Добровольческая армия

Добровольческая армия
Volunteer Army Insignia.svg
Годы существования 2 (15) ноября 1917 — 27 марта 1920
(06.01.20 сведена в Отдельный Добровольческий корпус)
Страна Флаг России Россия
Входит в Флаг России ВСЮР (с 08.01.1919)
Тип сухопутные войска
Включает в себя 2 армейских корпуса, в том числе «цветные» воинские части, отдельные дивизии и бригады
Функция освобождение Юга России от Советской власти
Численность

3348 человек
(февраль 1918)
≈8500—9000 человек
(июнь 1918)

70 000 в октябре 1919
Дислокация Флаг России Юг России
Прозвище добровольцы
Девиз Россия Единая, Великая и Неделимая
Марш Смело мы в бой пойдем
Участие в Гражданская война в России
Знаки отличия бело-сине-красный нарукавный шеврон
Командиры
Известные командиры

Л. Г. Корнилов

А. И. Деникин
П. Н. Врангель
В. З. Май-Маевский
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе
Пехотная рота Добровольческой армии, сформированная из гвардейских офицеров. Январь 1918 года.
Офицеры добровольческой армии у танка «Генерал Дроздовский».1919 год.
Плакат ВСЮР, 1919 год.

Доброво́льческая а́рмия — оперативно-стратегическое объединение Белой армии на Юге России с ноября 1917 по март 1920 года во время Гражданской войны в России.

История

Начала формироваться 2 (15) ноября 1917 года в Новочеркасске Генерального штаба генералом от инфантерии М. В. Алексеевым под названием «Алексеевская организация»[1]. 4 (17) ноября 1917 года в Новочеркасске была сформирована Офицерская рота.

8 ноября генерал Алексеев просил Дитерихса, начальника штаба Чехословацкого корпуса, о присылке чехословацких полков. В феврале просьба была повторена, но опять безрезультатно[2][3].

С 6 декабря 1917 года в создании армии принял участие прибывший на Дон Генерального штаба генерал от инфантерии Л. Г. Корнилов. Первоначально Добровольческая армия комплектовалась исключительно добровольцами. До 50 % записавшихся в армию составляли обер-офицеры и до 15 % — штаб-офицеры[4], были также юнкера, кадеты, студенты, гимназисты (более 10 %)[4]. Казаков было около 4 %, солдат — 1 %[4]. С конца 1918 года и в 1919—1920 годах из-за мобилизаций на территориях подконтрольных белым, офицерский кадр утратил своё численное преобладание; крестьяне и пленные красноармейцы в этот период составляли основную массу воинского контингента Добровольческой армии.

Агитационный плакат с призывом вступать в Добровольческую армию. Выпускался ОСВАГом на Юге России
«Отчего Вы не в армии?», плакат Белой Армии (Деникина). В правом верхнем углу армейский шеврон цветов государственного флага России, 1919 год.

К концу декабря 1917 года в армию записалось добровольцами 3 тыс. человек. Современные исследователи отмечают, что основными побудительными мотивами добровольцев были патриотизм, желанием покончить с большевистской анархией, авторитет вождей армии[5]. К середине января 1918 года их было уже 5 тыс., к началу февраля — около 6 тыс. . При этом боевой элемент Добрармии не превышал 4½ тыс. человек[6]. Корниловский ударный полк уже тогда имел в своем составе 500 штыков, так что доля солдат явно превышала озвученный ранее 1 %.

25 декабря 1917 года (7 января 1918 года) созданные вооруженные формирования - отдельные роты и батальоны - получили официальное наименование «Добровольческая армия». Это название армия получила по настоянию Корнилова, находившегося в состоянии конфликта с Алексеевым и недовольного вынужденным компромиссом с главой бывшей «Алексеевской организации»: разделением сфер влияния, в результате которого, при принятии Корниловым всей полноты военной власти, за Алексеевым остались политическое руководство и финансы[7]. Оба вождя зарождающейся армии стратегически ориентировались на союзников России по Антанте. В воззвании от 27 декабря 1917 года указывалось, что Добровольческая армия создается для противостояния «немецко-большевистскому нашествию»[8].

Стоит отметить, что свою Добровольческую армию планировало сформировать и советское военное руководство[9].

Добровольческие белогвардейские войска имели высокую идейную мотивацию защиты Родины, что являлось значимым фактором их высокой боеспособности, доблести и стойкости в боях[10].

Верховным руководителем армии стал генерал от инфантерии М. В. Алексеев, главнокомандующим — генерал от инфантерии Лавр Корнилов, начальником штаба — ген-лейт. А. С. Лукомский, начальником 1-й дивизии — ген.-лейт. А. И. Деникин. Если генералы Алексеев и Корнилов были организаторами и идейными вдохновителями, то человеком, запомнившимся первопоходникам как командир, способный повести за собой на поле боя, был «шпага генерала Корнилова» Генерального штаба ген.-лейт. С. Л. Марков[11], назначенный начальником штаба 1-й дивизии, а в начале Первого кубанского похода ставший командиром 1-го Офицерского полка.

Штаб армии первоначально состоял из Строевого отдела и Отдела снабжения[12].

Насчитывавшая около 4 тыс. человек Добровольческая армия совместно с частями под командованием генерала А. М. Каледина вступила в боевые действия против красной «Революционной армии». Первые бои добровольцы приняли в Ростове и под Таганрогом. До начала Первого Кубанского похода боевые потери добровольцев достигли 1,5 тыс. человек, в том числе убитыми — не менее трети[4].

В феврале 1918 года Корнилов отправляет в Москву для организации добровольческих отрядов в Центральной России полковника Перхурова. Во взаимодействии с Союзом защиты Родины и Свободы Бориса Савинкова (на начальном этапе также принимавшего участие в формировании армии на Дону) им удастся 6 июля поднять восстание в Ярославле (планировавшиеся выступления в других городах были либо сорваны арестами, либо быстро подавлены).

Делегация от Добровольческой армии была направлена и в Сибирь, где посетила Омск, Томск, Иркутск и способствовала укреплению местных офицерских подпольных организаций[13].

22 февраля 1918 года под натиском красногвардейцев части Добровольческой армии оставили Ростов и выступили на Кубань. Начался знаменитый и легендарный 1-й Кубанский Ледяной поход[14] Добровольческой армии (4200 штыков и сабель) от Ростова-на-Дону до Екатеринодара с тяжёлыми боями в окружении 20-тысячной группировки красных войск под командованием Сорокина.

Генерал М. Алексеев сказал перед походом:

Мы уходим в степи. Мы можем вернуться, если только будет милость Божия. Но нужно зажечь светоч, чтобы хоть одна светлая точка была среди охватившей Россию тьмы…

В течение месяца Добровольческая армия продвигалась на юг с ежедневными боями, не имея тыла, снабжения и отдыха. Для поддержания дисциплины был учрежден военно-полевой суд[5]. В ауле Шенджий к Добровольческой армии 26 марта 1918 присоединился 3-тысячный отряд Кубанской Рады под командованием генерала В. Л. Покровского. Общая численность Добровольческой армии возросла до 6 тыс. бойцов.

Рисунок «Подвиг генерала Маркова». Захват красного бронепоезда в ходе боя за станцию Медведовская

27—31 марта (9—13 апреля) Добровольческая армия провела штурм столицы Кубани — Екатеринодара, в ходе которого понесла громадные потери, в том числе 31 марта (13 апреля) был убит Главнокомандующий армией генерал Корнилов. В командование частями армии в тяжелейших условиях полного окружения превосходящими силами противника принял генерал Деникин, который смог при непрекращающихся боях вывести армию из-под фланговых ударов и выйти из окружения на Дон, причем по станицам было оставлено около 500 раненых. Вырваться на север удалось во многом благодаря энергичным действиям отличившегося в бою в ночь со 2 (15) на 3 (16) апреля 1918 года при пересечении железной дороги Царицын — Тихорецкая командира Офицерского полка Генерального штаба генерал-лейтенанта С. Л. Маркова.

По воспоминаниям современников, события развивались следующим образом:

Около 4 часов утра части Маркова стали переходить через железнодорожное полотно. Марков, захватив железнодорожную сторожку у переезда, расположив пехотные части, выслав разведчиков в станицу для атаки противника, спешно начал переправу раненых, обоза и артиллерии. Внезапно от станции отделился бронепоезд красных и пошёл к переезду, где уже находился штаб вместе с генералами Алексеевым и Деникиным. Оставалось несколько метров до переезда — и тут Марков, осыпая бронепоезд нещадными словами, оставаясь верным себе: «Стой! Такой-растакой! Сволочь! Своих подавишь!», бросился на пути. Когда тот действительно остановился, Марков отскочил (по другим сведениям тут же бросил гранату), и сразу две трёхдюймовые пушки в упор выстрелили гранатами в цилиндры и колёса паровоза. Завязался горячий бой с командой бронепоезда, которая в результате была перебита, а сам бронепоезд — сожжён.

30 апреля ст.ст. Добровольческая армия вышла на юг ВВД в станицы Егорлыкская и Мечетинская. В мае 1918 года, после завершения своего похода с Румынского фронта на Дон, к Добровольческой армии присоединился 3-тысячный отряд Генерального штаба полковника М. Г. Дроздовского.

Бронеавтомобиль "Верный" с экипажем

С Дроздовским пришли около 3000 бойцов-добровольцев, прекрасно вооружённых, снаряжённых и обмундированных, при значительной артиллерии (шести лёгких орудиях, четырёх горных, двух 48-линейных, одном 6-дюймовом и 14 зарядных ящиках), почти 70 пулемётах различных систем, бронеавтомобиле «Верный»[15], аэропланах, автомобилях, с телеграфом, оркестром, значительными запасами артиллерийских снарядов (около 800), ружейных и пулемётных патронов (200 тысяч), запасными винтовками (более тысячи). Отряд имел при себе оборудованную санитарную часть и обоз в отличном состоянии. Отряд на 70 % состоял из офицеров-фронтовиков[16].

В ночь с 22 на 23 июня 1918 года Добровольческая армия (численностью 8—9 тыс.) при содействии Донской армии под командованием атамана П. Н. Краснова начала Второй Кубанский поход, завершившийся разгромом почти 100-тысячной кубанской группировки красных войск и взятием 17 августа Екатеринодара.

В этот период штаб армии увеличился. Были образованы Санитарный отдел, Управление артиллерии (и бронепоезда), Управление авиации, а Строевой отдел разделился на Управление дежурного генерала и Управление генерал-квартирмейстера. Штаб Добровольческой армии создавался по образцу штаба неотдельной армии Императорской армии[12]. Офицеры должны были обращаться к подчиненным на "Вы", солдатам вне службы разрешалась свобода посещений общественных мест, но со строгим обязанием отдания воинской чести[5].

15 августа 1918 года в части Добровольческой армии была объявлена первая мобилизация, что стало первым шагом на пути превращения её в регулярную армию. Было создано Управление запасных частей и запасные батальоны при боевых частях.

Призыву подлежали офицеры до 50 лет и все военнообязанные до 30 лет. Кроме централизованной мобилизации самостоятельные мобилизации проводились на местах и властью командиров частей[17]. Например, по данным корниловского офицера Александра Трушновича первые мобилизованные — ставропольские крестьяне были влиты в состав Корниловского ударного полка в июне 1918 года во время боёв возле села Медвежьего.

О состоянии материальной части Армии в этот период свидетельствовал марковский артиллерийский офицер Э. Н. Гиацинтов[18]:

Мне смешно смотреть кинокартины, в которых изображается Белая армия — веселящаяся, дамы в бальных платьях, офицеры в мундирах с эполетами, с аксельбантами, блестящие! На самом деле Добровольческая армия в это время представляла собой довольно печальное, но героическое явление. Одеты мы были кто как попало. Например, я был в шароварах, в сапогах, на мне вместо шинели была куртка инженера путей сообщения, которую мне подарил ввиду поздней уже осени хозяин дома, где жила моя мать, — господин Ланко. Он был в прошлом начальником участка между Екатеринодаром и ещё какой-то станцией.

Вот в таком виде мы щеголяли. В скором времени у меня отвалилась подошва от сапога на правой ноге, и пришлось привязать её верёвкой. Вот какие «балы» и какие «эполеты» мы в то время имели! Вместо балов шли постоянные бои. Все время на нас наседала Красная армия, очень многочисленная. Думаю, что нас было один против ста! И мы кое-как отстреливались, отбивались и даже временами переходили в наступление и оттесняли противника.

31 августа при командующем Добровольческой армией было создано Особое совещание, выполнявшее функцию гражданского правительства на территории, подконтрольной армии. По оценке историка Какурина, армия представляла целостный военно-политический организм[19].

К сентябрю 1918 года численность Добровольческой армии возросла до 30—35 тыс. в основном за счёт притока в армию кубанского казачества и бежавших на Северный Кавказ противников большевизма.

Самолёт в составе Добровольческой Армии

8 октября 1918 года умер генерал Алексеев, и на пост Главнокомандующего Добровольческой армии вступил генерал Деникин, объединив в своих руках военную и гражданскую власть.

25 октября приказом № 64 объявлялась мобилизация в армию всех офицеров, моложе 40 лет.

13(26) ноября 1918 г. в состав Добровольческой армии был включен Черноморский флот во главе с вице-адмиралом В.А. Каниным, было временно создано Управление Главного командира судов и портов[12]. Добровольческая армия поддерживала связи с несколькими подпольными организациями в Советской России, например со штабом Добровольческой армии Московского района.

В конце 1918 — начале 1919 года части Деникина нанесли поражение 11-й советской армии и заняли Северный Кавказ.

Танки Mk A «Уиппет» (ближний) и Mk V (дальние)

После завершения Первой мировой войны в ноябре 1918 года правительства Великобритании и Франции начали ограниченную материально-техническую поддержку Добровольческой армии, больше похожую на товарообмен и отвечающую интересам оккупации и эксплуатации, а не стратегического прикрытия и помощи. Поставлялись оставшиеся от мировой войны избытки запасов вооружения и снаряжения[20]. В том числе добровольцам в 1919 году были поставлены 74 танка, бывшие ранее в эксплуатации.

26 декабря (8 января) 1919 года Добровольческая армия вошла в состав образованных Вооружённых сил Юга России (ВСЮР), став их основной ударной силой, а её командующий генерал Деникин возглавил ВСЮР[12].

23 января 1919 года армию переименовали в Кавказскую Добровольческую армию, и она была переброшена с Северного Кавказа в Донецкий басейн, на помощь новому союзнику - ВВД.

9 (22) мая 1919 года Кавказская Добровольческая армия была разделена на 2 армии: Кавказскую, наступавшую на Царицын — Саратов и собственно Добровольческую армию, наступавшую на Курск — Орёл.

30 мая (12 июня) 1919 года Главнокомандующий Вооружёнными силами на Юге России генерал А. И. Деникин приказом по Добровольческой армии № 145 объявил о своём подчинении адмиралу А. В. Колчаку, как Верховному правителю Русского Государства и Верховному Главнокомандующему Русских Армий[21]. Однако ввиду удалённости белогвардейских армий друг от друга, затруднительной коммуникации (например, отправленная весной во главе с генералом Гришиным-Алмазовым делегация в Сибирь была перехвачена на Каспии) и отсутствия реальной координации военных действий — заявление так и осталось номинальным[22]. На территории, подконтрольной Добровольческой армии, были открыты консульские представительства более 20 государств, но дипломатического признания не было объявлено. Союзники обещали прислать 12 дивизий для поддержки и передать запасы вооружений бывшего Румынского фронта, но это все не было реализовано[23].

В августе 8 дивизий из 24 в составе Добровольческой армии, а это 44 тыс. штыков, 6,9 тыс. сабель, при 219 орудиях использовались не на фронте, а против Махно и других повстанцев, что существенно ослабляло фронт против РККА[5].

На территории, подконтрольной Добровольческой армии, была восстановлена деятельность 7 кадетских корпусов и 8 военных училищ, которые частично принимали участие в боевых действиях[17].

25.06.1919 г. Добровольцы в освобожденном Харькове

Летом — осенью 1919 года Добровольческая армия (40 тыс. человек) под командованием генерала В. З. Май-Маевского стала главной силой в Походе на Москву. Основным соединением Добровольческой Армии в 1919 году неизменно был 1-й армейский корпус ген. А. П. Кутепова, состоящий из отборных т.н. «цветных полков» — Корниловского, Марковского, Дроздовского и Алексеевского, развёрнутых впоследствии в ходе наступления на Москву летом — осенью 1919 года в дивизии. Были взяты Харьков, Киев, Курск, Орел. Армия создала угрозу Туле и Москве. Но в ожесточенном Орловско-Кромском сражении Добровольческая армия потерпела поражение, в том числе и из-за низкой боеспособности мобилизованных и пленных[24]. В армии падала дисциплина, росли дезертирство и грабеж населения[5].

В ноябре 1919 года согласно Зятковским соглашениям в состав Добровольческой армии вошла Галицкая армия, ранее составлявшая вооружённые силы ЗУНР[25][26][27].

В боевом отношении некоторые части, в основном цветные, и соединения Добровольческой армии обладали высокими боевыми качествами, так как в их составе было большое количество офицеров, имевших значительный боевой опыт и искренне преданных идее Белого движения. Но с лета 1919 года её боеспособность снизилась в связи с большими потерями и включением в её состав мобилизованных крестьян и пленных красноармейцев.

Добровольческая армия под давлением Красной армии отступила на Дон, где из-за понесенных потерь в начале 1920 года была сведена в Отдельный Добровольческий корпус - 10 тысяч штыков[28] - под командованием генерала А. П. Кутепова. После повторного оставления Ростова в феврале 1920 года продолжила отступление на Юг.

26—27 марта 1920 года остатки Добровольческой армии были эвакуированы из Новороссийска в Крым, где вошли в состав Русской Армии генерала барона П. Н. Врангеля[24].

Благодаря высокой боеспособности своих частей Добровольческая армия советскими историками признавалась главной ударной силой белогвардейцев на Юге России[28].

Командующие Добровольческой армией

Состав Добровольческой армии

Я — ДОБРОВОЛЕЦ
1) Я — ДОБРОВОЛЕЦ, потому что отдал свою молодость и проливаю свою кровь за могущество Единой Неделимой России.
2) Я — ДОБРОВОЛЕЦ, стою за созыв Народного Собрания, выбранного всем народом, так как верю, что оно даст счастье, мир и свободу всем: и левым, и правым, и казаку, и крестьянину, и рабочему.
3) Я — ДОБРОВОЛЕЦ, даю землю всем крестьянам — настоящим труженикам, и так, что каждый крестьянин будет полным и вечным хозяином своего куска и потому с большой любовью будет его обрабатывать.
4) Я — ДОБРОВОЛЕЦ, стою за восстановление фабрик и заводов, за то, чтобы рабочие сговорились со своими хозяевами и наладили труд, за то, чтобы никакой хозяин не мог обидеть рабочего, чтобы рабочий мог иметь свои союзы для защиты своих интересов. И кто враг рабочему и будет делать ему зло, чем будет мешать восстановлению промышленности, тот враг и мне, добровольцу. Где я, — там мясо свежее, и хлеб стоит 1 — 2 р. фунт.
5) Я — ДОБРОВОЛЕЦ, предоставляю каждому верить в своего Бога и молиться, как ему хочется, а всего больше, как русский, люблю свою веру православную.
6) Я — ДОБРОВОЛЕЦ, люблю даже тех, с кем я сейчас воюю, — я, по приказу своего вождя, генерала Деникина, не расстреливаю, а беру в плен и предаю правосудию, которое страшно только для врагов народа — комиссаров, коммунистов.
7) Я — ДОБРОВОЛЕЦ, и поэтому говорю:
Да восстановится мир в поруганной и истерзанной России!
Никакого господства одного класса над другим!
Свободная и спокойная работа всем!
Никаких насилий над мирными гражданами, никаких убийств, никаких казней без суда!
Долой хищников, угнетающих Россию! Долой коммуну!
Да здравствует Единая Великая Неделимая Россия!
Листовка[29]

К началу 1-го Кубанского похода

Всего: 4200 бойцов и 148 человек медперсонала, 8 орудий, 600 снарядов, 200 патронов на человека.

К началу 2-го Кубанского похода

Организационная структура Добровольческой армии, составленная Деникиным и Алексеевым 10 июля 1918 года во время Второго Кубанского похода

Кроме того: Пластунский батальон, одна гаубица и бронеавтомобили «Верный», «Корниловец» и «Доброволец».

Всего весной 1918 в армии состояло 5 полков пехоты, 8 конных полков, 5 с половиной батарей, общей численностью 8500—9000 штыков и сабель и 21 орудие.[30]

Добровольческая армия в конце 1918 г.

Танки Добровольческой армии на вокзале Ростова-на-Дону. 1919 год.

В ноябре 1918 г. началось тактическо-стратегическое развёртывание армии — сформированы 1-й, 2-й и 3-й армейские корпуса и 1-й конный корпус. В декабре в составе армии были созданы Кавказская группа, Донецкий, Крымский и Туапсинский отряды. В Крыму с конца 1918 формировалась также 4-я пехотная дивизия. В декабре 1918 г. армия состояла из трёх армейский корпусов (1-3), Крымско-Азовского и 1-го конного корпусов. В феврале 1919 г. создан 2-й Кубанский корпус. а в состав 1-го и 2-го армейских корпусов вошли переданные Донским атаманом части бывших Астраханской и Южной армий. 10 января 1919, с образованием на базе Крымско-Азовского корпуса Крымско-Азовской Добровольческой армии, получила наименование Кавказская Добровольческая армия, а 22 мая 1919 была разделена на Добровольческую (в составе ВСЮР) и Кавказскую армии.

Численность армии

Армия (потеряв до 2 тысяч человек с ноября 1917 до февраля 1918) вышла в 1-й Кубанский поход в числе (по разным данным) 2,5-4 тысяч штыков. Присоединившиеся к ней кубанские части насчитывали 2-3 тыс. человек, вернулось из похода около 5 тыс., отряд Дроздовского в момент соединения с армией насчитывал до 3 тыс. В итоге весной 1918 армия насчитывала около 8 тыс. чел. В начале июня, она выросла ещё на тысячу штыков. К сентябрю 1918 в армии было 35-40 тыс. шт. и саб., в декабре в действующих войсках было 32-34 тыс. и в запасных, формирующихся частях и гарнизонах городов — 13-14 тыс., то есть всего около 48 тыс. чел. К началу 1919 она насчитывала до 40 тыс. шт. и саб., 60 % которых составляли кубанские казаки.

Потери в личном составе

Наиболее тяжелые (относительно своей численности) потери армия несла в течение всех кровопролитных боев 1918 года, то есть именно тогда, когда офицеры составляли особенно значительную её часть. С начала формирования в армию поступило свыше 6000 чел., а при оставлении Ростова число бойцов не превышало 4200, можно считать, что она потеряла не менее 1500 человек. В 1-м Кубанском походе погибло около 1000 чел. и вывезено около 1500 раненых. После отхода от Екатеринодара на север около 300 чел. было оставлено в ст. Елизаветинской (все добиты преследователями) и ещё 200 — в Дядьковской. Не менее тяжкие потери понесла армия и во 2-м Кубанском походе (в некоторых боях, например, при взятии Тихорецкой, потери доходили до 25 % состава), и в боях под Ставрополем. В отдельных боях потери исчислялись сотнями и даже иногда тысячами убитых[31].

Добровольческая армия в составе ВСЮР и «Поход на Москву»

Период наибольшего успеха

Деникин с офицерами в Харькове

Армия вернула свое прежнее название 9 (22) мая 1919 в результате разделения Кавказской Добровольческой армии. Включала к середине июня 1919 1-й армейский и 3-й Кубанский корпуса, 2-ю Кубанскую пластунскую бригаду. В конце июля в состав армии включены Группа ген. Промтова и вновь сформированный 5-й кавалерийский корпус. К 15 сентября 1919 из 5-й и 7-й пехотных дивизий был образован 2-й армейский корпус. 14 октября 1919 была сформирована ещё 1-я отдельная пехотная бригада.

Однако в ходе «Похода на Москву» в состав армии входили лишь два корпуса — 1-й армейский из «цветных частей»: 1-й и 3-й пехотных дивизий, развёрнутых в середине октября в четыре дивизии — Корниловскую, Марковскую, Дроздовскую и Алексеевскую, и 5-й кавалерийский корпус из двух неказачьих регулярных дивизий конницы: 1-й и 2-й кавалерийских. Кроме того, в состав армии входили: Сводный полк 1-й отдельной кавалерийской бригады, 2-й и 3-й отдельные тяжелые гаубичные дивизионы, Отдельный тяжелый пушечный тракторный дивизион, 2-й радио-телеграфный дивизион, 2-я, 5-я, 6-я отдельные телеграфные роты, 1-й и 2-й дивизионы танков и 5-й автомобильный батальон. Армии были также приданы 1-й авиационный дивизион (2-й и 6-й авиаотряды и 1-я авиабаза), бронеавтомобильные: 1-й дивизион, 1-й, 3-й и 4-й отряды. С боем были взяты Курск, Орел, армия вошла на территорию Тульской губернии.

2-й армейский корпус (ком. М. Н. Промтов) в составе Войск Киевской области ВСЮР наступал в районе Киева-Чернигова, а резервные части, из которых заново должен был формироваться 3-й армейский корпус, изначально предназначенный для усиления московского направления, были брошены против Махно, прорвавшего в конце сентября фронт белых.

Кавалеристы-добровольцы

Достигнув максимальной численностью за счёт мобилизаций в занятых губерниях юга России и зачисления в строй сдавшихся в плен красноармейцев, Добровольческая армия к середине октября 1919 заняла обширный район по линии Чернигов — хутор Михайловский — Севск — Дмитровск — Кромы — Нарышкино — Орёл — Новосиль — Борки — Касторное. Но фронт не представлял из себя цельной линии, занятой войсками. Белогвардейские части были разбросаны отдельными группами. На острие удара продвигался 1-й армейский корпус[32].

Как отмечал в воспоминаниях начштаба Корниловской ударной дивизии полк. К.Л.Капнин, взять Орел было легко, но удержать этот большой город было сложно, т.к. не было абсолютно резервов для отражения ударов противника по флангам[33]. Добровольческой армии не хватало людей ни на фронт, ни на организацию гарнизонов в тылу. Занятая территория из-за отсутствия гражданской власти не давала ресурсов и поддержки для войсковых частей[34].

Отступление

В ходе Орловско-Кромского сражения 11 октября − 18 ноября 1919 г. Добровольческая армия смогла занять Орел, но потерпела стратегическое поражение и была вынуждена оставить все ранее занятые районы, отступив на Дон к декабрю 1919 года. 6 января 1920 сведена в Добровольческий корпус (ввиду громадных потерь и катастрофического снижения численности личного состава) и подчинена Донской армии. Однако Добровольческий корпус как боевая единица сохранился и не был уничтожен.

Начальник Марковской дивизии Н.С. Тимановский с чинами штаба

С непрерывными боями корпус отступил в марте 1920 к порту Новороссийск. Там Добровольческий корпус — 5000 человек на момент катастрофической Новороссийской эвакуации, приоритетно, благодаря распоряжению главкома ВСЮР ген-лейт. А. И. Деникина и руководству своего командира, ген-лейт. А. П. Кутепова, погрузился на суда и был переправлен в Крым, оставшийся под контролем Добровольческой армии благодаря успешной обороне его перешейков войсками ген-майора Я. А. Слащёва. РККА за период наступления зимы-весны 1920 года захватила десятки тысяч пленных, 100 тысяч винтовок, 3968 пулеметов, 2054 орудия, 36 танков, 18 бронемашин, 88 бронепоездов, 65 самолетов, миллионы патронов и снарядов. Это был крах Добровольческой армии и ее союзников[35].

Добровольческий корпус в Крыму был расформирован и составил основу Русской Армии преемника генерала Деникина на посту белого главкома — барона Врангеля.

Численность армии

К середине июня 1919 армия насчитывала 20 тыс. штыков и 5,5 тыс. сабель.

На 5 июля 1919 всего в составе армии, включая тыловые и формирующиеся части к насчитывалось 57725 чел. (в том числе 3884 офицера, 40963 строевых, 6270 вспомогательных и 6608 нестроевых нижних чинов).

В конце июля — 33 тыс. шт. и 6,5 тыс. саб., на 5 октября — 17791 шт. и 2664 саб. при 451 пулеметах и 65 орудий. В начале декабря 1919 в Добровольческой армии оставалось в строю 3600 штыков и 4700 сабель.

Историк Кушер Ю.Л. приводит следующие цифры и источники[36]:

  • В июле Добровольческая армия насчитывала 57 725 человек; из них непосредственно в строю было 44 807 бойцов (3884 офицера и 40 963 рядовых), а еще 12 878 нестроевых[37].
  • 5 (18) августа всего 33 626 человек (26 624 штыка и 7002 сабли) при 166 орудиях и 699 пулеметах, 15 самолетах, 7 бронеавтомобилях, 19 бронепоездах.
  • 5 (18) октября 20 455 бойцов (17791 штык и 2664 сабли) при 65 орудиях и 425 пулеметах[38]. Для сравнения противостоящий им Южный фронт РККА к октябрю имел в своем составе 140 767 бойцов (113 439 штыков и 27 328 сабель) при 774 орудиях и 3663 пулеметах[39].

Знак отличия

10 января 1918 года (ст.ст.) для всех военнослужащих, записавшихся в Добровольческую армию, приказом Корнилова был установлен нарукавный шеврон. Цвета были установлены бело-сине-красный. То есть каждый доброволец на своей форме имел частицу национального флага и считался защитником национальных интересов. Носить шеврон надлежало на правом рукаве мундира или шинели выше локтя на 4,5 сантиметра[40].

Награды

Командование армии не награждало офицеров орденами и медалями. Императорские награды решено было не выдавать в гражданской войне, а собственные не вводились[41]. Офицеров награждали только знаками отличия за участие в походах: Знак первого Кубанского похода, медаль за поход Яссы-Дон.

Рядовой состав - солдаты и добровольцы - награждались за подвиги Георгиевскими крестами и медалями, согласно Георгиевскому Статуту. В Корниловской ударной дивизии данные награждения не практиковались[42].

В то же время, высшими степенями российских орденов были награждены представители союзников. Например, орденом Белого Орла с мечами - начальник Британской военной миссии ген-лейт. Бриггс, орденами Св. Анны 1-й степени с мечами - генерал британской армии Т.Х. Киз и американский контр-адмирал М.А. Мак-Колли[43].

Финансовое обеспечение

Добровольческая армия, в отличие от всех остальных армий, была создана не при гражданском правительстве, а как самостоятельное образование. Поэтому никаких денежных сумм на ее образование предусмотрено не было. Генералу Алексееву первоначально удалось за несколько месяцев нахождения в Ростове-на-Дону получить 12 млн рублей от казачьего правительства ВВД, а так же 2 млн рублей как частные пожертвования, кредиты и т. д. Этих денег хватало только на содержание армии в 5 тысяч штыков. При выходе в Первый Кубанский поход в казне армии было всего около 6 млн рублей.

250 рублей. 1918 г.

Проводились агиткампании для пополнения средств[44]. Перед началом Второго Кубанского похода удалось договориться с ВВД о выделении добровольцам части денег, выпускаемых Ростовской экспедицией заготовления Государственных бумаг. Но суммы эти не покрывали расходов, и армия во Втором Кубанском походе практиковала наложение контрибуций на занимаемые с боем населенные пункты[45].

Всего ВВД передало Добровольческой армии, а потом и ВСЮР, около 4 млрд напечатанных рублей[46].

Деньги Добровольческой армии.

Чтобы не зависеть от Донского правительства, в августе 1919 года была организована Новороссийская экспедиция заготовления Государственных бумаг, которая печатала денежные знаки только для командования ВСЮР. Финансовая помощь Франции составила 10 млн рублей[47].

На крестьян была наложена хлебная повинность - с десятины пашни по 5 пудов зерна. Но выплаты наличными за сданное зерно составляли только 1/4, остальная сумма выдавалась квитанциями[48].

В то же время на территории Юга России продолжали ходить в обращении денежные знаки Российской империи — в обиходе «романовские», Временного правительства — «керенки» и «думские», советского правительства, украинские карбованцы, а также выпуски отдельных городов и областей. В денежном обращении присутствовали хаос и инфляция. Главнокомандующий Деникин не смог контролировать финансовую систему, унифицировать эмиссию, объединить всю финансовую деятельность[48]. Военное командование просто не сумело подобрать достаточного количества способных гражданских служащих[45].

Военнослужащим выплачивалось денежное довольствие. В начале 1918 года рядовым - по 50 рублей в месяц, офицерам от 250 до 1000 рублей. В связи с инфляцией размер довольствия несколько раз повышался[49].

В войсках выплачивали деньги зачастую с опозданием, денежное довольствие обесценивалось инфляцией, армия зачастую переходила на оплату населению расписками, а то и просто грабила[50]. Поэтому население и не поддержало армию в трудный период[51].

С другой стороны, население зачастую не платило налоги, установленные Особым совещанием, поэтому недобор налогов был в значительной мере компенсирован самоснабжением войск за счет захвата трофеев, грабежа жителей и т.д. В ходе массового самоснабжения войск происходил своеобразный добор налогов в натуральной форме[45].

Причины поражения

«Белый» плакат 1919 года

Армия не смогла выдвинуть политической идеи, понятной большинству населения. Провозглашалась борьба с большевиками, по окончании которой Учредительное собрание выберет подходящую для России форму правления. Этого оказалось мало. Офицеры до революции были вне политики, поэтому после 1917 года они были просто не в состоянии правильно оценивать политическую борьбу и организовать идеологическое сопровождение добровольческих частей, пропагандистскую борьбу с Советской властью[52].

На территории подконтрольной Добровольческой армии не возникло самостоятельного гражданского управления. Гражданская власть с августа 1918 года называлась Особым совещанием при главнокомандующем, совещательным органом, а потом и распорядительным, и возглавлялась опять генералами[53]. Доверять власть гражданским они хотели[54]. А у самих добровольцев, по мнению Шульгина, не нашлось в нужном количестве преданных и способных руководителей для организации власти[55]. На освобождаемых территориях вместо наведения порядка зачастую наблюдался кризис управления, а некоторые даже называли его военной анархией[56][57]. Назначения военных губернаторов, которые руководили гражданской властью - полковника Глазенапа в Ставропольской губернии и генерала Кутепова в Черноморской - оказались неудачными. Отсутствие юридических знаний и административного опыта заставляли их действовать не по закону, а по собственному разумению. Безграмотные распоряжения и произвол вызывали у населения недовольство[58]. В итоге население перестало поддерживать Добровольческую армию. В период отступления попытки реорганизовать Правительство были бесплодны[59]. Это создавало срывы поставок как населению, так и армии. Гражданское управление оказалось полностью подмято военными. На территории, контролируемой Добровольческой армией, в итоге гражданская власть оказалась неэффективной и это вызывало недовольство у населения[53].

Историк Ганин приводит слова генерала Драгомирова, что причинами поражения добровольцев стали слабый офицерский состав и отсутствие регулярных войск[60].

Мало оказалось красиво погибать в атаках. Отсутствие идеи общенационального масштаба оттолкнула от нее народ[61]. Это понимали и сами добровольцы, но проигрывая информационную войну они не смогли положения, хотя и понимали причину. Полковник Энгельгард, начальник отдела пропаганды Особого совещания при ВСЮР отмечал в рапорте Деникину, что лозунг «Единая и Неделимая Россия», вдохновивший молодежь в 1918 году, оказался пустым для большинства населения.[62]

Памятник Примирения и Согласия

Современные историки среди причин поражения Добровольческой армии называют отказ от наделения крестьян землей, наличие противоречий с Доном и Кубанью, отсутствие единого плана действий всех Белых правительств, пустую надежду на помощь союзников[61]. Отмечается малочисленность Добровольческой армии для решения задач, которые она перед собой ставила, а также серьёзные ошибки, допущенные в ходе военного строительства: отсутствие единой системы воинской повинности на подконтрольных территориях; распыление сил по многочисленным воинским формированиям и др.

В этой связи представляются сомнительными утверждения, что основными причинами поражения Добровольческой армии явились оперативно-стратегические просчёты командования[10].

11 мая 1920 года приказом № 3049 Врангель переименовал Добровольческий корпус генерала А.П. Кутепова в 1-й армейский. Как вспоминали добровольцы, они с грустью приняли новость, что «Добровольческий корпус» отныне «1-й армейский корпус»[63]. Закончилась славная эпоха русского добровольчества, героической борьбы, выдающихся побед и тяжелых поражений.

"Если бы в этот трагический момент нашей истории не нашлось среди русского народа людей, готовых восстать против безумия и преступления большевицкой власти и принести свою кровь и жизнь за разрушаемую родину, - это был бы не народ, а навоз для удобрения беспредельных полей старого континента, обреченных на колонизацию пришельцев с Запада и Востока. К счастью, мы принадлежим к великому русскому народу"[64].

Примечания

  1. Деникин А. И., Т. II. — Гл. XIV..
  2. Прайсман Л. Г. Чехословацкий корпус в 1918 г. (Часть первая). История и антропология. Дата обращения 23 мая 2020.
  3. Вторушин Михаил Иванович. Чехословацкий корпус в Гражданской войне на востоке России // Вестник Костромского государственного университета. — 2017. — Т. 23, вып. 1. — ISSN 1998-0817.
  4. 1 2 3 4 Карпенко С. В., 2009, с. 54.
  5. 1 2 3 4 5 Никитин Анатолий Александрович. Укрепление воинской дисциплины в вооруженных формированиях Белого движения на юге России (ноябрь 1917 1920 гг. ) // Армия и общество. — 2007. — Вып. 1. — ISSN 2304-9677.
  6. Карпенко С. В., 2009, с. 53.
  7. Карпенко С. В., 2009, с. 35.
  8. Кулаков Владимир Владимирович, Каширина Елена Ивановна. Внешняя и внутренняя политика белого режима на юге России (1918-1920 гг. ) // Культурная жизнь Юга России. — 2009. — Вып. 2. — ISSN 2070-075X.
  9. Н. П. ИнфоРост. Записка Н. В. Крыленко «Общие соображения по сформированию армии на началах добровольчества». 30 декабря 1917 г.. docs.historyrussia.org. Дата обращения 1 июня 2020.
  10. 1 2 Юрий Леонидович Кушер. Вооруженные формирования Белого движения на Юге России: история строительства: 1917-1920 гг (рус.). — Москва, 2005.
  11. Марков и марковцы. М.: НП «Посев», 2001
  12. 1 2 3 4 Агеев Сергей Александрович. СТРОИТЕЛЬСТВО АППАРАТА ВОЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ ДОБРОВОЛЬЧЕСКОЙ АРМИИ И ВООРУЖЕННЫХ СИЛ НА ЮГЕ РОССИИ (ноябрь 1917 – январь 1919 гг.) // Новый исторический вестник. — 2014. — Вып. 42. — ISSN 2072-9286.
  13. Шулдяков Владимир Александрович. Делегация в Сибирь от Добровольческой армии и ее роль в реорганизации нелегальных военных структур Омска // Вестник Томского государственного университета. — 2009. — Вып. 324. — ISSN 1561-7793.
  14. Календарь «Святая Русь» 22.02.1918 − Начало героического «Ледяного похода» Добровольческой армии ген. Корнилова // Сайт издательства «Русская идея» (www.rusidea.org) (Проверено 2 февраля 2013)
  15. Дроздовский М. Г. Дневник. — Берлин: Отто Кирхнер и Ко, 1923. — 190 с.
  16. Дроздовский и дроздовцы. — М.: НП «Посев», 2006. — 692 с. — ISBN 5-85824-165-4, с.79, 383
  17. 1 2 Шувалов Александр Анатольевич. Комплектование белогвардейских армий на юге России офицерским составом в период Гражданской войны // Вестник Московского университета МВД России. — 2014. — Вып. 10. — ISSN 2073-0454.
  18. Гиацинтов Эраст Записки белого офицера / Вступит. статья, подготовка текста и коммент. В. Г. Бортневского. — стр. 66-67
  19. Какурин Н. Е. Гражданская война. 1918–1921 / Н. Е. Какурин, И. И. Вацетис; Под ред. А. С. Бубнова и др. — СПб.: ООО «Издательство «Полигон», 2002. — 672 с., С. 124. ISBN 5-89173-150-9.
  20. Новосельский Сергей Сергеевич. Русское зарубежье о причинах неудачи Белого движения: союзнический фактор // Вестник РГГУ. Серия: Политология. История. Международные отношения. — 2016. — Вып. 2 (4). — ISSN 2073-6339.
  21. Деникин А. И., Т. V. — Гл. II..
  22. Будницкий, Олег Лидеры белого движения: вместе или порознь?. Эхо Москвы (22 ноября 2018).
  23. Гришанин Петр Иванович. Внешнеполитическая стратегия командования Добровольческой армии (1918 г. ) // Новый исторический вестник. — 2004. — Вып. 11. — ISSN 2072-9286.
  24. 1 2 ДОБРОВОЛЬЧЕСКАЯ АРМИЯ • Большая российская энциклопедия - электронная версия. bigenc.ru. Дата обращения 19 мая 2020.
  25. Байло Андрій. Тимчасовий союз УГА з Добрармією та його наслідки (украинский) // Україна: культурна спадщина, національна свідомість, державність : Збірник наукових праць. — Львів: Інститут українознавства ім. І. Крип’якевича НАН України, 2009. — Вып. 18. — С. 353—362.
  26. Томюк І. М. Причини та наслідки вимушеного об'єднання Української галицької армії з Добровольчою армією уряду А. І. Денікіна (листопад – грудень 1919 р.) // Вісник Національного університету «Львівська політехніка» : Тематичний випуск «Держава та армія». — 2008. — Вып. 612. — С. 86—91. — ISSN 0321-0499.
  27. Солдатенко В. Ф. Трагічна сторінка історії об'єднаного українського фронту: договір УГА з білогвардійцями // Соборність як чинник українського державотворення (до 90-річчя Акту злуки) / За ред. Р. Я. Пирога. — Київ, 2009. — С. 53—63. — 229 с.
  28. 1 2 Коллектив авторов. статья «Добровольческая армия» // «Гражданская война и военная интервенция в СССР: Энциклопедия» / под редакцией Хромова С. С.. — М.: Советская энциклопедия, 1987. — С. 193. — 720 с.
  29. Абинякин Р. М. Офицерский корпус Добровольческой армии: социальный состав, мировоззрение 1917—1920 гг. Монография. — Орёл: Издатель А. Воробьёв, 2005. — 204 с.ISBN 5-900901-57-2.
  30. Зинкевич М. М., 1930.
  31. Добровольческая армия // Белое движение в России: организационная структура. Алфавитный указатель // Сайт историка Сергея Владимировича Волкова (swolkov.ru) (Проверено 2 февраля 2013)
  32. Марковцы-артиллеристы. 50 лет верности России. Париж, 1967. С. 204.
  33. Капнин К.Л. Отрывок из воспоминаний о боях Добровольческой армии под Орлом осенью 1919 г. Публ. А.В. Тихомирова // Страницы истории Гражданской войны на Орловщине. Орел, 2010. С. 97.
  34. Волков-Муромцев Н.В. В белой армии // Офицеры российской гвардии в Белой борьбе / Сост., науч. ред., предисл. и коммент. С.В.Волкова. М., 2002. С. 207.
  35. Агуреев К В. Разгром белогвардейских войск Деникина. М. 1961г. С. 209
  36. Кушер Ю. Л. Вооруженные формирования Белого движения на Юге России: история строительства: 1917-1920 гг. М., 2005. С. 291.
  37. Справка о численности людей в армии на 18(31) июля 1919 г. // РГВА. Ф. 39540. On. 1. Д. 34. Л. 29.
  38. Ведомости о боевом составе ВСЮР (февраль ноябрь 1919 г.) // РГВА. Ф. 39540. On. 1. Д. 34, 35.
  39. Какурин Н.Е. Как сражалась революция. Т. 2. С. 276
  40. Дерябин. Гражданская война в России 1917-1922 г.г. Белые армии.
  41. Кручинин А. Георгиевские награды в Вооружённых Силах Юга России (1919-1920) // Военная быль. - 1993, № 4(133) С. 17.
  42. Пыхалов Игорь Васильевич. Георгиевские кресты для «Белых Орлов» // Общество. Среда. Развитие (Terra Humana). — 2009. — Вып. 4. — ISSN 1997-5996.
  43. Рудиченко А.И. Награды императорской России в период Гражданской войны. - М.: Любимая книга. 2007. С 67.
  44. Приазовский край. (Ростов-на-Дону). 1918. 20 мая (2 июня). № 51. С. 4.
  45. 1 2 3 Карпенко Сергей Владимирович. Налоговая политика белых правительств на юге России в 1919-1920 гг // Экономический журнал. — 2011. — Вып. 24. — ISSN 2072-8220.
  46. Черниченко Марина Юрьевна. Кризис денежного обращения в тылу войск генерала А. И. Деникина в освещении печати Белого юга России (1919 г. ) // Новый исторический вестник. — 2014. — Вып. 39. — ISSN 2072-9286.
  47. Михайлов Игорь Васильевич. Из истории изучения Белого движения в современной российской историографии // Вестник РГГУ. Серия: Литературоведение. Языкознание. Культурология. — 2013. — Вып. 10 (111). — ISSN 2073-6355.
  48. 1 2 Ходяков Михаил Викторович. Деньги гражданской войны и их роль в обеспечении легитимности белогвардейских правительств // Вестник Санкт-Петербургского университета. История. — 2007. — Вып. 2. — ISSN 1812-9323.
  49. Шувалов А.а. Материальное обеспечение офицеров белогвардейских армий на юге и востоке России в период Гражданской войны // Вестник Брянского государственного университета. — 2011. — Вып. 2. — ISSN 2072-2087.
  50. Н. П. ИнфоРост. Из письма Деникина Командующему «добровольческой» армией ген. Май-Маевскому о деморализации воинских частей армии. 10 сентября 1919 г.. docs.historyrussia.org. Дата обращения 1 июня 2020.
  51. Карпенко С. В. Белые генералы и красная смута. М. 2009 г. С. 307.
  52. Сирик Сергей Николаевич. Государственные идеи Белого движения на Юге России // Концепт. — 2014. — Вып. S31.
  53. 1 2 Карпенкоо Сергей Владимирович. Военный и гражданский аппараты управления деникинской диктатуры // Власть. — 2011. — Вып. 3. — ISSN 2071-5358.
  54. Кулаков Владимир Владимирович. Государственное устройство белой России // Вестник Адыгейского государственного университета. — 2005. — Вып. 3. — ISSN 2074-1065.
  55. Шульгин В. В. Три столицы. М., 1991. С. 225
  56. Оболенский В. А. Крым при Деникине // Белое дело: Белый Крым: В 16 кн. Кн. 11. М. РГГУ, 2003 г., с 13.
  57. Карпенко Сергей Владимирович. Диктаторская власть белых генералов и коррупция (Юг России, 1918–1920 гг. ) // Власть. — 2013. — Вып. 7. — ISSN 2071-5358.
  58. Карпенко Сергей Владимирович. Антибольшевистские военные диктатуры и чиновничество (юг России, 1918-1920 гг. ) // Вестник РГГУ. Серия: Литературоведение. Языкознание. Культурология. — 2012. — Вып. 4 (84). — ISSN 2073-6355.
  59. Деникин А.И. Очерки русской смуты. Т. 3. Берлин, 1924. С. 263-264.
  60. Ганин Андрей Владиславович. "У НАС В СУЩНОСТИ ЕЩЕ РЕГУЛЯРНОЙ АРМИИ НЕТ…" ПИСЬМО КОМАНДУЮЩЕГО ВОЙСКАМИ КИЕВСКОЙ ОБЛАСТИ ГЕНЕРАЛА А.М. ДРАГОМИРОВА ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕМУ ВООРУЖЕННЫМИ СИЛАМИ НА ЮГЕ РОССИИ ГЕНЕРАЛУ А.И. ДЕНИКИНУ ОТ 12 (25) ДЕКАБРЯ 1919 Г // Славянский мир в третьем тысячелетии. — 2019. — Вып. 1-2. — ISSN 2412-6446.
  61. 1 2 Кулаков Владимир Владимирович, Каширина Елена Ивановна. Причины поражения белого движения на Юге России // Вестник Адыгейского государственного университета. — 2006. — Вып. 2. — ISSN 2074-1065.
  62. Отдел рукописей Российской Национальной библиотеки. (ОР РНБ). — Ф. 1052 (Энгельгардт Борис Александрович). Ед. хр. 38. Добровольческая армия. — Л. 75
  63. Гагкуев Руслан Григорьевич. Белый Крым: попытка военной реформы в 1920 г // Известия Лаборатории древних технологий. — 2014. — Вып. 1 (10). — ISSN 2415-8739.
  64. А. И. Деникин. Очерки русской смуты. Борьба генерала Корнилова. Август 1917 г. – апрель 1918 г. Минск. Харвест. 2002.

Литература

См. также