Березнеговато-Снигиревская операция

Березнеговато-Снигирёвская наступательная операция
Основной конфликт: Днепровско-Карпатская операция
Sovietgunners.jpg
Советские артиллеристы на марше
Дата 618 марта 1944
Место Правобережная Украина
Итог победа Красной армии
Противники

Флаг СССР СССР

Красный флаг, в центре которого находится белый круг с чёрной свастикой Германия
Флаг Румынии Румыния

Командующие

Флаг СССР Р. Я. Малиновский

Красный флаг, в центре которого находится белый круг с чёрной свастикой Э. Клейст
Красный флаг, в центре которого находится белый круг с чёрной свастикой К. Холлидт

Силы сторон

60 дивизий, 7184 орудий и миномётов, 573 танков и САУ, 593 самолётов[1]

33 дивизии, 3386 орудий и миномётов, 359 танков и штурмовых орудий, около 600 самолётов[1]

Потери

нет данных

разгромлены 9 дивизий[2] 36 800 убитых, 13 859 пленных и 467 танков и самоходок[3]

Березнеговато-Снигирёвская наступательная операция — наступательная операция Красной армии против немецких войск во время Великой Отечественной войны. Проводилась с 6 по 18 марта 1944 года войсками 3-го Украинского фронта с целью разгрома противника в междуречье Ингульца и Южного Буга. Часть Днепровско-Карпатской стратегической наступательной операции.

Обстановка

Зимнее наступление Красной армии, предпринятое на рубеже 1943—1944 годов, привело к крупному поражению немецких войск. 29 февраля 3-й и 4-й Украинские фронты завершили разгром никопольско-криворожской группировки противника в ходе которой немецкие войска были отброшены за реку Ингулец. Немецкое командование предполагало, что начавшаяся весенняя распутица замедлит продвижение советских войск и рассчитывало использовать выигранное время для создания прочной обороны. И. А. Плиев вспоминал[4]:

Днём 2 марта резко потеплело, начался бурный весенний паводок. Дороги основательно развезло — ни проехать, ни пройти. Чтобы как-то повысить их проходимость, инженерные части углубляли кюветы, делали грязеотводы. Специально оборудованные тракторы сгребали с дороги жидкую грязь в открытые ямы и рвы. Для этой работы на наиболее трудные места направлялись подразделения сапёров. Туда возили битый кирпич, шлак, песок, хворост — все, что попадало под руку. Работали днём и ночью. Но когда дивизия двинулась к реке Ингулец, стало ясно, что прежде чем прорывать линию обороны противника, надо пробиться к ней через пространство глубокой вязкой грязи.

Советское командование стремилось сорвать планы противника и решило без паузы продолжить активные действия. Одновременно с началом весны три Украинских фронта возобновили наступление на Правобережной Украине. 4 марта 1-й Украинский фронт начал Проскуровско-Черновицкую наступательную операцию, 5 марта 2-й Украинский фронт — Уманско-Ботошанскую наступательную операцию, 6 марта должен был начать действовать 3-й Украинский фронт.

Березнеговато-Снигиревская операция являлась составной частью второго этапа освобождения Правобережной Украины и проводилась с целью разгрома николаевской группировки противника.

План операции

Березнеговато-Снигирёвская операция. Войска 3-го Украинского фронта готовятся к переправе

По замыслу командующего фронтом генерала армии Р. Я. Малиновского главный удар в направлении города Новый Буг должны были наносить 8-я гвардейская и 46-я армии[5]. После прорыва обороны противника войсками 8-й гвардейской армии развитие наступления должна была обеспечить конно-механизированная группа (КМГ) генерал-лейтенанта Плиева И. А. Перед группой ставилась задача на второй день операции овладеть городом Новый Буг, на шестой день выйти на рубеж Заселье — Бурхановка — Снигирёвка, отрезав тем самым пути отхода противнику[4]. Для развития успеха в полосе 46-й армии предназначался 23-й танковый корпус. Остальные армии фронта должны были наносить вспомогательные удары[6].

Состав и силы сторон

СССР

Задачу по разгрому николаевской группировки войск противника Ставка Верховного Главнокомандования (ВГК) директивой от 28 февраля 1944 г. возложила на 3-й Украинский фронт (командующий — генерал армии Р. Я. Малиновский). Фронту приказывалось форсировать реку Ингулец и наступлением на николаевском направлении очистить от противника южную часть Украины между реками Ингулец и Южный Буг. К началу операции 3-й Украинский фронт был значительно усилен. Он включал 57-ю, 37-ю, 46-ю, 8-ю гвардейские, 6-ю, 5-ю ударную, 28-ю общевойсковые, 17-ю воздушную армии, 23-й танковый, 2-й и 4-й гвардейские механизированные и 4-й гвардейский кавалерийский корпуса (всего 57 стрелковых и 3 кавалерийские дивизии). Фронт насчитывал 500 тыс. человек, 7184 орудия и миномета, 573 танка и самоходных артиллерийских установки (САУ), 593 самолёта и превосходил противника по артиллерии более чем в 2 и по танкам в 1,6 раза. По людям и самолетам силы сторон были примерно равные.[7]

3-й Украинский фронт (командующий генерал армии Р. Я. Малиновский, начальник штаба генерал-лейтенант Корженевич Ф. К.) в составе[5]:

Всего: 60 дивизий, 7184 орудий и миномётов, 573 танков и САУ, 593 самолётов[1]

Германия

К началу марта 1944 г. на березнеговато-снигиревском направлении действовали немецкая 6-я и румынская 3-я армии группы армий «А» (генерал-фельдмаршал Э. Клейст) в составе 33 дивизий, в том числе четырех танковых и одной моторизованной. Группировка противника насчитывала до 500 тыс. человек, 3386 орудий и миномётов, 359 танков и штурмовых орудий, около 600 самолётов. Немецкое командование принимало экстренные меры по усилению обороны на разлившейся р. Ингулец с тем, чтобы остановить продвижение советских войск и удержать за собой оставшиеся районы Украины. Командование группы армий «А» и 6-й армии рассчитывало упорной обороной на р. Ингулец, Архангельское, Дудчино задержать наступление советских войск, а подвижными резервами (3-й и 24-й танковыми дивизиями) парировать возможные прорывы на том или ином участке фронта. Оборона была одноэшелонной, занималась и оборонялась только первая полоса из одной позиции, которая была оборудована одной-двумя, а на отдельных направлениях тремя траншеями. Наиболее плотная группировка войск противника создавалась перед армиями центра 3-го Украинского фронта, особенно напротив захваченных 46-й и 8-й гвардейскими армиями плацдармов.[7]

Часть сил группы армий «А» (командующий генерал-фельдмаршал Э. Клейст).

Всего: 33 дивизии, 3386 орудий и миномётов, 359 танков и штурмовых орудий, около 600 самолётов[1]

В случае прорыва первой полосы обороны планировалось сдерживать наступление советских войск на промежуточных рубежах (Ингуло-Каменка, Шевченково, Казанка, Владимировка, Березнеговатое, Снигиревка, река Ингулец и рубеж реки Ингул) и только в крайнем случае отходить на рубеж реки Южный Буг.[7]

Планирование операции

В соответствии с полученной задачей командующий войсками фронта решил нанести главный удар силами 46-й (генерал-лейтенант В. В. Глаголев) и 8-й гвардейской (генерал-полковник В. И. Чуйков) армий с плацдармов на правом берегу реки Ингулец в общем направлении на Новый Буг, а затем развивать наступление по тылам противника, действовавшего восточнее Николаева. В полосе 46-й армии планировался ввод в прорыв 23-го танкового корпуса, а в полосе 8-й гвардейской армии — конно-механизированной группы генерал-лейтенанта И. А. Плиева в составе 4-го гвардейского механизированного, 4-го гвардейского кавалерийского корпусов и 5-й отдельной мотострелковой бригады. На эту группу возлагались особые надежды командования. Она должна была с выходом в район Нового Буга сосредоточить усилия в южном направлении и нанести удар по тылам вражеских войск, находившихся к востоку от Николаева. Таким образом, решение командующего отличалось стремлением окружить противника, используя возможности подвижных войск. В то же время нанесение ударов с плацдармов могло ожидаться противником, поэтому командование фронта пошло на решительное массирование сил и средств на этих направлениях. Так, 8-я гвардейская армия была построена в два эшелона. Боевые порядки ее стрелковых корпусов и дивизий строились также в два эшелона. В результате превосходство над противником удалось увеличить по пехоте до 4 и по артиллерии до 10 раз, а тактические плотности здесь составляли один батальон, 2,5 танка и САУ и 63 орудия и миномёта на 1 км фронта.

57-я (генерал-лейтенант Н. А. Гаген), 37-я (генерал-лейтенант М. Н. Шарохин), 6-я (генерал-лейтенант И. Т. Шлемин), 5-я ударная (генерал-полковник В. Д. Цветаев) и 28-я (генерал-лейтенант А. А. Гречкин) армии должны были наносить вспомогательные дробящие удары и сковать действия противника в своих полосах наступления. Основные силы авиации 17-й воздушной армии (генерал-лейтенант авиации В. А. Судец) привлекались для поддержки наступления 46-й, 8-й гвардейских армий и конно-механизированной группы.

Главное содержание короткого подготовительного периода заключалось в расширении и занятии войсками ударных группировок плацдармов, пополнении войск людьми, боеприпасами, продовольствием, горючим и смазочными материалами. Подвоз средств осложнялся отрывом войск от станций снабжения, разрушением железных дорог и мостов на них, исключительным бездорожьем на грунтовых путях подвоза. Инженерные войска фронта строили и восстанавливали мосты и дороги, оборудовали переправы, разминировали местность. К началу операции удалось подвезти минимально необходимое для начала операции количество материальных средств. К исходу 5 марта подготовка наступления, в основном, была завершена.[7]

Ход боевых действий

Images.png Внешние изображения
Image-silk.png Карта Березнеговато-Снигирёвской операции

Наступление главных сил 3-го Украинского фронта должно было начаться ранним утром 6 марта с артиллерийской подготовки. Однако из-за установившегося в районе наступления густого тумана, который исключал ведение прицельного артиллерийского огня, артподготовка была перенесена до момента улучшения погоды[4]. Только в начале двенадцатого советские орудия открыли огонь по немецкой обороне, а пехота поднялась в атаку. В тот же день перешли в наступление армии на правом и левом крыльях фронта. При этом учитывалось, что соседние 1-й и 2-й Украинские фронты также осуществляли наступление. Благодаря скрытному сосредоточению войск и одновременным атакам на широком фронте немецкое командование было введено в заблуждение относительно направления главного удара, и была достигнута внезапность его нанесения. Учитывая упорное сопротивление противника, командующий фронтом приказал КМГ И. А. Плиева оказать помощь частям 8-й гвардейской армии в прорыве немецкой обороны. В тот же день оборона 6-й полевой армии была атакована и на других участках, что не позволило немецкому командованию маневрировать силами для отражения советского наступления. Бои разгорелись по всему фронту.

От стремительности действий конно-механизированной группы во многом зависел успех всей операции. Однако ещё в процессе сосредоточения, при преодолении реки Ингулец, войска столкнулись с большими трудностями, грозившими сорвать все планы. Начавшийся весенний ледоход постоянно угрожал снести переправы, наведённые для кавалерии и танков. Только титанические усилия инженерных войск обеспечили необходимый темп операции. Чтобы не допустить разрушения переправ сапёры взрывами дробили наиболее крупные льдины и баграми проталкивали осколки под мост.

В 22 часа первого дня операции КМГ генерала Плиева была введена в бой. Её действия оказались для противника неожиданностью и в ближайшие часы ей удалось прорваться на оперативный простор[5]. Наступая днём и ночью в условиях бездорожья и ведя непрерывные бои с разрозненными немецкими частями, КМГ ранним утром 8 марта вышла к Новому Бугу и после скоротечного боя освободила его. Немецкий фронт оказался рассечён. После овладения городом войска группы повернули на юг и двинулись к Баштанке, охватывая с северо-запада главные силы 6-й немецкой армии. Части 9-й гвардейской кавалерийской дивизии генерал-майора И. В. Тутаринова с востока, 4-го гвардейского механизированного корпуса с северо-востока и 30-й кавалерийской дивизии генерал-майора В. С. Головского с юга и юго-запада ворвались на окраины города. Железная дорога Долинская — Николаев, имевшая важное значение для противника, была перерезана, а фронт обороны его 6-й армии расчленен. Создались условия для охвата вражеской группировки, действовавшей в районе Березнеговатое, Снигиревка, Баштанка. В целях отсечения путей отхода противника на запад конно-механизированная группа, по решению командующего войсками фронта, оставив в районе Нового Буга 5-ю отдельную мотострелковую бригаду, главными силами нанесла удар на Баштанку и далее на юг. Продвигаясь с темпом более 20 км в сутки, она 10 марта овладела Баштанкой, а к 12 марта передовыми частями вышла к реке Ингулец южнее Снигиревки, перерезав пути отхода немецкой 6-й армии на запад.

На других участках фронта войска 5-й ударной, 6-й и 28-й армий продолжали прорывать оборону противника. К 11 марта танкисты и кавалерия И. А. Плиева вышли к Бармашово. Почувствовав угрозу окружения, немецкое командование приняло решение об отводе своих войск за реку Южный Буг. Сил для продолжения наступления и одновременного прочного блокирования окружаемой немецкой группировки не хватало. Поэтому 11 марта с целью усиления КМГ её командующему был подчинён 23-й танковый корпус. Однако вследствие изменения обстановки танкистам пришлось вступить в бой на другом участке фронта и он не смог оказать помощь в окружении 6-й армии. К тому же вечером 11 марта во время налёта немецкой авиации погиб командир корпуса Ефим Григорьевич Пушкин. На следующий день передовые части КМГ вышли к Снигирёвке, перерезав пути отхода войскам генерала К. Холлидта. В окружении оказались 13 немецких дивизий[5].

Тем не менее имевшихся средств было недостаточно для формирования прочного внутреннего фронта окружения, поскольку основные силы 8-й гвардейской армии вели тяжёлые бои с двумя немецкими корпусами у Владимировки — Баштанки. Здесь же сражался 23-й танковый корпус. В сложившейся обстановке немецкое командование приняло решение о прорыве окружённых под Березнеговатым войск на запад. В последующих боях значительной части вражеской группировки удалось прорваться через боевые порядки конно-механизированной группы и отойти за реки Ингул и Южный Буг, при этом была брошена значительная часть техники и военного имущества. Действуя в отрыве от сил фронта, группа КМГ испытывала нехватку материально-технического имущества. Для выполнения задачи по обеспечению группы всем необходимым была привлечена авиация 17-й воздушной армии. Особенно отличились лётчики 262-й авиационной дивизии, которые на самолётах По-2 днём и ночью перебрасывали горючее для танков.

Бои за освобождение Херсона. Март. 1944. Фото В. Н. Иванова

Тем временем на южном участке фронта успешно действовали войска 28-й армии. 11 марта её 2-й гвардейский механизированный корпус под командованием генерала Свиридова К. В. освободил Берислав. Продолжая наступать вдоль Днепра, войска 28-й армии 13 марта освободили Херсон. В боях за город отличились воины 49-й гвардейской стрелковой дивизии под руководством будущего командующего ВДВ полковника Маргелова В. Ф. и 295-й стрелковой дивизии под командованием полковника Дорофеева А. П.

В донесении Военного совета 3-го Украинского фронта Верховному Главнокомандующему от 10 марта отмечалось, что за 5 дней боевых действий войска фронта продвинулись от 10 до 60 км, освободили 200 населённых пунктов, разгромили семь вражеских дивизий, уничтожили до 9 тыс. солдат и офицеров, взяли в плен 825 человек, а в качестве трофеев захватили 175 орудий, 67 танков, большое количество другой техники и имущества противника. Группировка войск противника в составе 13 дивизий оказалась под угрозой окружения. Для его завершения требовалось быстрое выдвижение правофланговых соединений 8-й гвардейской армии в южном направлении. Но большая часть ее сил в это время была втянута в тяжелые бои с немецкими 29-м и 4-м армейскими корпусами в районах Владимировки и Баштанки. Здесь же с 12 марта был использован для отражения ударов врага 23-й танковый корпус. Сил только конно-механизированной группы для создания прочного внутреннего фронта окружения было недостаточно.[7]

Во второй половине дня 12 марта командование немецкой группы армий «А», осознав бесполезность попытки ликвидировать прорыв 46-й и 8-й гвардейских армий контрударами в районе Баштанки, а также, опасаясь окружения четырех корпусов в районе Березнеговатое, Снигирёвка, Баштанка, приняло решение отвести все силы 6-й армии на рубеж реки Южный Буг. Действуя в соответствии с этим решением, части 17-го и 44-го армейских корпусов противника сумели прорваться за Южный Буг и в направлении Николаева, бросив большую часть своей техники. Однако значительная часть зажатой в районе Березнеговатое, Снигиревка вражеской группировки была уничтожена.[7]

На правом крыле фронта войска 57-й и 37-й армий прорвали немецкую оборону и овладели крупными узлами железных и шоссейных дорог, населёнными пунктами Долинская и Бобринец.

Еще 11 марта Ставка ВГК уточнила задачу 3-го Украинского фронта. Его войскам предстояло с ходу форсировать Южный Буг, освободить Николаев, Херсон, в дальнейшем Тирасполь, Одессу и продолжать наступление в целях выхода на государственную границу. Развивая наступление вдоль правого берега реки, войска 28-й армии внезапно для врага форсировали реку Ингулец в ее нижнем течении и 13 марта освободили город Херсон, о чём было доложено в Генеральный штаб. 15 марта были освобождены Березнеговатое и Снигиревка.

Успешно действовали правофланговые 57-я и 37-я армии фронта. В ходе преследования отходящего противника они 12 марта освободили крупный узел железных дорог Долинская, а 16 марта – и узел дорог Бобринец.

17 марта 1944 г. командование войсками 3-го Украинского фронта доложило Верховному Главнокомандующему, что в ходе операции с 6 по 16 марта «фактически полностью разгромлена 6-я немецкая армия генерал-полковника Холлидт… Немцы потеряли пленными и убитыми 50 659 человек, 1218 орудий, 1012 миномётов, 274 танка, 192 штурмовых орудия и много другой техники».

Наступление продолжалось. Войска 57-й и 37-й армий вышли к Южному Бугу на участке Константиновка, Вознесенск, а войска 37-й армии после двухдневных упорных боев 24 марта освободили город Вознесенск, захватив важный плацдарм.

В полосе 46-й армии ценой огромных усилий частям 394-й стрелковой дивизии удалось форсировать Южный Буг в районе Троицкое и 19 марта овладеть сильным опорным пунктом противника в Андреевке-Эрделева. В упорных боях, отражая многочисленные контратаки противника, части 394-й стрелковой дивизии отстояли плацдарм, а в последующем и расширили его, создав благоприятные условия для развития наступления на этом направлении.

Однако форсировать Южный Буг во всей полосе наступления фронта с ходу не удалось. Противник, сумев отвести на правый берег реки в районе Николаева значительные силы, организовал на этом выгодном рубеже прочную оборону. Дальнейшее продвижение войск фронта было остановлено.

В ходе Березнеговато-Снигиревской операции 3-й Украинский фронт нанес тяжелое поражение немецкой 6-й армии, ее девять дивизий были разгромлены. Командующий 6-й армией генерал-полковник К. Холлидт 20 марта был снят с должности, а на его место назначен генерал З. Хенрици. В этот же день в передовой статье газеты «Правда» отмечалось, что вторая «6-я армия» повторила судьбу первой «6-й армии», прекратившей своё существование под Сталинградом. «Она, – подчеркивалось в газете, – вычеркнута Красной Армией из списков германских вооружённых сил».

Войска фронта продвинулись на 140 км, освободили значительную территорию Правобережной Украины между реками Ингулец и Южный Буг и заняли выгодное положение для нанесения последующих ударов по врагу на одесском направлении. Его общие потери за операцию составили около 30 тыс. человек.[7]

Продолжая преследование отходящего противника по всему фронту, 18 марта войска 3-го Украинского фронта вышли на подступы к Николаеву.

Характер операции

Для операции были характерны короткие сроки подготовки, решительное массирование сил и средств на направлении главного удара, умелое использование плацдармов для нанесения первоначального удара, одновременное с этим нанесение двух вспомогательных ударов, что обеспечило оперативно-тактическую внезапность перехода войск в наступление. В ходе операции была предпринята попытка нанесения удара в сторону фланга в целях окружения крупной группировки противника силами одного фронта. Огромную роль при этом сыграли действия конно-механизированной группы. Однако из-за неудачного распределения сил создать прочный фронт окружения не удалось. На его восточном участке действовало 2/3, а на западном только 1/3 стрелковых и кавалерийских дивизий.

Операция проводилась в сложных условиях. Рано начавшаяся весенняя распутица сильно затрудняла передвижение войск, доставку материальных средств, использование аэродромов. Войска вынуждены были наступать по бездорожью и форсировать с ходу вышедшие из берегов реки, проявляя при этом мужество и героизм.[7]

Итоги

В приказе Верховного Главнокомандующего от 1 мая 1944 г. были подведены основные итоги весеннего наступления Красной Армии, в том числе на Правобережной Украине. «В результате успешного наступления Красная Армия, – говорилось в нём, – вышла на наши государственные границы на протяжении более 400 километров, освободив от немецко-фашистского ига более 3/4 оккупированной советской земли. Родине возвращены металлургия Юга, руда Криворожья, Керчи и Никополя, плодородные земли между Днепром и Прутом. Из фашистского рабства вызволены десятки миллионов советских людей. Под ударами Красной Армии трещит и разваливается блок фашистских государств. Страх и смятение царят ныне среди румынских, венгерских, финских и болгарских союзников Гитлера».

Оценивая действия войск Красной Армии, Маршал Советского Союза И.С. Конев на разборе предшествующих операций 8 июня 1944 г. сказал: «Мартовские операции трёх Украинских фронтов войдут в историю как одни из лучших операций Великой Отечественной войны… Они были полной неожиданностью для противника».

Расчет противника на то, что советские войска не будут проводить крупномасштабные наступательные операции в условиях весенней распутицы и бездорожья, и ему удастся восстановиться после зимних неудач, не оправдался. Советское командование правильно оценило обстановку и решило не давать передышки врагу, а разгромить его группировку ещё до начала летней кампании.

Смелость и решительность замысла были умело воплощены в выборе направлений главных ударов фронтов в интересах достижения общей стратегической цели, в определении ближайших и последующих задач. На примере весенних операций хорошо просматривается алгоритм работы Ставки ВГК и ее представителей, Генерального штаба, командования фронтов при планировании и подготовке операций.

Ставка ВГК организовала чёткое взаимодействие трех Украинских фронтов, усилила их новыми формированиями, приняла меры для быстрого пополнения войск личным составом, боевой техникой, боеприпасами, горючим, продовольствием.

Подготовленная в короткие сроки Березнеговато-Снигиревская, как и Проскуровско-Черновицкая, и Уманско-Ботошанская операции, явилась примером операции на рассечение с широким использованием охватов противника в целях окружения. Войска умело прорывали оборону противника и осуществляли его преследования в тяжёлых условиях распутицы. Огромную роль в операциях продолжали играть подвижные войска. Одной из сложных задач, которую успешно решали наступавшие войска, было форсирование многочисленных разлившихся рек. Темпы наступления для таких условий были неимоверно высокие. «Войска 2-го Украинского фронта в труднейших условиях полной распутицы и бездорожья, – докладывал И.В. Сталину командующий войсками фронтом 26 марта 1944 г., – за 21 день на главном направлении с упорными боями прошли свыше 320 км». Это стало возможным благодаря умелому управлению командования, слаженности штабов и войск, выдержке, терпению и подлинного героизма советских воинов.

Советские войска, нанеся тяжелое поражение противнику, очистив междуречье Ингульца и Южного Буга и захватив плацдармы на правом берегу Южного Буга, заняли положение для непосредственного удара по николаевско-одесской группировке германских войск, создали условия для развития наступления в направлении Одессы и нижнего течения Днестра.

За образцовое выполнение боевых задач 14 наиболее отличившимся частям и соединениям были присвоены почётные наименования Новобугских, Херсонских, Бориславских.[7]

Потери

Германия

Немецкие войска понесли тяжёлые потери: 9-я танковая, 15-я, 294-я, 302-я, 304-я и 335-я пехотные дивизии потеряли половину личного состава и почти всё тяжёлое вооружение. 9-я танковая и 16-я моторизованная дивизии утратили боеспособность, а 125-я пехотная дивизия была расформирована[2]. В плен были захвачены 13 600 человек.

СССР

Нет данных о потерях советских войск в Березнеговато-Снигирёвской операции.

Результаты операции

Памятный знак в селе Березнеговатое (Николаевская область) в честь завершения Березнеговато-Снигирёвской операции

Несмотря на трудные условия весенней распутицы, войска 3-го Украинского фронта, нанесли поражение 6-й немецкой армии, продвинулись на запад на глубину до 140 км и освободили от оккупантов значительную часть территории Правобережной Украины[5]. Поражение в обороне привело к смещению со своих постов некоторых генералов вермахта. 20 марта был снят со своей должности К. Холлидт, а 31 марта — Э. Клейст.

Примечания

  1. 1 2 3 4 Великая Отечественная война. 1941—1945 гг. Справочное пособие/ Автор-составитель И. И. Максимов. — М.: Издательство «ДИК», 2005. ISBN 5-8213-0232-3
  2. 1 2 Грылев А. Н. Днепр—Карпаты—Крым. — М.: Наука, 1970.
  3. Наша Победа. День за днём — проект РИА Новости
  4. 1 2 3 Плиев И. А. Разгром «армии мстителей». — Орджоникидзе: Северо-осетинское книжное издательство, 1967.
  5. 1 2 3 4 5 А — Бюро военных комиссаров / [под общ. ред. А. А. Гречко]. — М. : Военное изд-во М-ва обороны СССР, 1976. — С. 450—451. — (Советская военная энциклопедия : [в 8 т.] ; 1976—1980, т. 1).
  6. Василевский А. М. Дело всей жизни. — М.: Политиздат, 1978
  7. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Владимир Хохлов. Березнеговато-Снигиревская операция 6—18 марта 1944 г.. Дата обращения 5 июня 2020. Архивировано 31 марта 2018 года. (CC BY 4.0)

Литература

Источники и ссылки