Взятие снежного городка (картина)

SurikovSnowFortress.jpg
Василий Суриков
Взятие снежного городка. 1891
Холст, масло. 156 × 282 см
Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
(инв. Ж-4235)

«Взятие снежного городка» — картина русского художника Василия Сурикова (1848—1916), завершённая в 1891 году. Хранится в Государственном Русском музее в Санкт-Петербурге (инв. Ж-4235). Размер полотна — 156 × 282 см[1][2][3]. На картине изображён кульминационный момент старинной народной игры, которая была популярна среди казачьего населения Сибири. По традиции, эту игру устраивали в последний день масленицы, и художник, выросший в Красноярске, многократно наблюдал её в свои детские годы[4][5]. Суриков работал над полотном во время своего пребывания в Красноярске в 1889—1890 годах[6], а окончил его после возвращения в Москву. При работе над картиной натурщиками послужили многие родные и знакомые художника[7].

Картина «Взятие снежного городка» была представлена на 19-й выставке Товарищества передвижных художественных выставок («передвижников»), открывшейся в марте 1891 года в Петербурге[8]. В 1899 году полотно было куплено у художника за 10 тысяч рублей известным коллекционером и меценатом Владимиром фон Мекком[9]. В 1900 году картина входила в российскую экспозицию на Всемирной выставке в Париже, где она была удостоена серебряной медали[10], а в 1908 году несколько картин из коллекции фон Мекка, включая «Взятие снежного городка», были приобретены для собрания Русского музея императора Александра III (ныне — Государственный Русский музей)[11].

Критик Владимир Стасов отмечал, что хотя это произведение Сурикова «далеко не равняется его великолепной картине „Боярыня Морозова“, но, наверное, принадлежит к замечательнейшим картинам русской школы»[12]. Художник и критик Сергей Голоушев (литературный псевдоним — Сергей Глаголь) писал, что он считает картину «Снежный городок» «кульминационным пунктом в работе Сурикова как живописца»[13]. Искусствовед Владимир Кеменов называл «Взятие снежного городка» радостной и задорной картиной, в которой художнику превосходно удалось передать «искреннее увлечение сибиряков игрой», а также представить образ народа, в котором «бурлят огромные запасы богатырских сил, жизнерадостности, веселья»[14].


История

Летом 1887 года, после окончания работы над картиной «Боярыня Морозова», Василий Суриков вместе с женой Елизаветой Августовной и дочерьми — Ольгой и Еленой — поехал на свою родину, в Красноярск, где жили его мать Прасковья Фёдоровна и брат Александр. Там художник пробыл до поздней осени, сделав множество зарисовок из городской и крестьянской жизни, а также написав большой портрет своей матери (ныне хранящийся в Государственной Третьяковской галерее). После возвращения в Москву Суриков задумывал создать большое полотно о Сибири, но эти творческие планы были нарушены тяжёлой болезнью его жены[15]. По-видимому, поездка в Сибирь отрицательно сказалась на здоровье Елизаветы Августовны, и она скончалась через несколько месяцев после возвращения в Москву, 8 апреля 1888 года[16]. Суриков тяжело переживал смерть жены; в письме от 20 апреля 1888 года он писал своему брату: «Вот, Саша, жизнь моя надломлена; что будет дальше, и представить себе не могу»[17][18].

Мастерская художника в музее-усадьбе В. И. Сурикова в Красноярске

Чтобы сменить обстановку и отвлечься от тяжёлых мыслей, в мае 1889 года Василий Суриков со своими дочками опять приехал в Красноярск, и на этот раз прожил там около полутора лет[19]. Дочки учились в гимназии, а брат художника, Александр, всеми силами старался развлечь Василия и вернуть ему интерес к жизни и творческой деятельности. Почти ежедневно они ездили по городу или выезжали за его пределы, в места, хорошо знакомые художнику с детства. Жизнь среди близких ему людей, привычная обстановка, загородные поездки и свежие впечатления о сибирской природе — всё это способствовало обретению покоя и здоровья, а также восстановлению творческих сил. Суриков вернулся к работе — писал портреты своих близких и знакомых, виды старых красноярских домов, горные пейзажи и виды Енисея, а также разнообразные сцены из жизни сибиряков[20]. По воспоминаниям самого художника, приведённым Максимилианом Волошиным, он «уехал в Сибирь», «встряхнулся», «и тогда от драм к большой жизнерадостности перешёл»[21][22][23].

В это время и возник у Василия Сурикова замысел написать большое полотно о «взятии снежного городка» — старинной народной игре, которая была популярна среди казачьего населения Сибири. Последний день масленицы многие жители Красноярска проводили в окрестных деревнях, где из снега и льда сооружались «городки» с зубчатыми стенами, снежными пушками и фигурами. Участвовавшие в игре разделялись на защитников и нападавших. Всадник на коне должен был прорваться сквозь ряды защищавших городок, ворваться в ворота и сбить снежную перекладину[24][25]. В прошлом особенно славились «взятия городков», устраиваемые в селе Торгошино, а концу 1880-х — началу 1890-х годов «городки» можно было найти только в деревнях Ладейки и Берёзовка[5]. Художник рассказывал о том, что эту народную забаву он многократно наблюдал в свои детские годы: «За Красноярском, на том берегу Енисея, я в первый раз видел, как „городок“ брали. Мы от Торгошиных ехали. Толпа была. Городок снежный. И конь чёрный прямо мимо меня проскочил, помню. Это, верно, он-то у меня в картине и остался»[4][5].

Суриков работал над картиной в Красноярске[6]. По словам Александра, брата художника, «за работой этой картины Вася уже менее стал скучать о жене; одним словом, до некоторой степени пришёл в себя, стал бывать в гостях и у нас бывали знакомые»[26]. В 1890 году во время масленицы Василий и Александр побывали в расположенном неподалёку от Красноярска селе Ладейки (Ладейское). Там братья попросили местную молодёжь устроить «взятие городка»[27] — это представление обошлось им в «три ведра водки»[6][28]. С натуры Суриков сделал несколько набросков красками и карандашом[6]. По некоторым данным, инсценировки взятия снежной крепости также осуществлялись и во дворе усадьбы Суриковых в Красноярске[29]. При работе над картиной натурщиками послужили брат Александр, двоюродная племянница Татьяна Доможилова, Екатерина Рачковская и многие другие знакомые[7].

Осенью 1890 года Василий Суриков возвратился из Красноярска в Москву. Картина «Взятие снежного городка» была представлена на 19-й выставке Товарищества передвижных художественных выставок («передвижников»), открывшейся 9 марта 1891 года в Петербурге. После этого вместе с выставкой полотно Сурикова побывало в Москве, Харькове, Киеве, Елисаветграде, Одессе, Кишинёве и Полтаве[8].

Картина «Взятие снежного городка» в ГРМ

В 1899 году полотно «Взятие снежного городка» было куплено у художника за 10 тысяч рублей известным коллекционером и меценатом Владимиром фон Мекком[9]. В письме к своему брату Александру от 3 июня 1899 года Василий Суриков сообщал, что картина была продана фон Мекку в мае, «деньги часть он мне отдал, а остальное в сентябре»[30]. В 1900 году картина входила в российскую экспозицию на Всемирной выставке в Париже, где она была удостоена серебряной медали[10]. В 1908 году несколько картин из коллекции фон Мекка, среди которых, помимо суриковского «Взятия снежного городка», были «Золотая осень. Слободка» Исаака Левитана, «Венеция» Михаила Врубеля, «Сибирь» Аполлинария Васнецова и «Радоница» Абрама Архипова, были приобретены для собрания Русского музея императора Александра III (ныне — Государственный Русский музей). В покупке картин у фон Мекка существенную роль сыграл искусствовед Дмитрий Толстой, который в 1901—1918 годах был товарищем управляющего Русского музея[11].

В настоящее время полотно «Взятие снежного городка» выставлено в зале № 36 Михайловского дворца, где, кроме него, находятся другие произведения Василия Сурикова, среди которых «Переход Суворова через Альпы» и «Покорение Сибири Ермаком»[31].

Описание

На картине изображён кульминационный момент старинной игры — то мгновение, когда одному из нападающих верхом на коне удалось прорваться сквозь ряды защитников и добраться до снежной крепости[32][33]. В центре полотна расположен «городок», рядом с которым находятся его защитники. У них в руках — хворостины и трещотки, которыми они пытаются отпугнуть коней своих противников. По краям картины изображены улыбающиеся и оживлённые зрители, с интересом наблюдающие за игрой. Все персонажи многофигурной картины Сурикова «создают цельное, единое впечатление ликующей толпы, активно участвующей в удалой игре и радостно приветствующей победу своего товарища»[34].

В центре картины показан лихой взлёт скачущего на лошади всадника, который с ходу разрушает стену снежной крепости[34]. Искусствовед Владимир Кеменов отмечал, что «всадник и конь изображены в труднейшем ракурсе, они летят прямо на зрителя, окружённые взметнувшимися комьями снега». Художнику было довольно сложно изобразить движение лошади, бросающейся вперёд своей грудью, и его брат Александр вместе со своим приятелем «раз пять делали городок в своём дворе и звали казака, который, настёгивая лошадь, летел на городок»[14]. По одним данным, главного героя своей картины — «победителя городка» — Суриков писал с красноярского печника Дмитрия, по другим — с торгошинского казака Стрижнева[35].

Фрагменты картины «Взятие снежного городка»

Зрители в левой части картины
Всадник на коне
Защитники крепости с хворостинами
Зрители в правой части картины

За первым всадником следуют другие; их движение происходит из глубины к центру полотна, справа налево[34]. Второго всадника, голова которого возвышается над толпой защитников, Суриков писал со своего красноярского знакомого Александра Пестунова[35]. Сохранился акварельный этюд «Александр Николаевич Пестунов», сходство с которым подтверждает личность натурщика[35][36]. Среди защитников городка выделяется фигура крестьянина в белой шубе, подпоясанного красным кушаком[37]. По сравнению с живописным этюдом «Крестьянин с хворостиной»[38], в окончательном варианте художник изобразил его «более молодым, жизнерадостным, охваченным весёлым упоением жизни»[37].

Интересны и образы зрителей. Мужчину в дохе и меховой шапке, сидящего в кошеве в правой части картины, Суриков написал со своего брата Александра. Спиной к зрителям, в той же кошеве сидит женщина в синей шапке и горностаевой пелерине — её художник писал со своей двоюродной племянницы Татьяны Доможиловой, преподавательницы Красноярского епархиального женского училища. Справа от неё, опустив руку с муфтой на разноцветный ковёр, которым покрыта спинка саней, сидит женщина в тёмной шубе. Натурщицей для неё послужила Екатерина Рачковская, жена красноярского врача Петра Рачковского[7].

Этюды для картины

В Государственной Третьяковской галерее хранятся четыре этюда для картины «Взятие снежного городка», выполненные маслом на холсте — «Портрет молодой женщины в шубе, с муфтой» (1890, 31 × 26,5 см, инв. 15105, из собрания И. У. Матвеева, поступил в 1933 году из ОГПУ), «Голова смеющейся девушки» (1890—1891, 32,5 × 26,5 см, инв. 25577, поступил в 1910 году по завещанию М. А. Морозова), «Крестьянин с хворостиной» (1890—1891, 37,8 × 23 см, инв. 15094, поступил в 1924 году из 5-го Пролетарского музея) и «Казачий урядник Е. М. Кобяков» (1891, 39 × 27 см, инв. 784, приобретён П. М. Третьяковым у автора)[38].

Три этюда для картины «Взятие снежного городка» находятся в собрании Музея-усадьбы В. И. Сурикова в Красноярске — «А. И. Суриков в шубе» (1889—1890, холст, масло, 29 × 22 см)[39][40], «Девушка в шубке» (около 1889, холст, масло)[41] и портрет Е. А. Рачковской (1889—1890, холст, масло)[42]. В собрании Вятского художественного музея имени В. М. и А. М. Васнецовых хранится этюд «Всадник» (1890, масло, 35 × 26 см), на котором «победитель городка» изображён скачущим не на чёрной, а на белой лошади[43][44][45].

Этюды для картины «Взятие снежного городка»

Голова смеющейся девушки (1890—1891, ГТГ)
Портрет молодой женщины в шубе, с муфтой (1890, ГТГ)
Крестьянин с хворостиной (1890—1891, ГТГ)
Казачий урядник Ефим Михайлович Кобяков (1891, ГТГ)
Девушка в шубке (около 1889, МУС)
Александр Иванович Суриков в шубе (1889, МУС)
Екатерина Александровна Рачковская (1889—1890, МУС)

Суриковым были также созданы и акварельные этюды для картины «Взятие снежного городка», среди которых портрет Александра Николаевича Пестунова (1890, 19 × 14 см, ГТГ)[36] и «Голова боярышни» (1890, Тульский областной художественный музей)[46].

Отзывы и критика

Критик Владимир Стасов писал, что на картине Сурикова «Взятие снежного городка» изображена «современная бытовая сцена, интересная и характерная». По словам Стасова, автор полотна — «сибиряк родом, и знает, как никто, тамошнюю свою родину и тамошних людей». Стасов отмечал, что хотя это произведение Сурикова «далеко не равняется его великолепной картине „Боярыня Морозова“, но, наверное, принадлежит к замечательнейшим картинам русской школы»[12].

Картина «Взятие снежного городка» на почтовой марке СССР 1968 года[47]

Художник и критик Сергей Голоушев (литературный псевдоним — Сергей Глаголь) писал, что он считает картину «Снежный городок» «кульминационным пунктом в работе Сурикова как живописца». Отмечая относительную простоту полотна по сравнению с предыдущим крупным произведением художника — «Боярыней Морозовой», — Голоушев (Глаголь) писал, что в «Снежном городке» «и в общем колорите, и в красках, и в силуэтности фигур на снежном фоне — ещё больше чего-то настоящего русского, удивительно близкого нам и так хорошо знакомого глазу»[13].

Писатель Сергей Дурылин отмечал, что картина «Взятие снежного городка» интересна не только своими живописными достоинствами, но и потому, что она «убедительно показывает, что значила Сибирь для творчества и для личности Сурикова»[4]. Дурылин называл это полотно «единственной жизнерадостной» картиной художника, которая весьма удивила его современников, «привыкших видеть в Сурикове сумрачного, живописного Достоевского, погружённого в русскую историю». Отмечая то, что критики относят это произведение к жанровым картинам, Дурылин писал, что «по своей композиции, по колориту, по „старине“, застрявшей в самом воздухе, „Городок“ — не менее историческая картина, чем другие исторические полотна Сурикова»[48].

Искусствоведы Дмитрий Сарабьянов и Владимир Кеменов соглашались с Дурылиным в том, что в картине «Взятие снежного городка» чувствуется «дух истории». По их мнению, это произведение является прологом к более поздним монументальным историческим полотнам Сурикова, таким как «Покорение Сибири Ермаком» (1895) и «Переход Суворова через Альпы» (1899)[49][50]. Кеменов называл «Взятие снежного городка» радостной и задорной картиной, в которой художнику превосходно удалось передать «искреннее увлечение сибиряков игрой». По его мнению, «образ сияющего снежного пейзажа в картине неотделим от образа народа, полного здоровья и красоты; в нём бурлят огромные запасы богатырских сил, жизнерадостности, веселья»[14].

Примечания

  1. Каталог ГРМ, 1980, с. 315.
  2. Каталог ГРМ, т. 7, 2017, с. 149.
  3. Суриков В. И. Взятие снежного городка. 1891 (HTML). Виртуальный Русский музей — rusmuseumvrm.ru. Проверено 26 апреля 2018.
  4. 1 2 3 С. Н. Дурылин, 1930, с. 26.
  5. 1 2 3 В. Г. Титова, Г. А. Титов, 1956, с. 131.
  6. 1 2 3 4 В. Г. Титова, Г. А. Титов, 1956, с. 135.
  7. 1 2 3 В. Г. Титова, Г. А. Титов, 1956, с. 136—137.
  8. 1 2 В. И. Суриков, 1977, с. 307, 352.
  9. 1 2 Г. Л. Васильева-Шляпина, 2002, с. 161.
  10. 1 2 С. М. Грачёва. Суриков Василий Иванович (HTML). Большая российская энциклопедия — bigenc.ru. Проверено 29 июня 2018.
  11. 1 2 А. Н. Бенуа, 2006, с. 59—60.
  12. 1 2 В. В. Стасов, 1954, с. 39—41.
  13. 1 2 В. И. Суриков, 1977, с. 220.
  14. 1 2 3 В. С. Кеменов, 1991, с. 88.
  15. В. Г. Титова, Г. А. Титов, 1956, с. 126.
  16. Т. Кожевникова, 2000, с. 27—28.
  17. В. И. Суриков, 1977, с. 76—77.
  18. С. Н. Дружинин, 1987, с. 32.
  19. В. Г. Титова, Г. А. Титов, 1956, с. 128.
  20. В. Г. Титова, Г. А. Титов, 1956, с. 129—130.
  21. В. И. Суриков, 1977, с. 187—188.
  22. М. А. Волошин, 1985, с. 131.
  23. Э. П. Гомберг-Вержбинская, 1970, с. 137.
  24. В. С. Кеменов, 1991, с. 87.
  25. ГРМ. Живопись, 1993, с. 100.
  26. В. И. Суриков, 1977, с. 222—223.
  27. В. И. Суриков, 1977, с. 222.
  28. С. Н. Дружинин, 1987, с. 33.
  29. Т. Кожевникова, 2000, с. 29.
  30. В. И. Суриков, 1977, с. 112—113.
  31. Михайловский дворец, зал 36 (HTML). Русский музей — виртуальный филиал — www.virtualrm.spb.ru. Проверено 26 апреля 2018.
  32. В. Г. Титова, Г. А. Титов, 1956, с. 132.
  33. Г. П. Перепёлкина, 1966, с. 90.
  34. 1 2 3 В. Г. Титова, Г. А. Титов, 1956, с. 133.
  35. 1 2 3 В. Г. Титова, Г. А. Титов, 1956, с. 136.
  36. 1 2 Александр Николаевич Пестунов. 1890 — Суриков Василий Иванович (HTML). www.art-catalog.ru. Проверено 29 июня 2018.
  37. 1 2 В. Г. Титова, Г. А. Титов, 1956, с. 137.
  38. 1 2 Каталог ГТГ, т. 4, кн. 2, 2006, с. 364—365.
  39. А. И. Суриков в шубе. Этюд к картине «Взятие снежного городка». 1889 (HTML). Музей-усадьба В. И. Сурикова — www.surikov-dom.com. Проверено 16 мая 2018.
  40. А. И. Суриков в шубе. 1889—1890 — Суриков Василий Иванович (HTML). www.art-catalog.ru. Проверено 16 мая 2018.
  41. Девушка в шубке. Этюд к картине «Взятие снежного городка». 1889(?) (HTML). Музей-усадьба В. И. Сурикова — www.surikov-dom.com. Проверено 16 мая 2018.
  42. Е. А. Рачковская. Этюд к картине «Взятие снежного городка». 1889—1890 (HTML). Музей-усадьба В. И. Сурикова — www.surikov-dom.com. Проверено 19 июня 2018.
  43. В. Г. Титова, Г. А. Титов, 1956, с. 138.
  44. Г. Л. Васильева-Шляпина, 2002, с. 98.
  45. Каталог выставки В. И. Сурикова, 1937, с. 51.
  46. Голова боярышни. 1890 — Суриков Василий Иванович (HTML). www.art-catalog.ru. Проверено 29 июня 2018.
  47. Каталог почтовых марок СССР / М. И. Спивак. — М.: Центральное филателистическое агентство «Союзпечать» Министерства связи СССР, 1983. — Т. 1 (1918—1969). — С. 457. — 512 с.
  48. С. Н. Дурылин, 1930, с. 30.
  49. Д. В. Сарабьянов, 1955, с. 270.
  50. В. С. Кеменов, 1991, с. 89.

Литература

Ссылки