Государственный академический театр им. Е. Вахтангова

Государственный академический театр
имени Е. Б. Вахтангова
Moscow, Arbat 26.jpg
Здание театра в 2008 году
Прежние названия 3-я студия МХАТ
Тип театра Драматический
Основан 1921
Основатель Евгений Вахтангов
Награды Орден Ленина Орден Трудового Красного Знамени
Здание театра
Местоположение Flag of Russia.svg Россия, Flag of Moscow.svg Москва
Адрес ул. Арбат, д. 26
Метро Арбатско-Покровская линия Смоленская
55°44′59″ с. ш. 37°35′29″ в. д.HGЯO
Архитектурный стиль Сталинский ампир
Архитектор Павел Абросимов
Строитель Совнарком СССР
Строительство 1947
Открыто 1947
Отремонтировано 2011
Вместимость 1055 мест
Wiki Loves Monuments logo - Russia - cyrillic.svg Объект культурного наследия, объект № 7737095000
объект № 7737095000
Руководство
Директор Кирилл Крок
Художественный руководитель Римас Туминас
Сайт Официальный сайт
Commons-logo.svg Государственный академический театр
имени Е. Б. Вахтангова на Викискладе

Госуда́рственный академи́ческий теа́тр и́мени Е. Б. Вахта́нговадраматический театр в Москве. Был образован в 1913 году как Студенческая драматическая студия, руководил которой Евгений Вахтангов. Официальной датой открытия 3-й студии Московского Художественного театра (МХАТ) считается 13 ноября 1921 года, в этот день был показан спектакль «Чудо святого Антония». В 1926-м студия была переименована в Театр имени Евгения Вахтангова — по имени его основателя и первого руководителя. В 1956 году театру присвоили статус академического. С 2007-го руководителем театра является Римас Туминас[1][2].


История

3-я студия МХАТ, Москва, 1921 год
Здание 3-й студии МХАТ на Арбате в Москве, 1926 год
Марка СССР — основатель театра Евгений Вахтангов и персонажи из спектакля «Принцесса Турандот», 1971 год

Руководство Евгения Вахтангова

1-я и 2-я студии МХАТ

Основатель театра Евгений Вахтангов родился в 1883 году во Владикавказе. Со времён учёбы в гимназии он участвовал в любительских и домашних спектаклях. Его отец Багратион был фабрикантом и подобного увлечения не одобрял, считая театр несерьёзным делом. По его мнению, сын должен был поступить в рижский техникум и позже стать руководителем фабрики. Евгений Вахтангов изначально поступил в Московский университет на физико-математическое отделение, но продолжил игру в любительских театрах. Позже он перешёл на юридический факультет. Одновременно дебютировал как режиссёр, а из-за серьёзного увлечения театром на много лет поссорился с отцом. В 1909 году Евгений Вахтангов поступил в театральную школу и стал учеником Константина Станиславского и Владимира Немировича-Данченко[3][4].

Уже в 1913 году группа студентов организовала Студенческую драматическую студию, руководителем которой стал Вахтангов, бывший режиссёром Московского Художественного театра. Занятия проводились по модной в то время системе Станиславского. Вахтангов использовал идею нравственного совершенствования, которую перенял от учителя Леопольда Сулержицкого[2]. Первое время у театра не было своего помещения и для репетиций группа собиралась в съёмных квартирах. Первый спектакль был поставлен по пьесе Бориса Зайцева «Усадьба Ланиных» и показан 26 марта 1914 года в Охотничьем клубе, декорации к ней изготовили из выкрашенной мешковины. Актёры играли больше для себя, чем для публики, и после спектакля отправились отмечать премьеру в ресторане, а утром веселились над разгромными статьями в газетах. Однако дирекция Художественного театра запретила Евгению Вахтангову работу на стороне. Студия ушла в подполье и всерьёз взялась за обучение актёрскому мастерству, став примером театральной школы, которая появилась раньше самого театра[1].

Осенью 1914 года студия сняла квартиру в Мансуровском переулке на Остоженке, обустроила в ней общежитие, сцену и зрительный зал на 35 человек. Евгений Вахтангов настаивал, чтобы для актёров студия стала главным местом в их жизни. Он ввёл понятия «студийного» и «нестудийного» человека и аналогичного поступка. В 1917 году студия заявила о себе публично под названием Московская драматическая студия Вахтангова. Через год впервые был показан спектакль по пьесе Мориса Метерлинка «Чудо святого Антония». Сам Вахтангов считал студию своим домом, в 1919-м студию покинуло 12 актёров, которые обиделись на руководителя за то, что ему не были интересны спектакли, поставленные без его участия. Позднее некоторые актёры вернулись в студию, некоторые писали Вахтангову письма с извинениями[1][5].

Вторая труппа была собрана с большим трудом из других студий. Был объявлен приём на первый курс школы, так в театр пришли Борис Щукин и Цецилия Воллерште́йн, которая взяла сценический псевдоним по имени переулка — Цецилия Мансурова, первая исполнительница роли принцессы Турандот[6]. В эту группу вошли Рубен Симонов, Мария Синельникова, Елизавета Алексеева. При этом Евгений Вахтангов ещё долгое время не признавал новую студию своей и называл её по местоположению — Мансуровской. Новый состав восстановил спектакль 1918 года и поставил чеховскую «Чайку». Зрители отмечали, что первые спектакли были очаровательными и добродушными, но через какое-то время Вахтангов их полностью переделал. Театр стремительно развивался: критики говорили, что натуралистические и психологически обнажённые «Праздник мира» и «Потоп» сменились на самоотречение и аскетизм в спектакле «Росмерсхольм», на саркастический гротеск в спектаклях «Чуд» и «Свадьба», экспрессионизм в «Эрике XIV», мистику в «Гадибуке» и лёгкость в «Принцессе Турандот», будто смертельно больной Евгений Вахтангов стремился создать новый театр в каждом спектакле[1][4].

3-я студия МХАТ

Летом 1920 года студия заняла бывший особняк Берга на Арбате, 26. В помещениях начался капитальный ремонт. 13 сентября того же года студию Вахтангова приняли в Художественный театр, она стала называться 3-я студия МХАТ. 29 января 1921 года прошла премьера обновлённого спектакля «Чудо святого Антония», в которой вместо бытовой комедии появился трагический фарс. Постановку срежессировал Евгений Вахтангов, а художником выступил Юрий Завадский. В спектакле, помимо Завадского, играли Осип Басов, Освальд Глазунов, Борис Захава, Борис Щукин, Рубен Симонов, Мария Некрасова, Александра Ремизова, Вера Львова, Ксения Котлубай и другие. Спектакль прошёл успешно, 11 декабря 1921 года в журнале «Театральное обозрение» был опубликован положительный отзыв Любови Гуревич. Критики относили новые спектакли к неореализму и натурализму, сам Евгений Вахтангов считал, что работает в жанре фантастического реализма. В отремонтированное здание театр переехал осенью 1921 года, его открытие состоялось 13 ноября также показом «Чуда святого Антония» — этот день считается официальной датой рождения театра Вахтангова[1][7][5][4][2].

В начале НЭПа в моду вошли пьесы лёгких жанров, и в театре решили поставить спектакль по сказке Карло Гоцци «Принцесса Турандот». Артисты много шутили во время обсуждения, эти шутки было решено внести в спектакль. Для создания пьесы пригласили Николая Эрдмана. Болеющий Евгений Вахтангов работал до последнего — устанавливал свет, репетировал с актёрами. Последняя репетиция спектакля прошла 23 февраля 1922 года в 4 утра, после которой ослабевший режиссёр слёг. Актёры сдавали работу Художественному театру 27 февраля без него. Спектакль «Принцесса Турандот» имел оглушительный успех, был популярен у самых разных слоёв населения и на долгое время стал визитной карточкой театра. Евгений Вахтангов скончался 29 мая, а 31 мая гроб с его телом друзья и ученики пронесли от студии до Новодевичьего кладбища[1][5][4][2]. Из книги «Театр имени Евгения Вахтангова»:

В антракте Станиславский взял извозчика и поехал поздравить Вахтангова (тот, отправив своих на спектакль, лежал один в пустой тёмной квартире). Второй акт задержали в ожидании возвращения Станиславского. После спектакля он снова позвонил Вахтангову, чтобы передать своё восхищение. Это был не просто успех: фурор, ликование, бесконечные овации. Михаил Чехов, вскочив на кресло, провозгласил: «Браво Вахтангову!» — вызвав в зале бурю восторга.

Успех «Принцессы Турандот» был универсальным: у интеллигентной арбатской публики и студенческой молодёжи, у рабочих и нарядно одетых нэпманов — всех закружил и сделал ненадолго счастливыми нехитрый сказочный мотив. Позже вышли духи «Принц Калаф», на вечеринках повсюду танцевали под вальс «Турандот» — спектакль знали все.

Умирая, он создал спектакль такой невероятной жизненной силы, такой счастливой победительности, что казалось, смерти — не бывает. Вахтангов преодолел её в искусстве[8].

Художественный совет театра

3 сентября 1922 года был избран художественный совет театра, в который вошли Юрий Завадский, Борис Захава, Натан Тураев, Ксения Котлубай, Анна Орочко, Иосиф Толчанов, Елизавета Ляуданская, Елена Елагина, Освальд Глазунов, Осип Басов, Владимир Немирович-Данченко. Совет хотел продолжить вахтанговскую линию развития театра, однако участники имели разногласия в представлении этой линии, споры затянулись. Первым спектаклем после смерти Вахтангова стал режиссёрский дебют Бориса Захавы. 8 марта 1923 года неудачно прошла премьера спектакля «Правда — хорошо, а счастье лучше!», что ещё сильнее накалило обстановку в театре. Для исправления ситуации Немирович-Данченко назначил директором 3-й студии Юрия Завадского, под его руководством прошла вторая премьера — спектакль «Женитьба», который публика также не приняла, посчитав эксцентрическим и фантастическим гротеском. После этого Юрий Завадский перешёл в Художественный театр и приступил к созданию собственной студии, а новым директором краткосрочно стал актёр Освальд Глазунов[1][5][9][2].

Руководство Алексея Попова

Марка СССР с Борисом Щукиным и сценой из спектакля «Человек с ружьём», 1971 год
Марка СССР с Рубеном Симоновым и сценой из спектакля «Сирано де Бержерак», 1971 год
Фронтовая бригада театра показывает спектакль для лежачих раненых. 1-й Украинский фронт, Польша, Рытвяны, 1944 год
Двухрублёвая монета Банка России с режиссёром Юрием Любимовым к 100-летию со дня его рождения, 2014 год
Фонтан Турандот (скульптура Бурганова), 2014 год

В 1924 году на должность режиссёра театра был приглашён Алексей Попов — товарищ Евгения Вахтангова по 1-й студии. В это же время Наркомпрос решил объединить студии МХАТ в одну лабораторию. Независимость 3-й студии удалось отстоять с большим трудом, но она лишилась нескольких актёров. Первым спектаклем нового режиссёра стали «Комедии Мериме», состоявшие из четырёх пародийных пьес цикла «Театр Клары Газуль»: «Рай и ад», «Африканская любовь», «Карета святых даров» и «Женщина-дьявол». Публика приняла их как весёлые и оптимистичные. В декабре 1924 года состоялась премьера спектакля по водевилю «Лев Гурыч Синичкин», с репетициями которого актёрам часто помогал Всеволод Мейерхольд. Этот спектакль также принёс успех[1].

XII съезд РКП(б) потребовал от театров революционного репертуара, и Алексей Попов решил поставить спектакль по повести «Виринея», которая повествует о жизни застенчивой крестьянки оренбургской деревни, полюбившей вдового солдата-большевика. Самая знаменитая сцена спектакля — выборы в деревне — вошла в учебники по режиссуре. После спектакля Алексея Попова стали считать лучшим постановщиком массовых сцен. Присутствовавший на одном из показов Иосиф Сталин оставил запись в книге отзывов[1]:

«По-моему, пьеса — выхваченный из жизни кусок жизни. Артисты, видимо, способные люди, может быть, не так много у них искусства, как у артистов МХАТ, но жизненности, кипучей жизненности, — по-моему, больше. В общем, хорошо, даже великолепно. И. Сталин. 16. IV. 26 г[1].»

Постановка вошла в репертуар на много лет, успех спектакля принёс театру государственные дотации, благодаря которым летом 1926 года театр был впервые достроен: в два раза увеличили количество мест, расширили сцену, построили подсобные помещения. Сама постановка оставалась в репертуаре много лет. Позже «Виринею» включили в список первых достижений в жанре социалистического реализма. 13 ноября 1926 года студию переименовали в Государственный академический театр имени Вахтангова[1].

В 1926 году прошла премьера спектакля «Зойкина квартира» по пьесе Михаила Булгакова. Постановку хвалили, но режиссёра обвинили в «драматургической мелкотравчастости и пустоте». Несмотря на успех спектакля, через два года коллегия Народного комиссариата просвещения РСФСР запретила «Зойкину квартиру», «Бег» и «Дни Турбиных» по причине «искажения социальной действительности и подозрительным сочувствием к социально отверженным», а также другие пьесы Михаила Булгакова. В мае 1927-го партийная резолюция потребовала репертуара «актуального и соответствующего мировоззрению пролетариата». В результате театр поставил спектакли «Барсуки» — о расслоении деревни во времена гражданской войны, и «Разлом» — о событиях на крейсере «Аврора»[1].

В 1928 году театр Вахтангова был приглашён на Международный театральный фестиваль в Париж. Для показа выбрали спектакли «Турандот» и «Виринея». В марте 1930-го вышел спектакль «Авангард», ставший полной неудачей и последней постановкой Алексея Попова в этом театре. Попов ушёл 12 мая того же года «ввиду расхождения по вопросам художественно-идеологического руководства»[1].

Режиссёрская коллегия

Постановку «Темп» — первого спектакля с главенствующей темой труда — осуществила режиссёрская коллегия из Осипа Басова, Константина Миронова, Анны Орочко, Бориса Щукина и художник С. Исакова. Лидером группы постепенно стал художник-постановщик театра Николай Акимов, в 1932 году он поставил спектакль «Гамлет», который критики обвинили в формализме. Акимов ушёл из театра и впоследствии возвращался на короткое время[1].

«План постановки «Гамлета» возник у художника и режиссёра Николая Павловича Акимова — создателя декораций и одного из режиссёров «Коварства и любви». План этот был в высшей степени эксцентричным, но Акимов так увлекательно развернул его перед художественным совещанием, что возражать ему было нелегко. <…> Музыка, которую он [Шостакович] написал к «Гамлету», была превосходна. При всей её новизне и оригинальности она гораздо ближе подходила к «Гамлету» Шекспира, чем что-либо другое в «Гамлете» Акимова. Но, конечно, были в этой музыке моменты и вполне эксцентрические, вполне в стиле режиссёрского замысла. Так, пьяная Офелия на балу (её играла самая красивая наша актриса Валентина Вагрина) пела весёлую песенку с весьма фривольным текстом, в стиле немецких шансонеток начала нашего столетия, под острый и пряный аккомпанемент джаза. Интересно, что в известной сцене с флейтой, Дмитрий Шостакович зло высмеял и советскую власть, и группу пролетарских композиторов, которые как раз в то время были на вершине своего могущества и причиняли немалое зло русской музыке и русским музыкантам. В этой сцене Гамлет прикладывал флейту к нижней части своей спины, а пикколо в оркестре с аккомпанементом контрабаса и барабана фальшиво и пронзительно играло известную советскую песню «Нас побить, побить хотели!» — патриотическая песня, посвящённая победе Особой Краснознамённой Дальневосточной армии над китайскими милитаристами летом и осенью 1929 года.
Музыкант театрального оркестра Юрий Елагин[10]
»

13 ноября 1931 года театр отметил десятилетний юбилей, несмотря на отсутствие крупных успехов, он оставался любим публикой[1]. В том же году по инициативе труппы был создан музей театра[2]. В 1933-м состоялась премьера спектакля по пьесе «Егор Булычов и другие», которую признали одной из лучших постановок труппы — она определила стилевое и жанровое направление развития театра. В 1934 году началось внедрение «социалистического реализма» в виде спектаклей о перевоспитании заключённых и жизни людей, которые меняли мир. Постановки того времени затрагивали тему ЛенинианыЛенина часто играл Борис Щукин. При этом театр не забывал о других темах: в конце 1930-х был поставлен лёгкий и весёлый спектакль «Соломенная шляпка», полюбившийся публике. В эти же годы в стране началась борьба с врагами народа, от которой пострадало несколько сотрудников театра. Так, был арестован музыкант театра, супруг Цецилии Мансуровой, граф Николай Шереметев. Сотрудникам театра удавалось его освободить, но не отстоять — его арестовали снова, а после забрали актрису Валентина Вагрину и актёра Освальд Глазунова[1].

Руководство Рубена Симонова

Руководитель театра Римас Туминас с «Золотой маской», 2014 год
Здание Государственного академического театра Вахтангова, 2015 год
Здание Театрального института имени Бориса Щукина в Большом Николопесковском переулке, режиссёрский факультет, 2014 год
Здание Театральный института имени имени Бориса Щукина, учебный театральный факультет, 2014 год

Период коллективного руководства театром закончился в 1939 году, когда художественным руководителем назначили Рубена Симонова. Личность руководителя, как и ранее, стала многое определять в дальнейшем пути театра. Коллеги отмечали одарённость Симонова, его музыкальность, редкостное чувство ритма, деликатные манеры, но при этом сложный, «с восточными обертонами», характер. Первым его спектаклем стал «Ревизор», в дальнейшем были поставлены драма «Фельдмаршал Кутузов» с приглашённым режиссёром Николаем Охлопковым. Премьера последнего спектакля «Маскарад» в постановке Андрея Тутышкина прошла 21 июня 1941 года — накануне начала Великой Отечественной войны. Во время одной из первых бомбардировок Москвы, в ночь с 23 на 24 июля в 2 часа 10 минут, в здание театра попала бомба, от которой погибло несколько человек, в том числе актёр Василий Куза. Здание театра сильно пострадало, были уничтожены декорации[1][2][8].

Во время войны театр сформировал и отправил на фронт бригаду артистов, в которую входили Анна Орочко, Александра Ремизова, Александр Габович, Алексей Котрелев, Исай Спектор, Анна Данилович, Валентина Данчева, Александр Лебедев, Иван Соловьёв, Александр Граве, Николай Яновский, Николай Мозяйкин, Татьяна Блажина, Вероника Васильева, Александр Голубев и другие. Бригада прошла с действующей армией до Берлина и вернулась в Москву в июне 1945 года[1].

«Как известно, на Урал были вывезены многие промышленные предприятия. Поэтому на Политбюро был поставлен вопрос о том, что нужно поднимать культуру Сибири и Зауралья. Сталин предложил, поскольку здание разрушено, перевезти театр Вахтангова в Новосибирск. Возразить Иосифу Виссарионовичу Анастас Иванович напрямую не мог. Он сказал: «Да, это очень хорошая идея. Давайте и Третьяковскую галерею туда же». Сталин улыбнулся, погрозил пальцем, и театр Вахтангова вернулся в Москву. Анастас Иванович очень много делал для театра и очень часто туда приезжал.
Из интервью Рубена Симонова для «Российско-армянского делового журнала»[11]
»

Через три месяца с начала войны, 14 октября 1941 года, театр эвакуировали в Омск, он расположился в здании Омского театра драмы. С ноября 1941-го по август 1943 года спектакли Омского театра драмы шли три раза в неделю, а ещё четыре — московского Театра имени Вахтангова. В этот период к труппе ненадолго присоединился актёр и режиссёр Алексей Дикий. 22 февраля 1942 года был показан спектакль «Олеко Дундич» о беззаветном защитнике родины, за ним последовали «Русские люди» и «Сирано де Бержерак». Во время эвакуации несколько актёров умерли от тифа и сибирской язвы. Артистам приходилось продавать свои вещи, чтобы выжить, но при этом они не прекращали работу в театре. Весной 1943-го вышли «Слуга двух господ» и «Синий платочек». Летом того же года театр вернулся в Москву и до восстановления здания на Арбате играл в помещении ТЮЗа[1][12].

В августе 1946 года вышло постановление «О репертуаре драматических театров и мерах по его улучшению»: театры обязали каждый год ставить спектакли на современные советские темы и на темы по развенчанию западного образа жизни, поэтому основной для театра лирико-комедийный репертуар оказался под запретом. В 1948-м была представлена постановка «Молодая гвардия», в 1950 году— антиамериканский памфлет «Миссурийский вальс», в 1951-м — «В середине века» о преступной деятельности американских поджигателей войны[1].

В 1952 году на XIX съезде КПСС Георгий Маленков официально разрешил сатиру. Весной 1954-го в репертуаре театра появилась «самая счастливая» постановка: режиссёр Евгений Симонов поставил спектакль по сказке Самуила Маршака «Горя бояться — счастья не видать». В 1950-е годы в труппе появилось второе поколение актёров, среди которых были Юрий Любимов, Антонина Гунченко, Алла Парфаньяк, Владимир Этуш, Евгений Симонов, Михаил Ульянов, Юрий Яковлев, Василий Лановой, Людмила Максакова, Анатолий Кацынский, Григорий Абрикосов, Елена Добронравова, Нина Нехлопоченко, Вячеслав Шалевич, Екатерина Райкина, Юрий Волынцев[1].

В 1956 году театру присвоили звание академического[2]. До конца 1950-х в руководстве обострялось противостояние Рубена Симонова и Бориса Захавы, позиции которого ослабли из-за долгого отсутствия удачных постановок, поэтому в 1959 году он покинул театр. В 1963-м возобновили показ «Принцессы Турандот», через год Юрий Любимов ушёл на должность режиссёра в новый Театр на Таганке. Рубен Симонов скончался 5 декабря 1968 года, в руководство театра перешло к его сыну[1][13].

Руководство Евгения Симонова

Евгений Симонов возглавил театр в январе 1969 года. К тому времени основное место в культуре страны заняла коммунистическая идеология и пропаганда. Евгений Симонов пытался ставить крупные и важные спектакли, однако значительного успеха не добился. Он пытался сохранить традиции театра и одновременно соответствовать новой театральной политике: с началом перестройки в 1986-м во многих театрах появились тематические спектакли, а Евгений Симонов поставил «морально устаревший» спектакль о комсомольцах на стройке. Уровень театра продолжал стремительно падать, в труппе росло недовольство, многие актёры уходили в кино и на радио. 25 сентября 1987 года состоялось собрание, после которого Симонов ушёл из театра[1][2].

Руководство Михаила Ульянова

Новый руководитель театра Михаил Ульянов, остававшийся на посту до своей смерти в 2007 году, озвучил с приходом три условия работы: он не будет ставить спектакли, не сократит группу и пригласит режиссёров и драматургов со стороны. Первым спектаклем при нём стал «Кабанчик», в котором критики отмечали жестокий и резкий для театра разговор о жизни. Вторым — «Брестский мир» — жёсткий и аскетичный спектакль об одиночестве Владимира Ленина среди соратников и попытке остановить войну. В 1980-х годах в театр пришли Сергей Маковецкий, Ольга Чиповская, Александр Рыщенков, Владимир Симонов, Михаил Семаков, Евгений Князев, Елена Сотникова, Михаил Васьков, Ольга Гаврилюк, Максим Суханов, Юлия Рутберг, Марина Есипенко, Лидия Вележева, Наталья Молева, Нонна Гришаева. С 1989-го значимым режиссёром театра долгое время оставался Роман Виктюк, перед своим уходом он поставил самый демократичный спектакль театра — итальянскую комедию «Я тебя больше не знаю, милый»[1][2].

Руководство Римаса Туминаса

С 2007 года театром руководит Римас Туминас. При нём в 2015-м в театре открыли новую сцену на Арбате, 24 — помещение примыкает к зданию театра. В 2016 году начало работать «Арт-кафе» — площадка для творческих вечеров, чтений и концертов. В настоящее время при театре работает театральное училище имени Бориса Щукина, а репертуар Театра имени Вахтангова насчитывает более 40 спектаклей[2].

Музей памяти Вахтангова

После смерти Евгения Вахтангова сотрудники театра начали собирать архив документов о работе учреждения. На его основе по инициативе сотрудников был создан музей. Он открылся в декабре 1931 года выставкой в честь десятилетия театра, экспозиция охватывала и период работы Вахтангова в Денежном переулке с 1918 по 1922 год. В разное время музеем руководили жена режиссёра Надежда Вахтангова, театровед Л. Вендровская. В настоящее время в нём хранятся личные вещи режиссёра, библиотека и мебель из кабинета. Всего в фонде более 80 тысяч экспонатов: афиши, программы, фотографии, макеты, эскизы декораций и костюмов, архивные документы, печатные материалы, живопись, графика, мемориальные предметы. В 2010 году в доме № 12 по Денежному переулку в квартире № 1 открылся филиал музея — Мемориальная комната Евгения Вахтангова, где находятся ранее не выставлявшиеся артефакты. При участии сотрудников музея издаются книги о театре, его режиссёрах и актёрах, подбирается материал к спектаклям, проходят учебные лекции для студентов Театрального училища имени Щукина[14].

Известные вахтанговцы

Актёры и режиссёры, которые работали в театре в разное время[1][5][4][2]:

Репертуар театра

Примечания

Литература

Ссылки