематик и путешественник. В 1901 году совершил путешествие в Среднюю Азию, исследовав в ботаническом отношении Памир, Ваханский хребет, Шугнан и область Дарваз, привёз из этой экспедиции 4000 гербарных образцов. В 1903 году совершил экспедицию в Персию, собрав 1100 экземпляров растений[24].
  • Константин фон Кауфман (1818—1874) — русский военный деятель, инженер-генерал, генерал-адъютант; руководил завоеванием и колонизацией Средней Азии. С 1867 года — генерал-губернатор Туркестана, командующий войсками Туркестанского военного округа. Талантливый колониальный администратор и организатор систематического изучения Памира как в военно-стратегических, так и в общенаучных целях. Один из основателей Публичной библиотеки в Ташкенте в 1870 году, где аккумулировались военно-географические и общенаучные сведения о Памире и прилегающих областях; с 2002 года — Национальная библиотека Узбекистана имени Алишера Навои[25].

XX век

  • Григорий Шпилько (1872—1936) — российский, советский военный и государственный деятель, выпускник Санкт-Петербургского пехотного юнкерского училища, Картографических курсов при Военно-топографическом училище и Николаевской академии Генерального штаба, прервав в это время обучение — участник Русско-японской войны, кроме того был участником Первой мировой и Гражданской войны в России. С 1909 г. служил в Туркестанский военный округ, в 1911 г. был командирован штабом Туркестанского округа на Памир для обследования приграничных районов и демаркации границы с Китаем (с марта этого же года член Русского географического общество). С 1912 по 1914 гг. был назначен начальником Памирского отряда. В этот период службы становится известным исследователем Памира, занимается исследованиями образовавшегося Сарезского озера произошедшего в результате землетрясения 18 февраля (3 марта1911 г. на Памире, его исследования были первыми и настолько подробными — результаты которых (измерений, проведённых его экспедицией осенью 1913 г., опубликованные в Известиях Русского географического общества, стали опорой дальнейших исследований) используются до сих пор. Владел немецким, французским и персидским-фарси языками. Оказывал помощь пострадавшим с помощью офицеров по подписке, он собрал 2276 рублей 83 копейки для закупки семян и продовольствия для переселённых жителей кишлака Сарез.
  • Иван Щукин (1885—1985) — русский географ и геоморфолог, профессор Географического факультет Московского госуниверситета, который он окончил в 1911, доктор географических наук, Почётный член Географического общества СССР. В длительных экспедициях изучал природу гор Кавказа и Центральной Азии. Посвятил свою жизнь разгадке тайны образования рельефа горных областей и динамике ландшафтов. В 1959 совместно с О. Е. Щукиной издал в Москве общедоступную и увлекательную книгу «Жизнь гор». Написал труд «Общая геоморфология» в трёх томах и составил «Четырёхъязычный энциклопедический словарь терминов по физической географии: русско-англо-немецко-французский». Автор книг по географии и геоморфологии. Основал первую в России Кафедру геоморфологии в Московском университете. За обширные и глубокие географические труды получил высшую награду СССР — орден Ленина, а также — два других ордена. Именем географа названы две горы в Гиссаро-Алае, ледник в Джунгарском Алатау, залив на острове Итуруп, горы в Восточной Антарктиде[26].
  • Николай Корженевский (1879—1958) — уроженец Белоруссии, выдающийся советский путешественник, географ и гляциолог, доктор географических наук, член-корреспондент Академии наук Узбекской ССР, профессор Среднеазиатского университета в Ташкенте. После окончания с отличием Киевского военного училища в 1901 добровольно избрал местом службы городок Ош в малоизученном Туркестане. В свободное время много читал и занимался самообразованием: изучил астрономию, геодезию, метеорологию, геологию, гляциологию, ботанику, а также телеграфное дело. В 1903 направлен на Памир, где прошёл около 1500 км по Восточному Памиру, Вахану и Шугнану. С 1903 по 1928 совершил одиннадцать путешествий по Памиру. В хребте Петра Великого открыл ледник, названный именем И. Мушкетова. В 1905 первым в мире сделал зарисовку и две фотографии одной из высочайших вершин Таджикистана, названной пиком Кауфмана, ныне — пик Абу Али Ибн Сина, 7134 м. В 1905 женился на дочери полковника Сергея Топорнина — Евгении. Она помогала мужу в исследованиях и обработке экспедиционных материалов. Её отец оказывал материальную помощь экспедициям супругов по Памиру. Одину из памирских вершин в 1910 назвал именем жены — «Пик Евгении». По возвращении с фронтов Первой мировой войны — начальник снабжения Туркестанского фронта. С 1928 — на военно-педагогической работе по подготовке кадров РККА. Один из основателей Среднеазиатского государственного университета в Узбекистане, где был заведующим Кафедрой физической географии Географического факультета. Научные труды посвящены географии, геоморфологии и оледенению гор Центральной Азии. Получил мировую известность, когда в 1928 составил уникальная карту Памира, где впервые обозначил им открытый «Хребет Академии наук СССР». Описал «вечные» пласты льда на берегу озера Кара-Куль и в долине реки Музлока. Составил Каталог ледников Средней Азии в 1930. Лично открыл и изучил более 70 ледников в Центральной Азии и горных вершин на Памире и Тянь-Шане. В его честь названы горная вершина в Заалайском хребте и три ледника в хребтах Заалайском, Кокшалтау и Заилийском. За труды в географии и педагогике награждён орденом Трудового Красного знамени СССР. Оставил фундаментальные монографии о природе гор, коллекции горных пород и гербарии растений Памира и Тянь-Шаня.[27][28]
  • Евгения Корженевская, урождённая Топорнина (1882—1969) — русская путешественница, географ. Жена, преданный друг и помощник Николая Корженевского. Благодаря бескорыстной финансовой поддержке её отца — полковника Сергея Топорнина, супруги Корженевские имели возможность изучать горы Памира и Тянь-Шаня. Сопровождала мужа в путешествиях, героически перенося все тяготы труднейших экспедиций по горам Центральной Азии. Оказывала существенную помощь в сборе, систематизации и научной обработке экспедиционных материалов. Любящий муж в 1910 в её честь назвал открытый им горный пик именем жены — «Пик Евгении Корженевской»[29].
  • Павел Бара́нов (1892—1962) — советский, российский ботаник, в области морфологии (эмбриология) анатомии и биологии растений, исследователь дикорастущей и культурной растительности, историк ботаники, выпускник физико-математического факультета Московского университета (1917), затем обучение на кафедре морфологии и систематики высших растений у профессоров М. И. Голенкина и К. И. Мейера, работал в Средне-азиатском государственном университете САГУ (1920—1944), с 1928 года — профессор кафедры морфологии и анатомии растений, возглавлял лабораторию Всесоюзного научно-исследовательского института хлопководства (1930—1938), руководил множеством ботанических экспедиций по Средней Азии, первая из них: экспедиция в Таласский Алатау в 1921 году; западный Тянь-Шань (1923—1927); Дарваз (1927); Копетдаг (1928—1929); руководил Памирской экспедицией (1933—1943)— является одним из организаторов Памирской биологической станции и Памирского ботанического сада в Хороге. В 1940 году он был назначен директором Ботанического института Узбекского филиала АН СССР, во время Великой Отечественной войны занимался изучением сахарной свёклы, с 1945 по 1952 гг. работал заместителем директора Главного ботанического сада АН СССР и зав лабораторией морфологии и анатомии растений, а также зав кафедрой ботаники Московского педагогического института, с 1952 по 1962 года — директор Ботанического института АН СССР. В 1943 году был избран членом-корреспондентом Академии наук СССР, Заслуженный деятель науки Узбекской ССР (1944), в 1949 году он был избран председателем Молдавского филиала Академии наук, в 1950 году был делегатом на VII Международном ботаническом конгрессе в Швеции, в 1954 делегатом на VIII Конгрессе во Франции, в 1958 году П. А. Баранов был избран членом Президиума Национального комитета советских биологов, Павел Александрович Баранов принимал участие в создании фундаментальной монографии «Флора СССР»[13].
  • Илария Райкова (1896—1981) — российский, советский узбекский учёный, биолог, географ, путешественник, один из крупных ученых в области ботаники, педагог, исследователь-практик, доктор биологических наук (1944), профессор Среднеазиатского государственного университета (САГУ) (1945), Заслуженный деятель науки Узбекской ССР (1945), член-корреспондент АН Узбекской ССР (1956), почётный член Русского Ботанического общества и Русского географического общества (1970). выпускница биологического отделения физико-математического факультета 2-го Петроградского университета (бывшие Высшие женские курсы) по специальности «Ботаника», одновременно работала научной сотрудницей Ботанического музея Главного ботанического сада РСФСР (была избрана научным сотрудником 1-го разряда Ботанического института Российской академии наук) (1919—1920), в 1920 году в Москве была избрана преподавателем ботаники и включена в организационную группу Туркестанского университета (ТуркГУ) в г. Ташкенте, является одним из организаторов ТашГУ, Преподаватель кабинета цитологии и биологии споровых растений на кафедре ботаники (1920—1925), завуч биологического отделения педагогического факультета ТуркГУ (1922—1923), секретарь Ботанического института САГУ, секретарь ученого совета Ботанического сада САГУ (1922—1930), впервые побывала на Памире в составе экспедиции Туркестанского отдела Русского географического общества (РГО) в 1923 году, посвятившая потом всю свою жизнь ботаническому изучению и растениеводческому освоению Памира — в 1923 г. была награждена серебряной медалью государственного Русского географического общества. Преподаватель кафедры морфологии и биологии растений (1925—1930), доцент (1930—1933), заведующая кафедрой «морфологии и систематики низших растений» (1938—1943), с 1944 года И. А. Райкова работала заведующей кафедрой «Дарвинизма, генетики и экспериментальной морфологии» Среднеазиатского государственного университета (САГУ). В 1927 г. участвовала в двух экспедициях по-Восточному (Геологического комитета) и Западному Памиру — Дарвазской экспедиции САГУ, в составе экспедиции Всесоюзного института растениеводства (ВИР) по изучению культурных сортов винограда (1928—1929), в 1933 году была зам начальника Памирской комплексной экспедиции САГУ по сельскохозяйственному освоению Памира, участвовала в проведение первых выставок сельскохозяйственной продукции в ГБАО (1933—1936), исполняющая обязанности профессора (1933—1945), является одним из организаторов Памирской биологической станции в Чечекты (альтитуда 3860 м на Восточном Памире (1936) — старший научный сотрудник, зам директора (1937—1940), директор Памирской биологической станции Таджикского филиала АН СССР (1940—1942) и руководителем многих экспедиций по Средней Азии в том числе принимала участие в Аральской научно-промысловой экспедиции треста «Главрыба» (1920—1921). В течение около 50 лет И. А. Райкова ежегодно принимала участие в экспедициях по Средней Азии, принимала участие в Монгольской экспедиции по вопросам пастбищного хозяйства, организованной в 1950 году. Педагогическая деятельность И. А. Райковой в основном была связана с Ташкентом, а научная в основном с Памиром, где она проработала 40 летних сезонов. На памирских материалах изучала проблему рационального использования природы и улучшения естественной кормовой базы высокогорного животноводства, уделяла много внимания вопросам истории и географии растительного покрова Памира. Её основные научные работы посвящены изучению растительности Памира, ею были изучены растения отдельных горных районов (Западного и Восточного Памира) для его использования в сельском хозяйстве, руководила исследованиями по ботанической географии и систематике, интродукции и селекции, цитологии и генетике, фитомелиорации и залужению и изучению развития хлопчатника, награждена Орденом Ленина (1957, 1981), Орденом Октябрьской Революции (1971), двумя Орденами Трудового Красного Знамени (1946, 1967), двумя Орденами «Знак Почёта» — награждена Правительством Таджикской ССР (1944, 1957)[12], Орденом Дружбы народов (1976), Медалью «За трудовую доблесть» (1954), Медалью «В ознаменование 100-летия со дня рождения Владимира Ильича Ленина» (1970), Серебряной медалью Русского Географического общества) (1923), Бронзовая медалью ВДНХ (1955), Заслуженный деятель науки Узбекской ССР (1945), десятью Почетными грамотами Президиума Верховного Совета Таджикской ССР, Почетной грамотой Президиума АН Таджикской ССР"[12][13].
  • Кирилл Станюкович (1911—1986) — советский, таджикский учёный, ботаник, географ, геоботаник, участвовал в боях Великой Отечественной войны на Ленинградском и 3-м Прибалтийском фронтах (1941—1945), писатель, автор путевых очерков, научно-популярных книг и научной фантастики, путешественник, доктор биологических наук (1954), профессор (1955), Заслуженный деятель науки Таджикской ССР (1971), член-корреспондент АН Таджикской ССР (1978), ст. науч. сотр. Памирской биологической станции Таджикского филиала АН СССР (1946—1951), директор Памирской биологической станции АН Таджикской ССР (1951—1959), ст. науч. сотр. СОПС АН Таджикской ССР (1959—1965; 1970—1971), зав. сектором «Атлас Таджикской ССР» СОПСа АН Таджикской ССР (1965—1969), зав. сектором экспериментальной геоботаники Памирского биологического института АН Таджикской ССР (1969—1970), зав. сектором Совета по изучению производительных сил (СОПС) АН Таджикской ССР (1971—1975), зав. сектором географии Отдела охраны и рационального использования природных ресурсов АН Таджикской ССР (1975—1986). Участвовал во множественных экспедициях на Памир, Тянь-Шань, в горный Казахстан и Сибирь. Установил закономерности поясного размещения растительности в горах по высоте. Разрабатывал вопросы сезонной динамики фитоценозов. Руководитель экспедиции АН СССР по поискам «снежного человека» на Памире, обследовал неизученные высокогорные районы Памира — Сарезского озера, ледника Федченко и окрестностей, заключение, снежный человек — просто легенда (1958). Основная задача экспедиции не была решена, но был собран огромный материал о флоре и фауне тех мест, которые помогли К. В. Станюковичу закончить один из своих главных трудов — «Атлас Таджикской ССР» (1968). Основные труды К. В. Станюковича: «Холодная пустыня Центрального Тянь-Шаня» (соавтор, 1937), «Растительный покров Восточного Памира» (1949), «Растительность высокогорий СССР» (часть 1, 1960); «Полынные пустыни Таджикистана, их динамика и возрастной состав эдификаторов» (1963). Станюкович К. В. по материалам своих экспедиций написал более 150 научных и научно-популярных работ и книги[к. 5]. Награждён медалью «За оборону Ленинграда» (1943), медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.» (1945), орденом Красной Звезды (1945), медалью «За трудовое отличие» (1947), медалью участника Всесоюзной сельскохозяйственной выставки (1955), медалью «За трудовую доблесть» (1955), орденом Дружбы народов (1981), Русским географическим обществом золотой медалью имени Петра Петровича Семёнова-Тян-Шанского (1976)[17][30][31].
  • Анатолий Гурский (1911—1986) — советский, таджикский ботаник, интродуктор, естествоиспытатель, дендролог. доктор биологических наук (1951), профессор (1951), директор Памирского ботанического сада (1940—1965), первый председатель Памирской базы АН Таджикской ССР (1960—1965), зав. кафедрой общей ботаники Московского лесотехнического института (1965—1967), работал в Кубанской (1926—1930; 1938—1939), Туркменской (1930—1933; 1937—1938), Пятигорской (1933—1934), Полярно-Альпийской (старший научный сотрудник, 1936—1937) опытных станциях Всесоюзного института растениеводства (ВИР) — занимался лесоразведением и вопросам географии и экологии древесных пород, сбором материалов в разнообразных природных зонах страны, был последователем Н. И. Вавилова, активным пропагандистом принципов идей его школы. В 1940 году по приглашению профессора П. А. Баранова приехал на Памир, ему предстояло возглавить всю работу по организации самого высокогорного в СССР ботанического сада, который он вёл двумя путями: первый — для создания коллекции ботанического сада им использовались представители местной флоры, находил большое разнообразие видов и форм дикорастущих плодовых и др., представляющих большую ценность для развития садоводства на Памире посредством экспедиционных работ, обследовал естественные заросли долин рек Ванча, Язгулема, Пянджа, Гунта, Шахдары с заходом в боковые ущелья, установил границы распространения плодовых пород, их видовой и количественный состав, неоднократно посещал Восточный Памир, второй — ввозились интродуценты из различных географических зон СССР (из ботанических садов Ташкента, Ялты, Душанбе, Кубани и Среднеазиатской станции Всесоюзного института растениеводства, Тебердинского государственного заповедника, а позже из-за границы). Весной 1941 года по его предложению был построен канал «Ханев» методом народной стройки при поддержке местных органов власти, чтобы освоить территорию нового ботанического сада и увеличить его коллекции благодаря обеспечению растений поливной водой. Существенный вклад внёс в освоение песчаных массивов Вахана Ишкашимского района (при сложном ветровом режиме эти пески, перемещаясь, занимали опрощаемые поля, дороги), предложив закрепить их путём закладки ветрозащитных лесных полос. В середине 50-х годов посетил Сарезское озеро, в ходе экспедиции собрал гербарий уникальных видов растений, произвёл нивелировку Усойского завала, описал растительность осыпей по берегам Сарезского озера, итоги этой экспедиции им были изложены в работе "Зарастание Усойского завала и некоторые другие ботанические проблемы Сарезского озера. В 1958 году совместно с другими советскими ботаниками посетил Китайскую Народную Республику, ознакомился с ботаническими садами и заповедниками этой страны, осуществил сбор семян для Памирского ботанического сада. Благодаря этой экспедиции сегодня флора Юго-Восточной Азии в Памирском ботаническом саду представлена сотнями видов. Выступил в КНР с лекциями на тему «Китайские деревья и кустарники в Советском Союзе». Результаты этой экспедиции опубликованы в работе «О ботанических садах и заповедниках Китая». Предложил пути освоения каменистых горных склонов-долин для нужд садоводства и лесоводства. Разработал рабочую схему рационального размещения и районирования сельскохозяйственных культур для западных районов Горно-Бадахшанской автономной области. Эти материалы он обобщил в книге «Земледелие и сельскохозяйственные культуры ГБАО», опубликованной в 1964 году. Награждён четырьмя орденами «Знак Почёта», четырьмя Почётными грамотами Президиума Верховного Совета Таджикской ССР[32][13][18].
  • Николай Гвоздецкий (1913—1994) — советский российский путешественник, географ и карстовед, картограф, историк географии, доктор географических наук, профессор Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова. Награждён Большой Золотой медалью Географического общества СССР, Золотой медалью имеи Н. М. Пржевальского, золотыми медалями иностранных университетов и обществ. Совершил короткое путешествие на Памир. Позднее занимался сбором, систематизацией и обобщением географический сведений о горной стране Памир, добытых другими учёными и путешественниками. Результаты многолетних работ изложил в своих научных трудах[33].
  • Олег Заленский (1915—1982) — советский, таджикский учёный, физиолог растений, доктор биологических наук, профессор, директор Памирской биологической станции Таджикского филиала АН СССР (1942—1951), ведущий научный сотрудник Ботанического института АН СССР, лауреат премии имени К. А. Тимирязева (1988)[15][16].
  • Окмир Агаханянц (1927—2002) — советский и белорусский путешественник, геоботаник, географ, специалист в области региональной геополитики и стратегической географии Кавказа и Центральной Азии, доктор географических наук; профессор Белорусского государственного университета в Минске. Несколько лет путешествовал по Памиру в научных целях. Один из крупнейших специалистов мира в области изучения Памирской горной страны. Исследователь памирского озера Сарез. Предложил свою схему районирования горной системы Памир. Написал труд об истории исследования природы Памира до 1960. Автор научных трудов и популярных книг о Памире. Имя Окмира Егишевича Агаханянца носит горный перевал Агаханянца, Хребет Южный Шугнан (высота 5080 м)[34][35].
  • Худоер Юсуфбеков (1928—1990) — советский, таджикский учёный, уроженец Памира, член-корреспондент АН Таджикской ССР (1968), доктор сельскохозяйственных наук (1969), действительный член (академик) АН Таджикской ССР (1976), профессор (1984), член Президиума АН Таджикской ССР (1989). Организатор науки на Памире, специалист в области растениеводства, освоения аридных горных и высокогорных территорий, вопросам луговедения, фитомелиорации, интродукции растений и пастбищного хозяйства, разработал дифференцированную по эколого-географическим районам и высотным поясам систему улучшения кормовых угодий Памира и Алайской долины (1968), внедрил систему аридного кормопроизводства, предложил методы возделывания полезных растений в условиях Памира (1972), разработал генеральный план реконструкции Памирского ботанического сада (1970—1975). С 1975 — под его руководством проводились опыты по интродукции цитрусовых и других субтропических культур на Дарвазе, было доказано перспективность развития цитрусоводства в Калайхумбском районе ГБАО, полевой исследователь-практик. С 1962 — директор Памирской биологической станции АН Таджикской ССР, Восточный Памир, Чечекты — альтитуда 3860 — 4700 м, одновременно с 1965 — председатель бюро Памирской базы АН Таджикской ССР, с 1969 — директор Памирского биологического института АН Таджикской ССР (сегодня институт носит имя своего основателя и практически — создателя), ректор Таджикского Ордена «Знак Почёта» сельскохозяйственного института Министерства сельского хозяйства СССР (1981), академик-секретарь Отделения биологических наук АН Таджикской ССР (1986). Председатель Совета по координации научной деятельности Отделения биологических наук АН Таджикской ССР, член Координационного совета Отделения общей биологии АН СССР (1987—1990), член Всесоюзного и Среднеазиатского советов ботанических садов СССР (1972—1990), член совета «Биологические основы освоения горных территорий Средней Азии» (1975—1990), член совета по проблеме Биологические основы рационального использования и охраны растительного мира АН СССР (1976—1990). Награждён Орденом «Трудового Красного Знамени» (1981), Почетной грамотой Верховного Совета Таджикской ССР (1964), медалью им. академика С. И. Вавилова (1974), бронзовой медалью «Выставки достижения народного хозяйства СССР» (1970), медалью «За трудовую доблесть» (1966), медалью «За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения В. И. Ленина» (1970), Заслуженный деятель науки Таджикской ССР (1978), лауреат Государственной премии имени Абуали ибн Сино в области науки (1989). «Худоер Юсуфбеков, памирец, занимает особое место в истории изучении Памира … Окмир Егишевич Агаханянц 26.09.1991»[36][37].
  • Влади́мир Котляко́в (родился в 1931) — русский путешественник, гляциолог и географ, академик Российской Академии наук, доктор географических наук, Почётный президент Русского географического общества, Doctor Honoris Causa Тбилисского государственного университета. В 1954 окончил географический факультет Московского госуниверситета. С 1968 — Заведующий Отделом гляциологии Института географии, с 1986 — Директор Института географии. Совершил экспедиции в Арктику и Антарктику. Тема докторской диссертации «Снежный покров земного шара и питание ледников». Научные интересы в области изучению баланса массы, стока и колебаний ледников как сложных динамических комплексов. Участник и научный руководитель экспедиций и исследований на острове Новая Земля, в Антарктиде, на вулкане Эльбрус, в Заилийском Алатау. Проводил исследования ледников Памира в 1968—1974. За труды на пользу географии Русское географическое общество удостоило его своими Золотыми Медалью имени Федора Литке и Медалью имени Николая Пржевальского. Именем Котлякова названы ледники в Джунгарском и Заилийском Алатау. Автор научных монографий и популярных книг по географии и гляциологии[38].

XXI век

  • Владимир Мясников, родился в 1931, — советский и российский историк, востоковед, китаист, специалист в области российско-китайских отношений, истории внешней политики, исторической биографии. Академик Российской Академии наук, доктор исторических наук, профессор. Преподаватель Военно-дипломатической Академии в Москве. Консультант Министерства иностранных дел Российской Федерации по вопросам китаеведения и истории российско-китайских отношений. Автор около 500 опубликованных научных трудов, книг, монографий на русском и английском языках[39].
  • Алексей Постников, родился в 1939, — российский учёный, работающий в области истории картографии и географических исследований. Доктор технических наук, профессор. Член Исполкома (асессор) Отделения истории науки и техники Международного союза истории и философии науки, Экс-президент Международного Центра Рерихов. Ряд его фундаментальных работ посвящён истории географического исследования, топографических, геодезических и общих картографических работ в Центральной Азии, на Памире и Тянь-Шане. В книге «Схватка на крыше мира» дает подробную хронологию, описывает причины и следствия геополитического соперничества Британской и Российской империй в регионе. В 1965 году окончил Московский институт инженеров геодезии, аэрофотосъёмки и картографии. В 1967—1972 — в Главном управлении геодезии и картографии при Совете Министров СССР Редактор и Автор исторических карт. В 1972—1974 сотрудник Института истории СССР АН СССР; с 1974 по 1977 — сотрудник ЦНИИ геодезии, аэрофотогеодезии и картографии, затем — Института физики Земли, Учёный секретарь Московского филиала Географического общества СССР. С 1980 — в Институте истории естествознания и техники Российской академии наук. В 2004—2009 — Директор Института. С 2010 — главный научный сотрудник Института в Отделе истории наук о Земле. Автор 17 монографий и более 200 научных публикаций. Член Авторского коллектива многотомного труда по Истории мировой картографии, США. Член редколлегии и Совета Директоров Международного журнала по истории картографии Imago Mundi. За труды на пользу географической науки удостоен Золотой медали имени Н. М. Пржевальского, Золотой медали имени П. П. Семенова (Тян-Шаньского), награждён Орденом святителя Иннокентия митрополита Московского и Коломенского. Советник Международного исследовательского Фонда памяти профессора Брайана Харли в Лондоне; Академик Международной Академии истории науки в Париже; Член-корреспондент Европейской академии наук в Брюсселе; Член Комиссии по истории картографии Международной картографической ассоциации. Член редколлегии журналов: «Известия Российской академии наук (серия географическая)», «Известия Русского географического общества», «Вопросы истории естествознания и техники» и издательской Серии книг «Научно-биографическая литература» и «Научное наследство»[40].

Примечания

Комментарии
  1. Около 2/3 территории Памира охватывает Горно-Бадахшанская автономная область Республики Таджикистан. Вопрос о природных границах Памира спорный, под Памиром понимают природную территорию, ограниченную на севере Алайской долиной, на востоке — Сарыкольским хребтом, на юге — озером Зоркуль, долиной реки Памир и верховьем реки Пяндж, на западе — меридиональным отрезком долины реки Пяндж, на северо-западе к Памиру относят восточные части хребтов Петра I и Дарвазского. Некоторые советские-российские исследователи (К. В. Станюкович, Э. М. Мурзаев и другие) относят к Памиру только восточную часть указанной территории. Другие (Н. А. Гвоздецкий, Р. Д. Забиров и другие) включают прилегающие с востока Кашгарские горы; О. Е. Агаханянц рассматривал ещё южный склон Гиндукуша и восточный склон хребта Лаль на западе.
  2. Памир, Памиры — обширное высокое нагорье в Средней Азии, расположенное в верховьях Амударьи и Тарима, между Тянь-Шанем на Севере и Гиндукушем на Юге. Приподнятое в наиболее низких своих частях на высоту 10½—14 тыс. фт. (3048—4267 м) над уровнем моря, нагорье это в общем представляет систему длинных, ветвистых более или менее плоских и широких речных долин и озерных бассейнов, разделенных горными, часто снеговыми, хребтами и кряжами, возвышающимися своими скалистыми, нередко же весьма пологими скатами всего на 3—8 тыс. фт. (914—2438 м) над дном соседних долин. <…> Расположенный в узле между величайшими горными системами азиатского материка (Тянь-Шань, Гиндукуш, Куэнь-лунь, Гималаи, Кара-корум), в верховьях важнейших среднеазиатских рек, на пути между западной и восточной Азией и Индией П. ЭСБЕ. Россия, Санкт-Петербург, 1890—1907
  3. Автором термина «Большая Игра» в историческом смысле является Артур Коннолли (англ. Arthur Conolly, 1807—1842) — британский разведчик, путешественник, писатель.
  4. Работа Памирской биологической станции приобрела известность за пределами Таджикистана. Уникальные наблюдения и эксперименты получили высокую оценку учёных Москвы, Ленинграда, в научных кругах США, Австралии, Чили, Японии, где на повестке дня стояло освоение высокогорий.
  5. В рассказах и очерках, собранных в научно-художественных книгах «Тропою архаров» (1959, 1965), «Рассказ об одной экспедиции» (1962), «В горах Памира и Тянь-Шаня» (1977), «В заоблачных высях» (1980) «Солдаты караванных троп» (1991), Станюкович рассказывал о своих путешествиях по Памиру и Тянь-Шаню, о своем пути в науку, о первых советских экспедициях, изучавших природу Памира и других малоисследованных регионов, о своих экспедиционных спутниках — ученых и альпинистах, проводниках и шоферах, но прежде всего — о горах, природе и людях, их населяющих.
Источники
  1. Петрушина М. Н. ПАМИР. Bigenc.ru/geography. Большая российская энциклопедия. Проверено 17 февраля 2019.
  2. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Ольга Фер „Легенды о Памире, лазурите“. Проза.ру.
  3. 1 2 3 4 5 6 Агаханянц, 1962, с. 3—6.
  4. Иорданишвили Е. К. Последняя загадка Памирских гор
  5. Постановление Правительства Республики Таджикистан № 297 от 4 июля 2006 года. Архивировано 12 марта 2007 года.
  6. 1 2 3 Таджикгидрометцентр. Агентство по Гидрометеорологии Республики Таджикистан.
  7. КЛИМАТ: ПАМИР. CLIMATE-DATA.ORG.
  8. Долгушин Л. Д. Пульсирующие ледники, 1982. — 192 с. / Л. Д. Долгушин, Г. Б. Осипова; Под ред. В. М. Котлякова. — Л.: Гидрометеоиздат, 1982. — 192 с. Госкомитет СССР по гидрометеорологии и контролю природной среды, Институт географии АН СССР
  9. Десинов Л. В., Котляков В. М., Осипова Г. Б., Цветков Д. Г. Снова дал знать о себе ледник Медвежий (рус.) // Материалы гляциологических исследований. — МГИ, 2001. — № 91. — С. 249—253.
  10. Учебный фильм «Памир» из цикла «Горные системы»
  11. 1 2 Пэтэрс П. Ф. Памирские путешествия Николая Корженевского. Избранное из неопубликованного полевого дневника. Вопросы истории, естествознания и техники, 1998, № 2. Проверено 3 апреля 2015.
  12. 1 2 3 4 Юсуфбеков X. Ю., Нигматуллин Ф. Г. Выдающийся исследователь Памира — Илария Алексеевна Райкова: (к 80-летию со дня рождения и 60-летию научно-педагогической деятельности) // Изв. АН ТаджССР. Отд-ние биол. наук. — Душанбе, 1977. — № 2 (67). — С. 87—89.
  13. 1 2 3 4 5 6 7 Донцова, Зоя Никифоровна. Илария Алексеевна Райкова, 1896-1981 [Текст: [ботаник]] / [АН СССР]. — Л.: Наука. Ленинградское отделение, 1988. — С. 27—28, 33, 73, 78, 82. — 134 с. — 3700 экз. — ISBN 5-02-026593-4. РГБ (Научно-биографическая серия)
  14. 1 2 Худоер Юсуфбекович Юсуфбеков: [Учёный в обл. растениеводства] / АН ТаджССР, Центр. науч. б-ка им. Индиры Ганди; Сост. М. Д. Олимовой, Н. Н. Шапошниковой; Отв. ред. А. А. Коннов. — Душ.: Дониш, 1989. — С. 10. — 52 с. Российская государственная библиотека.
  15. 1 2 3 Зоя Петровна Тиховская. Неизвестные страницы жизни. ResearchGate. Проверено 4 января 2019. Вопросы современной альгологии. 2016. № 1. (11). С. 1-17
  16. 1 2 3 4 Российские физиологи растений на восточном Памире. Ras.ru/about/awards. Проверено 2 января 2019.
  17. 1 2 Кирилл Владимирович Станюкович (1911—1986) / Сост. библиогр. Н. Бохан; Библиогр. ред. Д. С. Лейви. — Душ.: Дониш, 1986. — 62 с.
  18. 1 2 Иконников С. С. Вклад Петербургских и Ленинградских ботаников и географов в изучение природы Памира. Научная электронная библиотека «КиберЛенинка» журнал Историко-биологические исследования, область науки: Биология. Проверено 16 января 2019.
  19. Странствование Филиппа Ефремова. Восточная Литература.
  20. Арминий Вамбери. Центральная Азия (ЦА).
  21. Русские путешественники и ученые - братья Чихачевы. Mountain.RU.
  22. Мушкетов Иван Васильевич. Электронная энциклопедия ТПУ.
  23. Полковник Михаил Ионов. 1846 г.- ?. ПОГРАНЕЦ РФ.
  24. Алексеенко Федор Никитич (ок. 1880 - 1904), ботаник, сотрудник Ботанического музея Академии наук. Биологические науки.
  25. Евгений Александрович Глущенко. Книга: Россия в Средней Азии. Завоевания и преобразования (Константин Петрович фон Кауфман).
  26. История: Иван Семенович Щукин. Московский Государственный Университет им. М.В. Ломоносова Географический Факультет Кафедра геоморфологии.
  27. Корженевский Н. Л. Поездка на Памиры, Вахан и Шугнан. — СПб., 1906. Восточная литература. Проверено 11 февраля 2011. Архивировано 1 марта 2012 года.
  28. Корженевский Н. Л. Через Памир к Гиндукушу (от Оша до Памирского поста) // Исторический вестник. — 1912. — № 2.. Восточная литература. Проверено 11 февраля 2011. Архивировано 1 марта 2012 года.
  29. Супруненко, Юрий Корженевской пик, как признание.... WEB ИРБИС Научная библиотека Омского государственного университета им. Ф.М. Достоевского.
  30. Перечень награждённых знаками отличия Русского географического общества (1845—2012)
  31. Кирилл Станюкович. Fantlab.ru. Проверено 5 января 2019.
  32. Юсуфбеков X. Ю. Анатолий Валерьянович Гурский: (к 80-летию со дня рождения) // Изв. АН ТаджССР. Отд-ние биол. наук. — Душанбе, 1987. — № 1 (106). — С. 94—96.
  33. Гвоздецкий Николай Андреевич. Московский Государственный Университет им. М.В. Ломоносова Географический Факультет КАФЕДРА ФИЗИЧЕСКОЙ ГЕОГРАФИИ И ЛАНДШАФТОВЕДЕНИЯ.
  34. О. Е. Агаханянц. На Памире. Записки геоботаника. — М.: Мысль, 1975. — 176 с.
  35. Агаханянц Окмир Егишевич. Энциклопедия фонда «Хайазг».
  36. Худоер Юсуфбекович Юсуфбеков. РОССИЙСКАЯ НАЦИОНАЛЬНАЯ БИБЛИОТЕКА, Санкт-Петербург.
  37. Мансуров X. Х., Максумов А. Н., Каримов Х.Х., Холдоров У. Х., Акназаров О. А. ПАМЯТИ УЧЕНОГО // Изв. АН Республики Таджикистан. Отд-ние биол. наук. — Душанбе, 1992. — № 2 (126). — С. 63—64.
  38. КОТЛЯКОВ ВЛАДИМИР МИХАЙЛОВИЧ. Институт географии РАН.
  39. РЕШЕНИЕ ПРИГРАНИЧНОГО ВОПРОСА МЕЖДУ РОССИЕЙ И ... Мясников В. С. Договорными статьями утвердили: дипломатическая история русско-китайской границы XVII‑XIX вв. М., 1996.‑ 154 с.. Sibac.info.
  40. А.В. Постников. Общ. ред. и предисловие академика В. С. Мясникова: Схватка на «Крыше Мира». Политики, разведчики и географы в борьбе за Памир в XIX в. (Монография в документах) (PDF) С. 416. М.: Памятники исторической мысли (20 февраля 2001). Проверено 29 июля 2016.

Литература

Ссылки