Давид с головой Голиафа

David with the Head of Goliath-Caravaggio (1610).jpg
Караваджо
Давид с головой Голиафа. ок. 1610
итал. Davide con testa di Golia
Холст, масло. 125 × 101 см
Галерея Боргезе, Рим
(инв. 455)
Commons-logo.svg Изображения на Викискладе

«Давид с головой Голиафа» — картина Караваджо 1609—1610 годов, изображающая финальную сцену битвы Давида с Голиафом из ветхозаветной Книги Самуила. Ныне хранится в галерее Боргезе[1].

Тема картины разрабатывалась художником в более ранних работах — одна, написанная около 1607 года, находится в Музее истории искусств в Вене, другая, датируемая примерно 1600 годом — в Прадо[2].

Вероятно, непосредственным источником вдохновения для Караваджо послужила работа Джорджоне на ту же тему, написанная около 1510 года, хотя Караваджо значительно усилил драматизм сцены, поместив истекающую кровью отрубленную голову в руку Давида, а не оставив её лежащей с краю, как в первоисточнике[1]. На мече в руке Давида видна аббревиатура H-AS OS, истолкованная как сокращение от латинской фразы humilitas occidit superbiam (смирение убивает гордыню)[1].

Давид на картине в смятении, лицо его выражает смесь печали и сострадания[1]. Решение изобразить его задумчивым, а не ликующим, создаёт необычную психологическую связь между ним и Голиафом. Эта связь ещё больше усложняется тем, что голова Голиафа является автопортретом Караваджо, а моделью для Давида, возможно, послужил il suo Caravaggino (его Караваджино), под которым, скорее всего, подразумевается Чекко дель Караваджо, служивший подмастерьем в римской мастерской художника, о котором упоминается, что Караваджо «ложился с ним». Отдельные портреты Чекко не известны, что делает невозможной его достоверную идентификацию. Согласно искусствоведу Катерине Пулизи: «Сексуальная близость между Давидом (моделью) и Голиафом (художником) кажется неизбежным выводом на основании положения меча, направленного между ног Давида параллельно линии его взгляда на жертву»[3]. По другой версии, основанной на портрете Караваджо работы Оттавио Леоне, картина может являться двойным автопортретом, на котором юный Караваджо держит голову взрослого. Буйное поведение Караваджо в юности, по сути, разрушило всю его будущую жизнь, и картина может являться своеобразным герметическим размышлением художника о своей судьбе, аллегорией на схожую библейскую тему.

Биографический интерес к и без того сложной картине усиливается другими смысловыми слоями, — например, ортодоксальной христианской иконографией о победе Христа над Сатаной как Добра над Злом, или мотивом неразделённой любви, «убивающей» несчастного влюблённого — распространённый в те времена сюжет[4]. Характерным его примером является картина «Юдифь и Олоферн» Кристофано Аллори с автопортретом в образе Олоферна[5], хранящаяся в настоящее время во дворце Питти, хотя Давид на картине Караваджо изображён небезразличным и глубоко тронутым смертью Голиафа[3].

В 1650 году картина находилась в коллекции кардинала Шипионе Боргезе — папского чиновника, имевшего полномочия помиловать Караваджо за убийство Рануччо Томассони, и, таким образом, её можно истолковать как ходатайство о помиловании. По словам Пулизи: «Давид с головой Голиафа демонстрирует способность Караваджо перевести личный опыт в древние священные образы для пронзительного описания горького человеческого удела»[3].


Примечания

  1. 1 2 3 4 Catherine Puglisi, Caravaggio (Phaidon, 1998), p.360, plate 180
  2. David with the head of Goliath. Museo del Prado.
  3. 1 2 3 Catherine Puglisi, Caravaggio (Phaidon, 1998), p.361, plate 180
  4. Catherine Puglisi, Caravaggio (Phaidon, 1998), pp.360–361, plate 180
  5. Catherine Puglisi, Caravaggio (Phaidon, 1998), p.361, plate 181