Операция «Тонга»

Операция «Тонга»
Основной конфликт: Нормандская операция
Operation Tonga.jpg
Британские авианаводчики (англ.) сверяют часы перед вылетом, ночь с 5 на 6 июня 1944 года
На заднем плане транспортный самолёт Armstrong Whitworth Albemarle.
Дата 6 июня 1944
Место Кан, Нормандия, Франция
Итог Тактическая победа союзников
Противники

Флаг Великобритании Великобритания
Canadian Red Ensign (1921–1957).svg Канада

Красный флаг, в центре которого находится белый круг с чёрной свастикой Германия

Командующие

Флаг Великобритании Ричард Гейл (англ.)

Красный флаг, в центре которого находится белый круг с чёрной свастикой Йозеф Райхерт (нем.)
Красный флаг, в центре которого находится белый круг с чёрной свастикой Вильгельм Рихтер (нем.)

Силы сторон

8 500 человек

около 16 000

Потери

800 человек убитыми и ранеными

около 400 убитых, 400 пленных

Commons-logo.svg Аудио, фото, видео на Викискладе

Операция «Тонга» (англ. Operation Tonga; Тонга — тихоокеанское государство в Полинезии) — кодовое название крупной воздушно-десантной операции Союзников, осуществлённой с 5 по 7 июня 1944 года в ходе высадки в Нормандии во время Второй мировой войны.

Десантники британской 6-й воздушно-десантной дивизии (англ.) под командованием генерал-майора Ричарда Гейла (англ.) высадились на парашютах и планёрах на восточном фланге вторжения Союзников, между реками Орн и Див (фр.) в районе города Кан, для решения нескольких приоритетных боевых задач. Им предстояло захватить невредимыми и удерживать два стратегически важных автомобильных моста через Канский канал (фр.) и Орн, чтобы предотвратить фланговые удары немецких войск по морскому десанту союзников, а в дальнейшем использовать этот единственный в восточном направлении выход на оперативный простор для развития наступления британских войск. Кроме того, было необходимо нейтрализовать артиллерийскую батарею в Мервиле, которая, как полагала разведка Союзников, была вооружена крупнокалиберными дальнобойными орудиями, способными причинить значительный ущерб британцам, высаживающимся на пляже «Сорд». Также было необходимо уничтожить несколько мостов через реку Див, чтобы не допустить перемещение по ним немецких войск, и освободить (фр.) несколько населённых пунктов. После достижения целей операции, дивизии предписывалось удерживать плацдарм, включавший в себя захваченные мосты, до подхода основных сил союзников с побережья.

Дивизия столкнулась со значительными трудностями — в результате сочетания плохой погоды и навигационных ошибок пилотов личный состав и снаряжение многих подразделений были рассеяны на большой территории, зачастую вдалеке от целей, что привело к значительным потерям и осложнило проведение операций. В частности, 9-му парашютному батальону (англ.) пришлось штурмовать Мервильскую батарею лишь четвертью личного состава без тяжёлого вооружения. Тем не менее, несмотря на потерю половины из числа атаковавших, десантникам удалось захватить батарею и вывести из строя её орудия. В целом, несмотря на все сложности, дивизии удалось выполнить поставленные перед ней задачи. Так, небольшой отряд из 2-го батальона Оксфордширского и букингемширского полка лёгкой пехоты (англ.), высаженный на планёрах, успешно овладел мостами через реку Орн и Канский канал. Мосты через реку Див были разрушены, большое число населённых пунктов — занято. Воздушные десантники сформировали оборонительный плацдарм и, несмотря на непрерывные контратаки вермахта, с успехом удерживали его до подхода подкреплений с побережья. Своими действиями дивизия дезорганизовала и внесла хаос в управление немецкими войсками, чем предотвратила контратаки в зоны в высадки морского десанта в первые часы, когда войска Союзников были наиболее уязвимы.


Предыстория

Фредерик Морган, глава штаба по разработке операции «Оверлорд»

Операция «Тонга» берёт свое начало в планах стратегической операции союзников «Оверлорд» — вторжения в оккупированную немцами Францию. Разработка плана морского десанта началась в 1943 году, после того как президент США Рузвельт и премьер-министр Великобритании Черчилль встретились на конференции в Вашингтоне[1]. Лидеры двух держав договорились о концентрации всех свободных союзных войск в Великобритании и о разработке плана вторжения в северо-западную Европу. Предварительная дата начала вторжения была установлена на май 1944 г, кроме того, тогда же операции было дано кодовое название «Оверлорд» и был образован объединённый англо-американский штаб по её разработке. Главой штаба был назначен генерал-лейтенант Фредерик Морган[1]. Началась работа над планом.

Уже на ранних стадиях разработки стало ясно, что высадка войск требует широкого применения воздушно-десантных войск для поддержки наземных сил и защиты районов их высадки. Так, например, операция Скайскрейпер предусматривала высадку двух десантных дивизий в окрестностях Кана, на западном побережье полуострова Котантен, для поддержки вторжения в Нормандию пяти дивизий, имевших целью захват Шербура и продвижение на восток Нормандии[2]. «План С», предложенный генералом Джорджем Маршаллом, требовал масштабную высадку десанта в районе реки Сена с целью разделения немецких войск на две части в день высадки.[3]

Несколько планов, выдвинутых офицерами из штаба Моргана и, в том числе, самим Морганом, были отвергнуты в пользу плана, предусматривающего вторжение на сорокавосьмикилометровом участке побережья к западу от реки Орн. Такое решение позволило не захватывать Па-де-Кале и находящиеся в его окрестностях порты — вместо этого было решено после высадки первой волны десанта переправить остальные войска и военное снаряжение с помощью искусственных плавучих портов[4]. Окончательный план Моргана предусматривал использование трёх дивизий в первой волне, в сочетании с высадкой воздушного десанта над Каном в первый день операции с целью захвата и удержания важного маршрута для наступления[5].

После того, как генерал Бернард Монтгомери был назначен командующим 21-й группы армий, план претерпел дополнительные изменения, после чего окончательная его версия была представлена командующему вторжением генералу Дуайту Эйзенхауэру 21 января 1944 года. В обновлённом и пересмотренном плане полоса высадки основных сил была расширена, для того чтобы включить всё побережье между рекой Орн и западным берегом полуострова Котантен. Захват прибрежной полосы должен был быть осуществлён силами пяти дивизий, с помощью дивизий десантников, которые, высадившись по краям намеченных участков, обезопасят высаживающиеся войска с флангов и защитят их от контратак противника[6]. Для выполнения этой задачи, британским десантникам было предписано высадиться к востоку от города Байё, а американским — к западу от него[6].

Приготовления

Приготовления британских войск

6-й британской воздушно-десантной дивизии генерал-майора Ричарда Гейла предстояло высадиться и действовать на восточном фланге зоны вторжения[7]. Дивизия была новой, она была создана только в апреле 1943 года; операция «Оверлорд» должна была стать первым её сражением.[8] Высадка воздушного десанта дивизионного масштаба предпринималась впервые, поэтому было много вопросов по поводу того, что именно следует делать дивизии.[9]

Не позднее января 1944 года генерал Гейл заметил, что у него «не было никаких признаков определённой задачи по десантированию» для своей дивизии, поэтому, ввиду дискуссий, ведущихся на стратегическом уровне, он допускал все возможные варианты заданий в рамках готовящейся Нормандской операции. 17 февраля 1944 года генерал-майор Фредерик Браунинг, командующий всеми британскими воздушно-десантными войсками, прибыл в штаб дивизии, чтобы проинформировать Гейла о боевых задачах, которые дивизии предстояло выполнить в ходе операции «Тонга».[7] Первоначальный план, однако, не предусматривал использование всей дивизии — было решено ограничиться десантной бригадой и добавить в состав 3-й пехотной дивизии противотанковую батарею. Всем этим войскам предстояло захватить мосты через Канский канал и реку Орн возле городов Бенувиль и Ранвиль.[10] Гейл возразил против такой маломасштабной операции, аргументируя тем, что столь малочисленное соединение, как бригада, не сможет справиться с поставленными задачами. Вместо этого генерал-майор предложил задействовать всю дивизию. После консультации с вышестоящим начальством, Браунинг согласился с предложением Гейла и поручил ему начать планирование операции[11].

Кроме защиты правого фланга высаживающихся с моря войск и занятия стратегически важных районов к востоку от Кана, перед дивизией были поставлены ещё три специфических задачи. Во-первых, предстояло захватить неповреждёнными и защищать от контратак противника два моста: через Орнский канал и реку Орн. Перед днём высадки генерал Гейл знал, что захват мостов будет играть критическую роль в снабжении его дивизии, но он не знал, что эти мосты были не приспособлены для танков. Во-вторых, предстояло уничтожить хорошо укреплённую мервильскую прибрежную артиллерийскую батарею, чтобы предотвратить обстрел войск, которые будут высаживаться на пляже «Суорд». В-третьих, дивизия должна была уничтожить несколько мостов через реку Див в районе населённых пунктов Варавиль, Бур, и Троарн. Предстояло удерживать захваченную территорию до подхода основных сил.[11]

Генерал-майор Ричард Гейл инструктирует солдат своей дивизии.

Планирование операции началось в феврале. Прежде всего, из-за того, что было решено задействовать всю дивизию, было увеличено количество воздушных транспортных средств, необходимых для переброски войск. Для того, чтобы доставить войска всего в два приёма, было выделено две авиагруппы королевских ВВС.[12] Экипажи самолётов и планёров стали проходить программу лётной и специализированной подготовки, призванную как можно лучше ознакомить лётные составы с требованиями операции.[12] 6-я воздушно-десантная дивизия провела несколько крупномасштабных учений, целью которых было нахождение наиболее эффективного способа по размещению бригадной группы на одной или множестве посадочных зон. 6 февраля 3-я парашютная бригада приняла участие в упражнении, в ходе которого все её войска были высажены при помощи 98 воздушных транспортных средств, а в конце марта, в ходе упражнений «Близз 2», с помощью 284 самолётов и планеров была высажена вся дивизия целиком. Наконец, в ходе учений под кодовым названием «Маш» 700 самолётов и планеров обеспечили высадку 1-й воздушно-десантной британской дивизии и 1-й независимой польской парашютной бригады. Противником высадившихся войск стала 6-я дивизия, передвигавшаяся по дорогам. Таким образом, была произведена симуляция полномасштабной десантной операции.[13]

По мере того, как начало операции приближалось, тренировки становились всё более интенсивными. Соединения планёров целыми часами находились в воздухе, кружась над аэродромами и практикуясь в высадке войск неподалёку от указанных в плане операции мостов и мервилльской батареи. После того, как пилоты успевали отработать дневное пилотирование, их переключали на ночные полёты. В районах проведения учений были установлены десятки шестов-заграждений, подобных тем, что были установлены немцами в Нормандии. На таких участках проводились тренировки военных инженеров: солдаты должны были уметь как можно быстрее устранять препятствия.[13] Войска, которым предстояло уничтожить мервилльскую батарею, провели две недели в специальном лагере, где была построена её копия. На нескольких упражнениях десантники отрабатывали свои действия вокруг батареи и внутри неё. Соединения, которым было предписано захватить мосты, были переброшены в Эксетер, где их ждали интенсивные тренировки возле реки Экс и примыкающего к ней канала.[14] Кроме того, пилотам планёров постоянно показывались тысячи карт и аэрофотоснимков участков предстоящей высадки и прилегающей к ним территории и десятки моделей основных военных целей — мостов и мервильской батареи. На основе фотоматериалов был сделан цветной учебный фильм. В фильме камера «пролетала» над аэроснимками местности, и при определённой скорости показа можно было довольно точно симулировать полёт пилота планёра над местностью, на которой предстояло действовать.[15]

Приготовления немецких войск

Солдатам 6-й британской воздушно-десантной дивизии противостояли войска вермахта, дислоцированные в районе вокруг города Кан и реки Орн. Эти войска, состоящие из 709-й и 716-й пехотных дивизий, являлись статичными формированиями, сформированными из немецких солдат с неудовлетворительными медицинскими данными и призывников, набранных на оккупированных территориях Советского Союза и Европы.[7] В обеих дивизиях на вооружении состояли различные противотанковые средства, а также небольшое количество танков и самоходок немецкого и французского производства.[16] Ни одна из этих дивизий не представляла собой эффективного соединения: разведка союзников оценивала их оборонительную способность как 40 % эффективности первоклассной пехотной дивизии, стоящей в обороне, а способность к контратаке — как 15 % эффективности контратакующей качественной дивизии.[16] Кроме того, разведка обнаружила в окрестности две танковые роты, а также несколько пехотных соединений, сформированных из учебных подразделений. 12-я танковая дивизия СС «Гитлерюгенд» также считалась угрозой для десантников, так как она была расположена в находящемся неподалёку Ренне и в её составе было много самоходок и танков, включая машины типа «Пантера».[16] Предполагалось, что эта дивизия сможет прибыть к восточным окрестностям Кана через двенадцать часов после высадки воздушного десанта, а находящаяся неподалёку 352-я пехотная дивизия — через восемь часов.[16]

Кроме живой силы противника и его техники, британских солдат ожидало также большое количество оборонительных позиций и препятствий, установленных по приказу фельдмаршала Эрвина Роммеля.[17] По приказу Гитлера в ноябре 1943 года Роммель был назначен генеральным инспектором прибрежных укреплений и командующим группой армий «B». По прибытии, фельдмаршал оценил существующие укрепления как недостаточно мощные и немедленно начал процесс их усиления. В частности, он считал, что мощность укреплений, находящиеся в глубине французской территории, составляют не более 30 % от мощности немецких укреплений.[17] Меры, принятые Роммелем против возможного воздушного десанта, состояли в создании минных полей и установке двухметровых заборов из металлических шестов и колючей проволоки. На многих таких заборах для уничтожения планёров и спускающихся парашютистов крепились мины (в частности, мины-ловушки).[18] В своём дневнике во время инспекции одного района Роммель записал, что для предотвращения высадки с воздуха дивизия установила более 300 000 кольев, а корпус — более 900 000.[19] Мервильская артиллерийская батарея, уничтожение которой являлось одной из основных задач десантников, была особенно сильно укреплена. С побережья её защищали два укрепления, включающих в себя около тридцати бункеров, а также наблюдательный пост. Сама батарея состояла из бункера, в котором находился командный пункт, двух блокгаузов, противовоздушной установки и четырёх казематов, способных хранить артиллерийские снаряды калибром до 150 мм.[20] Батарея занимала площадь диаметром около 400 м и была окружена по внутреннему периметру колючей проволокой и минным полем, а по внешнему периметру — колючей проволокой и противотанковым рвом.[20]

Сражение

Операция «Тонга» началась 5 июня в 22:56, когда шесть тяжёлых бомбардировщиков «Галифакс» поднялись в воздух, буксируя шесть планёров «Хорса». В планёрах находился ударный отряд, состоящий из роты «D» Оксфордширского и Бэкингемширского полка лёгкой пехоты, усиленной двумя взводами роты «B» и несколькими сапёрами, необходимыми для захвата мостов через Канский канал и реку Орн.[21] Через несколько минут, между 23:00 и 23:30 в направлении Нормандии вылетели шесть транспортных самолётов «Альбемарль», на борту которых находились десантники-целеуказатели из состава 22-й отдельной парашютной роты, в задачу которых входило обозначение трёх зон, предназначенных для выброски сил дивизии.[22] За первыми шестью «Альбемарлями» последовали ещё шестнадцать: на этот раз самолёты перевозили соединения 9-го парашютного батальона, 1-го канадского парашютного батальона и штаб 3-й парашютной бригады.

После этой небольшой группы, через полчаса в воздух стали подниматься все остальные самолёты и планёры, перевозившие 6-ю воздушно-десантную дивизию. Этот «заход» был поделен на три группы. Первая группа, перевозящая основную часть 3-й и 5-й парашютных бригад, а также их тяжёлое снаряжение, состояла из 239 самолётов «Дакота» и «Шорт Стирлинг», а также семнадцати планёров «Хорса». Этим войскам предстояло высадиться на обозначенных зонах в 00:50.[23] Вторая группа, которая должна была приземлиться в 03:20, состояла из 65 планёров «Хорса» и четырёх планёров «Гамилькар». На борту находился штаб 6-й дивизии и противотанковая батарея. Последняя, третья группа, состоявшая из трёх планёров «Хорса», перевозивших сапёров и солдат 9-го парашютного батальона, должна была быть выброшена над мервильской батареей в 04:30.[23] Во втором «заходе» десанта, состоящем из 220 планёров «Хорса» и «Гамилькар», перевозилась, в основном, 6-я авиадесантная бригада. Этот десант должен был приземлиться на отведённой ему зоне в 21:00.[23]

5-я парашютная бригада

Первым подразделением 6-й дивизии, высадившимся в Нормандии, был ударный отряд из Оксфордширского и Бэкингемширского полка лёгкой пехоты под командованием майора Джона Говарда; несмотря на то, что этот отряд был географически отделён от 5-й парашютной бригады бригадира Найджела Поэтта, он оставался её неотъемлемой частью.[24] Хотя три планёра, перевозившие отряд для захвата моста Пегас через Канский канал, должны были приземлиться в зоне посадки Х в 00:20, фактически, главный планёр отсоединился от самолёта в 00:07 и приземлился в 00:15. Для уменьшения скорости и предотвращения возможного резкого толчка при посадке был использован специальный тормозной парашют, имевшийся в задней части планёра; этот парашют был установлен для того, чтобы компенсировать большой вес машины, возникший из-за тяжёлого снаряжения экипажа.[25] Несмотря на эти меры предосторожности, планёр всё же получил ощутимый толчок при посадке с большой скоростью на землю у моста. Толчок был такой силы, что пилот и его помощник были выброшены из кабины через лобовое стекло, после чего потеряли сознание, а пассажиры получили шок. Второй планёр приземлился примерно через минуту после первого. Для того, чтобы предотвратить столкновение с первой машиной, пришлось резко отклониться от курса, из-за чего планёр разломался на две части. Третий планёр успешно приземлился в 00:18, но после приземления соскользнул в пруд, что привело к ранению нескольких солдат и гибели одного.[26] Десантники покинули машины и организовались. Как оказалось, часовой, охранявший мост, не обратил внимания на шум приземляющихся планёров, так как он принял его за звук разбивающегося о землю бомбардировщика.[26] Один взвод открыл огонь по часовому и забросал гранатами бетонный бункер, в котором, как предполагалось, находились заряды для подрыва моста. Второй взвод стал штурмовать траншеи и пулемётные гнёзда, установленные на восточном берегу канала, а третий взвод начал выдвигаться к мосту. Один из часовых успел выпустить сигнальную ракету, другой был убит при попытке открыть огонь по десантникам, а третий ретировался.[27] После короткой перестрелки с появившимся у моста унтер-офицером, также отступившим после того, как у него закончились боеприпасы, десантники окончательно завладели мостом, который, вопреки ожиданиям, не был заминирован. Мост был захвачен к 00:24.[27]

Второй ударный отряд при захвате моста через реку Орн встретил больше трудностей чем первый при выполнении своего задания: два первых планёра приземлились невредимыми в районе посадки Y в 00:24, но третий был отпущен в неверном месте, из-за того, что в самолёте, тянувшем планёр, приняли реку Див за реку Орн. В результате, третий планёр приземлился в 13 км к востоку от цели. Несмотря на это, солдаты направились к реке Орн.[28] У реки было обнаружено пулемётное гнездо противника, которое было подавлено с помощью миномётного огня. Кроме того, не было обнаружено никаких дополнительных защитных укреплений, и два взвода захватили мост. Оба моста были захвачены за пятнадцать минут ценой небольших потерь.[29] Войска, захватившие мосты, удерживали их до прибытия подкреплений из 7-го парашютного батальона. За это время пришлось выдержать несколько спонтанных попыток отбить мосты, предпринятых немцами. В 01:30 два немецких танка попытались въехать на мост, но были отбиты, причём, один танк был подбит из противотанкового гранатомёта PIAT.[30]

Мост Пегас через Канский канал, июнь 1944 г.
Назван в честь крылатого коня, изображённого на эмблеме британских десантников.

Сразу же за ударной группой последовали солдаты-целеуказатели из 22-й отдельной парашютной роты, в задачу которых входило обозначение зон посадки и выброски для остальных войск дивизии, которым также предстояло десантироваться в темноте. Из-за сочетания плотной облачности и плохой навигации только один отряд целеуказателей был выброшен правильно; самолётам, перевозящим остальных солдат пришлось сделать два-три захода над зонами выброски.[31] Целеуказатели, которые должны были высадиться в зоне выброски «N», оказались рассредоточенными на очень большой территории, поэтому они не успели добраться до своей зоны за полчаса. Другой отряд, предназначенный для зоны выброски «K», был случайно выброшен в зоне «N». Ошибка не была замечена, поэтому был обозначен не тот участок, из-за чего определённое число десантников позже высадилось в непредназначенной для них зоне.[32] Третий отряд целеуказателей, принадлежавших 9-й парашютной бригаде, в задачу которого входило обозначение зоны высадки для войск, предназначенных для штурма мервильской артиллерийской батареи, был практически целиком уничтожен в ходе рейда бомбардировщиков «Авро Ланкастер» королевских ВВС. Бомбардировщики, летевшие, чтобы бомбить мервильскую батарею, промахнулись и попали по территории, на которой находились солдаты.[32]

В результате всех этих ошибок, оставшаяся часть 5-й бригады, высадившаяся после выброски целеуказателей, оказалась разбросанной по большой территории, которая не была предназначена для высадки. Соединения, принадлежащие 7-му парашютному батальону были так сильно разбросаны, что к 03:00 под командованием командира батальона находилось только 40 % от всего личного состава, хотя, люди продолжали прибывать на протяжении всей ночи и последующего дня. Солдатам удалось найти относительно небольшое число контейнеров со снаряжением, из-за чего у них оказалось мало тяжёлого вооружения и средств связи.[33] Несмотря на это, батальону удалось соединиться с ударными отрядами, захватившими мосты через Орн и Канский канал, а также организовать единый фронт обороны от немецких контратак.

Первая организованная реакция немцев на захват мостов начался между 05:00 и 07:00. Она состояла из изолированных и, чаще всего, нескоординированных атак танков, бронированных автомобилей и пехоты, с течением времени набиравшими интенсивность. Люфтваффе попытались уничтожить Канский мост при помощи 450-кг бомбы, но она не сдетонировала; кроме того, мост попытались атаковать два немецких береговых судна, но и их атака была отбита.[34] Несмотря на тяжесть некоторых контратак, солдатам 7-го батальона и десантникам, изначально захватившим мосты, удалось удержать их до 19:00, когда к мостам подоспели высадившиеся морем соединения 3-й британской пехотной дивизии. Подоспевшие силы полностью сменили всех защитников мостов к 01:00.[34]

Два других батальона 5-й бригады, а именно — 12-й и 13-й, также оказались очень сильно разбросанными сразу после высадки, состоявшейся в 00:50: когда оба соединения стали выдвигаться со своих точек сбора, в батальонах было не более 60 % личного состава. Между тем, на протяжении последующего дня, к батальонам присоединялись группы отставших солдат.[35] Обоим соединениям предстояло зачистить зону высадки «N» и оборонять два моста, захваченных ранее ударными отрядами — достаточно трудные задания для разбросанных по большой территории соединений. 12-му батальону было приказано зачистить деревню Ле Ба де Ранвиль, а 13-му батальону — город Ранвиль. 12-й батальон справился со своей задачей к 04:00, а 13-й батальон — примерно в то же время, хотя сопротивление в городе оказалось более серьёзным, чем в деревне.[36] Одной из рот 13-го батальона было предписано остаться в зоне высадки, чтобы защитить роту сапёров, расчищавшую территорию от взрывчатки и препятствий для того, чтобы штаб 6-й воздушно-десантной дивизии мог безопасно приземлиться.[37] Оба батальона удерживали занятые ими позиции до тех пор, пока их не сменили войска, высадившиеся с моря. За это время 12-й батальон был подвергнут тяжёлому миномётному и артиллерийскому обстрелу, кроме того, его солдатам пришлось отразить две контратаки, предпринятые 125-м танковым гренадерским полком: первая атака закончилась взятием определённого числа немецких пленных и подбитым немецким танком, а вторая была отбита при помощи недавно приземлившейся противотанковой батареи.[38]

3-я парашютная бригада

3-я парашютная бригада бригадира Джеймса Хилла начала высаживаться одновременно с соединениями 5-й бригады, встретив те же проблемы: все её соединения оказались разбросанными из-за плохой навигации, плотной облачности, а также из-за того, что некоторые из зон высадки не были помечены, или были помечены, но неправильно размещены из-за ошибок целеуказателей.[39] Одним из первых соединений бригады, оказавшимся на французской земле, стал 9-й парашютный батальон, в чьи задачи входило не только уничтожение мервильской батареи, но и захват деревни Ле Плен, блокирование дорог, ведущих в эту деревню и захват штаб-квартиры немецкого флота в Сальнеле, возле реки Орн.[39] Солдаты батальона оказались разбросанными по большой территории, многие из них оказались достаточно далеко от предназначенного района высадки: так, например, командир батальона подполковник Теренс Отуэй вместе с несколькими солдатами высадился в 370 м от зоны высадки, приземлившись на ферму, используемую в качестве командного поста немецким батальоном. После короткой перестрелки и помощи другим разбросанным по округе десантникам, подполковник прибыл в зону высадки только к 01:30.[40] К 02:35 в зону высадки прибыло всего 110 солдат. Из снаряжения было найдено только небольшое количество бангалорских торпед и пулемёт. Это явилось серьёзной неудачей для батальона, так как в плане атаки артиллерийской батареи рассчитывалось на то, что весь батальон будет в сборе, включая нескольких сапёров, а также в наличии будет большое количество тяжёлого снаряжения.[41] Имея чёткий приказ об уничтожении батареи к 05:30, Отуэй понял, что он не может больше ждать подкреплений, и в 02:50 повёл своих солдат на штурм. При этом, батальон насчитывал уже 150 десантников, так как в 02:45 в зону высадки прибыла ещё одна небольшая группа из числа отставших.[42]

Аэроснимок мервильской орудийной батареи, после воздушных бомбардировок. Май 1944 г.

Батальон прибыл в район батареи к 04:00; там же к нему присоединились выжившие десантники из группы целеуказателей, случайно атакованной в ходе налёта английских бомбардировщиков на батарею. Солдаты начали готовиться к штурму, параллельно с этим целеуказатели пометили те места, в которых было необходимо поместить бангалорские торпеды.[41] Батальон был поделён на четыре штурмовых группы — по одной на каждый из казематов, имевшихся в батарее, и к 04:30, когда стали прибывать планёры с инженерами, всё уже было готово. Из трёх запланированных планёров до батареи добралось только два: одному планёру пришлось вернуться сразу после взлёта из-за технических неполадок. Две оставшихся машины попали под зенитный и пулемётный огонь, что привело к тому, что один планёр приземлился, недолетев примерно в 45 м до цели, а другой, загоревшийся от попадания, сел в 370 м от батареи.[43]

Как только первый планёр сел, Отуэй начал штурм: он приказал взорвать заряды таким образом, чтобы во внешней обороне образовались два прохода, по которым десантники могли бы наступать. Защитники батареи были встревожены взрывами и открыли огонь, который привёл к тяжёлым потерям среди британцев; так, из солдат, штурмовавших четвёртый каземат, только четверо добрались до самого каземата, который им удалось нейтрализовать при помощи гранат, брошенных в вентилляционные трубы, а также с помощью стрельбы по обзорным щелям. Остальные казематы были зачищены с помощью разрывных гранат и гранат с белым фосфором. Забросить гранаты не составило особого труда, так так расчёт батареи не позаботился о запирании дверей, ведущих внутрь.[44] Десантники взяли в плен много немецких солдат, после чего заготовили заряды для уничтожения артиллерийских орудий. Однако, обнаружилось, что вся артиллерия, находившаяся в батарее — не современные 150-мм орудия, а 100-мм гаубицы чехословацкого производства времён Первой мировой войны.[45] Солдаты постарались управиться с помощью имевшихся у них боеприпасов — одно орудие было выведено из строя с помощью ручных гранат, в дуло другого были затолканы снаряды. Эти меры, однако, оказались недостаточными, так как по меньшей мере одно орудие оказалось в рабочем состоянии, когда позднее немцы снова заняли батарею.[44]

После того, как атака была завершена, десантники собрали военнопленных, включая их раненых солдат, и отступили, так как оставаться в батарее было нельзя: у батальона не было радиопередатчика, а в случае, если до 05:30 лёгкий крейсер HMS Arethusa не получал от них никакого сигнала, то по резервному плану он должен был начать бомбардировку батареи. Десантники выполнили своё основное задание, но это далось немалой ценой: 50 солдат погибло, 25 было ранено, потери составили ровно половину батальона. После захвата батареи батальон зачистил деревню Ле Плен, изгнав оттуда вражеский гарнизон величиной во взвод.[46] После этого уцелевшие британские солдаты вернулись в район встречи к 05:30 — батальон был слишком слаб для того, чтобы выполнять свои другие второстепенные задачи.[44]

8-й парашютный батальон, в чью задачу входил подрыв двух мостов в районе Бура и одного в районе Троарна, был выброшен в то же время, что и 9-й парашютный батальон и точно также как же разбросан по большой территории, причём, многие десантники приземлились в районе действий 5-й парашютной бригады.[47] Когда офицер, командующий батальоном, в 01:20 прибыл в зону встречи, он встретил лишь 30 десантников и небольшую группу сапёров с джипом и прицепом. К 03:30 число десантников поднялось примерно до 140, но до сих пор отсутствовали сапёры, которые должны были взрывать мосты,[48] поэтому командующий офицер решил послать небольшой отряд для подрыва мостов в Буре, а самому вести остальных людей к перекрёстку севернее Троарна, где можно было бы дожидаться подкреплений перед нападением на саму деревню. Однако, отряд, посланный в Бур, обнаружил, что мосты были уничтожены группой сапёров, добравшихся до них парой часов ранее. Та группа сапёров вскоре присоединилась к батальону, ждущему на перекрёстке; к тому времени число людей в батальоне увеличилось на 50 человек.[48] Для того, чтобы проверить состояние моста, в Троарн было выслано диверсионное отделение и отделение сапёров. Посланные солдаты вскоре попали под огонь, открытый из дома, находившегося рядом с мостом. После короткой перестрелки, десантники захватили в плен нескольких немецких солдат из 21-й дивизии, после чего приблизились к мосту, который оказался уже взорванным. С помощью взрывчатки сапёры расширили провал между концами моста, после чего вся группа вернулась на перекрёсток, где их ждал остальной батальон.[49] После того, как все поставленные задачи были достигнуты, батальон двинулся на север и занял позиции возле Ле Мения, для того, чтобы расширить плацдарм, захваченный дивизией.[47]

Планёры «Хорса», приземлившиеся в зоне высадки «N»

Третьим соединением из состава 3-й парашютной бригады был 1-й канадский парашютный батальон, в чью задачу входил подрыв двух мостов: одного — в Варавиле, другого — в Робеоме.[47] Как и многие другие подразделения дивизии, батальон был сильно разбросан по оперативной зоне: так, например, одна группа бойцов приземлилась в 16 км от района высадки, ещё одна группа — неподалёку от пляжей вторжения. Многие парашютисты угодили в затопленные немцами районы возле Варавиля, при этом некоторые утонули из-за своего тяжёлого снаряжения.[49] Группа десантников под командованием лейтенанта стала двигаться по направлению к мосту в деревне Робеом, собирая по дороге несколько других групп, состоящих из десантников и сапёров. Когда группа дошла до моста, выяснилось, что он невредим. Так как сапёры, в чьи обязанности входило осуществление подрыва, не появились и после нескольких часов ожидания, в 03:00 десантники собрали всю имевшуюся у них взрывчатку, установили её на мосту и взорвали. Мост был повреждён, но не уничтожен. В 06:00 прибыли сапёры; они завершили подрыв моста под прикрытием десантников.[31] Тем временем, другая рота из того же батальона пыталась выполнить поставленные перед ней задачи: требовалось очистить Варавиль от вражеского гарнизона и уничтожить находящуюся там орудийную позицию, взорвать мост через реку Диветт и уничтожить радиопередатчик возле Варавиля. Однако, в роте не хватало людей — присутствовала лишь часть от положенных 100 человек.[50] Небольшая группа парашютистов, возглавляемая командиром роты, атаковала укрепления возле Варавиля, на которых оборонялись 96 немецких солдат, а также несколько пулемётных гнёзд и артиллерийскую позицию. Немецкий артиллерийский огонь нанёс парашютистам значительный урон: в частности, был убит командир роты; обе стороны попали в тупиковое положение. Ситуация изменилась после того, как британцы открыли по немцам миномётный огонь — в 10:00, после нескольких часов миномётного обстрела, немецкий гарнизон сдался в плен. После этого парашютистов сменили прибывшие морем британские коммандос из 1-й бригады специального назначения.[51]

6-я авиадесантная бригада и штаб 6-й воздушно-десантной дивизии

Штаб 6-й воздушно-десантной дивизии, также летевший на планёрах, приземлился в посадочной зоне, расчищенной сапёрами и ротой из состава 13-го парашютного батальона, в 03:45. Всего несколько планёров промахнулись мимо зоны вследствие плохих погодных условий и ошибок в навигации.[47] Когда все члены штаба оказались в сборе и сопровождающие десантники собрались вместе, штаб перебрался в район Ле Ба де Ранвиль и основался там. В 05:00 был установлен контакт со штабом 5-й парашютной бригады, в 12:35 — со штабом 3-й парашютной бригады. После этого, в 13:53 штаб связался с 1-й бригадой специального назначения, высадившейся с моря и начавшей продвигаться вглубь суши.[47] К 21:00 планёры, перевозившие 6-ю авиадесантную бригаду прибыли в предназначенную для них зону посадки. Момент приземления сопровождался тяжёлым миномётным и стрелковым обстрелом со стороны расположенных неподалёку немецких позиций. Однако, потери британцев оказались невелики и через полтора часа десантники встретились в своих местах сбора.[52]

К 00:00 6-я дивизия была полностью размещена на восточном фланге района вторжения, исключение составил лишь 12-й батальон Девонширского полка, из состава 6-й авиадесантной бригады, который должен был прибыть морем на следующий день. 3-я парашютная бригада удерживала полосу фронта шириной 6 км: 9-й парашютный батальон находился в Ле Плен, 1-й канадский парашютный батальон — в Ле Менель, а 8-й парашютный батальон — в южной части Буа де Бавен. В 5-й парашютной бригаде 12-й парашютный батальон занимал Ле Ба де Ранвиль, 13-й парашютный батальон — Ранвиль, а 7-й парашютный батальон сохранялся в резерве. 6-я авиадесантная бригада находилась в готовности для использования двух её батальонов в расширении плацдарма, удерживаемого дивизией и 1-й бригадой специального назначения, временно подчинённой 6-й дивизии. На тот момент бригада удерживала деревни к северу и северо-востоку от зоны выброски «N».[53]

Дальнейшие действия дивизии

«Тонга» оказалась успешной десантной операцией: все цели, поставленные перед 6-й воздушно-десантной дивизией были достигнуты, все дивизионные соединения уложились в поставленные перед ними временные рамки.[54] Задачи были выполнены несмотря на множественные проблемы, связанные с тем, что значительное число парашютистов оказалось разбросанным по большому периметру из-за неблагоприятных погодных условий и навигационных ошибок пилотов. Ошибки в навигации привели, в частности, к тому, что 10 из 85 планёров, участвовавших в операции, приземлились более чем в 3 км от предназначенной зоны посадки.[54] С другой стороны, столь нежеланное явление в определённой степени сыграло союзникам на руку: из-за того, что войска оказались столь разбросанными, обороняющиеся немецкие войска не смогли точно определить место и масштаб высадки воздушного десанта британцев.[54] Между 5 июня и 7 июня в ходе операции дивизия понесла потери в размере 800 человек, при том, что всего на тот момент в ней было 8500 человек.[55] Дивизия продолжала удерживать плацдарм и после того, как она соединилась с войсками, высадившимися морем — теперь десантники стали выполнять роль простой пехоты. Между 7 и 10 июня силам дивизии пришлось отразить несколько немецких атак. При этом 9-й батальон попал под особо тяжёлую бомбардировку и на его долю пришлось большое число немецких атак.[56]

С 7 июня по 16 августа силы дивизии консолидировались, после чего началось расширение удерживаемого плацдарма.[57] 11 июня было принято решение о расширении плацдарма к востоку от реки Орн, эта миссия была возложена на 6-ю воздушно-десантную дивизию. Однако, из-за сильной обороны противника в том районе, более высокое командование посчитало, что имеющихся сил недостаточно и под командование 3-й парашютной бригады был дополнительно переведён 1-й батальон 5-го Королевского Шотландского полка («Чёрная стража»). 11 июня батальон пошёл в наступление на Бревиль-ле-Мон, но встретил ожесточённое сопротивление — атака была отбита с большими потерями в рядах британских войск. На следующий день весь фронт 3-й парашютной бригады подвергся мощному артиллерийскому обстрелу и танковым атакам противника, при этом немцы сконцентрировали своё усилие на позициях, удерживаемых 9-м парашютным батальоном.[58][59] 9-й батальон и остатки батальона «Чёрной стражи» обороняли Шато Сен-Ком, но, в конечном счёте, им пришлось отступить, однако, после того, как подполковник Отуэй сообщил бригадиру Хиллу, что его батальон не сможет долго удерживать свои позиции, Хилл собрал парашютистов 1-го канадского парашютного батальона и организовал контратаку, заставившую немцев уйти.[60]

С того момента и до середины августа дивизия оставалась на статичных позициях, удерживая левый фланг плацдарма союзников и проводя тщательное патрулирование местности. Это время оказалось трудным для дивизии, так как большая часть десантников ожидала, что их выведут из Нормандии ещё на ранних стадиях Нормандской операции. По мере того, как пребывание на постоянных позициях продолжалось, в солдатах росло разочарование и «приходилось уделять много внимания поддержанию агрессивного духа».[61] 7 августа дивизии был отдан приказ подготовиться к наступлению, и в ночь на 17 августа войска дивизии начали продвигаться навстречу сильному немецкому сопротивлению.[62] Продвижение завершилось 26 августа, когда дивизия достигла своей цели — дошла до дельты Сены. За девять дней боёв солдаты прошли 72 км,[63] захватили территорию площадью около 1000 км² и взяли в плен более 1000 немецких солдат. Всё это было достигнуто несмотря на то, что, по словам Гейла, его пехотные соединения «были неадекватно экипированы для быстрого преследования». Дивизионные потери за этот период составили 4457 человек: среди них 821 погибших, 2709 раненых и 927 пропавших без вести.[63][64] 27 августа дивизия была наконец выведена с линии фронта, а в начале сентября она вернулась в Англию.[63]

Примечания

  1. 1 2 Otway, p. 156
  2. Buckingham, p. 24
  3. Crookenden p.67
  4. Buckingham, pp. 24-25
  5. Otway, p. 157.
  6. 1 2 Buckingham, p. 27
  7. 1 2 3 Harclerode, p. 305
  8. Tugwell, p. 202
  9. Buckingham, 2006, p. 16.
  10. Harclerode, pp. 305—307
  11. 1 2 Harclerode, p. 307
  12. 1 2 Otway, p. 168
  13. 1 2 Otway, p. 169
  14. Otway, p. 170
  15. Otway, p. 171
  16. 1 2 3 4 Otway, p. 174
  17. 1 2 Buckingham, p. 37
  18. Harclerode, p. 308
  19. Devlin, p. 369
  20. 1 2 Buckingham, p. 41
  21. Harclerode, p. 309
  22. Buckingham, p. 119
  23. 1 2 3 Buckingham, p. 120
  24. Ministry of Information, p. 73
  25. Buckingham, pp. 120—121
  26. 1 2 Buckingham, p. 121
  27. 1 2 Buckingham, p. 122
  28. Harclerode, pp. 312—313
  29. Harclerode, p. 313
  30. Buckingham, p. 129
  31. 1 2 Buckingham, p. 123
  32. 1 2 Buckingham, p. 125
  33. Harclerode, p. 314
  34. 1 2 Otway, p. 178
  35. Otway, p. 179
  36. Buckingham, p. 127
  37. Harclerode, p. 315
  38. Harclerode, p. 316
  39. 1 2 Otway, p. 180
  40. Buckingham, pp. 142—143
  41. 1 2 Buckingham, p. 143
  42. Harclerode, p. 318
  43. Buckingham, pp. 143—144
  44. 1 2 3 Buckingham, p. 145
  45. Harclerode, p. 319
  46. Harclerode, p. 320
  47. 1 2 3 4 5 Otway, p. 181
  48. 1 2 Harclerode, p. 321
  49. 1 2 Harclerode, p. 322
  50. Harclerode, p. 324
  51. Harclerode, pp. 324—325
  52. Harclerode, pp. 326—327
  53. Harclerode, p. 327
  54. 1 2 3 Otway, p. 182
  55. Ministry of Information, p. 89
  56. Harclerode, pp. 328—330
  57. Otway, p. 183
  58. Otway, p. 185
  59. Harclerode, p. 334
  60. Harclerode, p. 335
  61. Otway, pp. 186—187
  62. Otway, pp. 187—188
  63. 1 2 3 Otway, p. 191
  64. Harclerode, p. 363

Литература

  • Ambrose, Stephen (2003). Pegasus Bridge. — Pocket Books.
  • Barber, Neil (2002). The Day The Devils Dropped In: The 9th Parachute Battalion in Normandy. — Pen & Sword. — ISBN 1-84415-045-3.
  • Brereton, Lewis (1946). The Brereton Diaries: The War in the Air in the Pacific, Middle East and Europe, 3 October 1941-8 May 1945. — Morrow.
  • Buckingham, William F. (2005). D-Day The First 72 Hours. — Tempus Publishing. — ISBN 0-7524-2842-X.
  • Crookenden, Napier (1976). Dropzone Normandy. — Ian Allan.
  • Devlin, Gerard M. (1979). Paratrooper — The Saga Of Parachute And Glider Combat Troops During World War II. — Robson Books. — ISBN 0-312-59652-9.
  • Gale, Richard (1948). With the 6th Airborne Division in Normandy. — Ian Allen.
  • Harclerode, Peter (2002). Go To It! The Illustrated History of the 6th Airborne Division. — Caxton Editions. — ISBN 1-84067-136-X.
  • Harclerode, Peter (2005). Wings Of War — Airborne Warfare 1918—1945. — Weidenfeld & Nicolson. — ISBN 0-304-36730-3.
  • Ministry of Information (1978). By Air To Battle — The Official Account Of The British Airborne Divisions. — P.Stephens. — ISBN 0-85059-310-7.
  • Otway, Lieutenant-Colonel T.B.H (1990). The Second World War 1939—1945 Army — Airborne Forces. — Imperial War Museum. — ISBN 0-901627-57-7.